ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты мне больше не указ, Морган! – нагло заявил Кармин. – Вот это видел? Кольцо Бальдра на моей руке! Теперь я властелин кольца! И я намерен взять власть в Алом клане в свои руки… Ты изжил свое!

– Так, значит, клану, который чахнет под пятой тирана, нужен новый лидер? Молодой и энергичный?

– Да! И я к этому способен! А тебя, старик, пора отправить на свалку!

– А ведь именно я научил тебя всему, что ты знаешь.

– Ну это еще не столь неоплатное благодеяние. Вот если бы ты научил меня всему, что знаешь ты!

– А это вообще возможно? Как ты полагаешь, сопляк? – Голос Моргана стал еще более резким. – Ты обнаглел и посмел встать против своего учителя, потому что слишком уж уповаешь на кольцо Бальдра. Может, явишь нам силу кольца, чтобы доказать, что ты его властелин?

– Ну что ж, ты сам напросился! – заявил Кармин. – Со мной сила Бальдра! Пусть этот глупый старик разлетится на сто частей!

Маргарита зажмурилась, ожидая взрыва и всех ужасных последствий, которые последовали бы за таким пожеланием.

Но ничего не случилось. Вернее, случилось, но совсем не то, на что рассчитывал самозваный властелин кольца. Кольцо Бальдра завибрировало на пальце Кармина и стало нагреваться, раскаляясь докрасна. Кармин взвыл от боли и невольно затряс рукой. А кольцо, легко соскользнув с его пальца, мгновенно остыло, подлетело к Маргарите и само собой наделось на ее палец, не делая никаких попыток обжечь прежнюю хозяйку.

– Ну ты убедился, кто властелин кольца? – усмехнулся Морган. – Или по-прежнему будешь пытаться приказывать чужому кольцу, кого следует разрывать на части? Ты – дурак, мальчишка! Я мог сделать из тебя сильного чародея, одного из самых сильных в мире. А ты променял этот шанс на пустую побрякушку. Начинающий чародей не должен совершать столь непростительных ошибок! Я ведь предупреждал, что кольцо сохраняет свою силу и власть, только если прежний хозяин подарил его тебе сознательно и добровольно. Слышишь, совершенно добровольно, а не под воздействием чар послушания! Да, кстати… Я лишаю тебя магической силы, щенок.

– Чьей властью? – хрипло выдавил Кармин. События приняли неожиданный для него оборот, и он растерялся…

Морган ответил ему бесстрастным взглядом своих прозрачных зеленых глаз. На этот раз в них даже не плескалось внутреннее пламя, заметное в минуты вдохновения.

– Чьей властью, спрашиваешь? Своей! Иная мне и не требуется.

– Но это идет вразрез со всеми правилами. С каких это пор волшебники имеют право оказывать подобное воздействие на суверенные личности своих коллег?

– С тех самых, как коллеги позволяют себе столь грубые нарушения магического кодекса. Впрочем, если тебе угодно, ты можешь считать мои действия грубым произволом. Попробуй-ка их обжаловать.

После этого он извлек из складок одежды свиток и протянул его Маргарите. Это были те самые руны, что привели беоритов к послушанию, сыграв при этом злую шутку с молодой колдуньей.

– Прочтите заклинание еще раз, леди, – посоветовал Морган. – Повторное заклинание изничтожит действие первого.

А ведь этого боялся и Гарольд-Кармин, боялся еще тогда, когда втягивал Маргариту в опасную игру. Он сказал тогда: «Главное, не забыть, что заклинания нужно произносить только один раз. Повторное заклинание может нейтрализовать первое».

Ну что ж, впредь Маргарита будет умнее. Она быстро прочла текст заклинания и, не обращая внимания, что Морган протянул руку за свитком, повторила магические слова еще раз.

На лице старого чародея, обычно подчеркнуто бесстрастном лице, отразилась сложная гамма чувств – такой предусмотрительности от молодой ведьмы он явно не ожидал.

– Простите, сэр Морган, я должна была подстраховаться, – откровенно объяснила свои действия Маргарита. – Я хорошо усвоила, что, произнеся этот текст, попаду в зависимость к тому, кто дает мне свиток. Избавляясь от власти Гарольда, я вовсе не хотела бы попасть под вашу волю. Так что пришлось нейтрализовать не только первое заклинание послушания, но и второе.

– Я не перестаю поражаться вашему уму, юная леди, – галантно ответил Морган. – Но неужели вы могли подумать, что я посмею использовать вашу неосторожность в своих целях?

– Еще раз прошу прощения, но мне все же разумнее проявлять осторожность, – сдержанно ответила Маргарита, утратившая вкус к излишней доверчивости. – Я убедилась, что люди способны на многое…

– По отношению к вам, леди, лично я готов проявлять лишь самые благородные чувства, – заметил Морган, выхватил кинжал атаме и сделал несколько резких движений клинком в пространстве, разделяющем Кармина и Маргариту.

– Леди Маргарита, теперь вы можете быть уверены, что все остаточные чары послушания, как любые другие магические и астральные связи, между вами и этим человеком исчезли. Вы полностью свободны от него!

– Хорошо, с вашего позволения, буду уверена. Если только в этом мире хоть в чем-то можно быть уверенной. Спасибо за заботу.

И тут Маргоша ощутила в своей душе совершенно неожиданный и нехарактерный для себя порыв – в каком-то смысле последние события и вправду заставили ее переродиться. Она подошла к бывшему Гарольду и от души влепила ему пощечину. Ей редко доводилось поднимать руку на других людей, но этот удар, в который было вложено много разнообразных чувств, она нанесла от души. Гарольд дернулся, но никак не ответил на оскорбление действием, лишь взглянул на Марго затравленным взглядом.

– Браво! Вы вновь восхищаете меня! Но этого мало, леди! – усмехнулся Морган. – Молодого мерзавца ждет более суровое наказание…

– Как, и его тоже? – спросил кто-то знакомым голосом за спиной Маргариты.

Это был неизвестно откуда взявшийся Роман.

В следующую минуту все заговорили одновременно и весьма экспрессивно, как в итальянском дворике из фильмов эпохи неореализма.

– Кого же еще?! – вскричал Морган.

– Я ни в чем перед вами неповинен! Я еще не совершил преступлений! И в клятве, которую я давал при вступлении в клан, ничего нет о таких поступках! За что же меня наказывать? – заголосил Кармин, услышавший о собственных перспективах.

– А откуда ты тут взялся? – Маргарита, пытаясь перекричать мужчин, адресовала свой вопрос Роману, на что он совершенно искренне ответил:

– Ветром занесло!

ГЛАВА 42

Когда все немного успокоились и стали снова говорить поочередно, выяснились следующие обстоятельства.

Роман, несмотря на размолвку с Маргошей, продолжал заниматься ее делами и в поисках приставленного к ней человека Моргана (от которого не ждал добра) случайно выявил «агента» мессира Реми. Такой вот побочный эффект у расследования получился.

Оказалось, сексотом Реми был лорд-библиотекарь Камелота сэр Венделл, попавший у идальго под подозрение благодаря настойчивому желанию отправить Маргариту из относительно безопасного Камелота в другой мир. Мир Арконы, диковатый и легко доступный для враждебного проникновения мессира Реми.

– Не верится, что он мог! – покачала головой Маргарита. – Такой милый, интеллигентный человек.

– Дорогая леди, как вы сами недавно заметили, люди способны на многое. Как в плохую, так и в хорошую сторону, – вмешался Морган. – Но чаще их тянет в плохую, это я по собственному опыту знаю.

Дело было в том, что Венделл проводил слишком много времени на работе, в служебном помещении камелотской библиотеки. Фонды же библиотеки были довольно своеобразными: она славилась обширной подборкой литературы по вопросам магии, и в особенности коллекцией гримуаров.[10]

А заклинание всегда остается заклинанием, даже если оно заключено в строки на пергаменте… Заклинания, пусть молчаливые, дремлющие, обладают потенциальным могуществом и становятся источником неконтролируемой магической энергии, и там, где концентрация этой энергии превышает предельно допустимые нормы, пребывать весьма опасно.

– Ты, вероятно, и сама замечала, как, работая с книгами, невольно впитываешь заключенную в них информацию, – напомнил Роман Маргарите. – Даже если у тебя нет времени читать книгу от корки до корки, какая-то часть отраженных в ней знаний все равно осядет у тебя в мозгу, если ты хотя бы подержишь книгу в руках. А чародейные книги испускают магию, и она может заставить человека переродиться.

вернуться

10

Гримуар – свод старинных заклинаний, обычно рукописных.

79
{"b":"12195","o":1}