ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так вот, может быть, это как раз щур нашего рода и является в доме? – предположила Анна. – Хорошо бы узнать, из-за чего он не может обрести покой и не нужна ли ему помощь… Следовало бы это как-нибудь выведать!

Елена Сергеевна медленно стянула с головы компресс. У нее, похоже, не было никакого желания познакомиться с призраком-щуром поближе, чтобы выведать его тайны.

А Аня уже рассуждала о том, что опытный медиум смог бы установить с призраком контакт и узнать, что же так тяготит несчастного и почему он не в силах обрести покой и уснуть вечным сном. Можно пригласить какого-нибудь знающего человека из московского спиритического общества в Привольное, ведь данный случай наверняка представляет большой интерес для ученых-спиритов…

– Анюта, ради бога, только никаких спиритических сеансов, – перебила ее госпожа Хорватова. – Я ничего не имею против такого милого и заботливого привидения, находящегося к тому же с тобой в родстве… Но искать с ним более близкого знакомства – нет уж, уволь. И вообще, немедленно перестань говорить о призраках, иначе они мне приснятся. Даже страшно подумать, в каком образе они явятся в моем сне. Может быть, в образе вампиров? Что-то здешняя жизнь и без того сильно смахивает на готический роман… Пойдем-ка, моя дорогая, по своим комнатам и попытаемся хоть немного отдохнуть. Скоро уже светать начнет, а мы толком еще и глаз не сомкнули…

– Так ты что, советуешь забыть о призраке, который является в моем доме? Не обращать на него никакого внимания и дело с концом? – возмутилась Аня.

– Ну что ты? Я вообще не люблю давать советы. Это препротивнейшее и совершенно бесполезное занятие, – ответила, слегка покривив душой, Елена Сергеевна, направляясь к своей спальне.

Аня не нашлась с ответом. Да и что можно было ответить на столь бесспорное утверждение? К тому же и вправду пора хоть немного поспать…

ГЛАВА 10

Елена

Приняв снотворное в виде пары рюмочек выдержанного арманьяка, я уснула сразу же, как только забралась под свой помпезный балдахин и коснулась головой подушки.

Но зловредные привидения, несмотря на мое сегодняшнее презрение к ним, все же решили не давать мне покоя. Ладно бы еще шастали по дому, гулко печатая шаги и стеная… Усталый человек мог бы их и не услышать, и пусть бы себе вволю резвились на досуге без помех.

Но двигать по ночам мебель у меня над головой, прервав долгожданный, так толком и не начавшийся сон, было со стороны духов более чем бессовестно. Здешний щур мог бы проявить побольше гостеприимства к даме, вынужденной поселиться под крышей его мрачного дома!

Я проснулась в большом раздражении, прислушалась к непонятным звукам и снова заподозрила, что весь загадочный шум скорее всего отнюдь не метафизического происхождения. Боюсь, это именно так и есть, и неугомонный щур тут совсем ни при чем…

Мне снова вспомнилось, что вазон, в котором должен был валяться запасной ключ от дома, пуст (надо срочно купить в ближайшей скобяной лавке новый замок и пригласить какого-нибудь слесаря для врезки).

Но, с другой стороны, этот шум наверху наводит на некоторые раздумья… Какова практическая цель тайного визитера? Чем это он занимается там, наверху? Двигает мебель, чтобы стало по-уютнее? Проникнуть под покровом ночи в чужой дом, чтобы навести порядок на чердаке, – это, ей-богу, как-то противоестественно. Но что может понадобиться живому человеку ночью среди старого барахла? Что он там потерял?

В надежде сохранить остатки здорового скептицизма я снова вытащила из-под подушки верный браунинг и, двигаясь по возможности бесшумно, прокралась в конец коридора к лестнице. Mille tonnerress! Анюта мне не солгала!

По ступеням спускалась плохо различимая без света мужская фигура, растаявшая внизу в темноте холла. Через минуту хлопнула входная дверь.

Облокотившись на перила и глядя туда, где исчез ночной гость, я ошеломленно застыла. Самые невероятные мысли лихорадочно прыгали в моей голове. Что же следует предпринять в таких из ряда вон выходящих обстоятельствах? Упасть в обморок? Глупо, да и опасно – того гляди, перекинешься через перила лестницы и покатишься вниз… Так и покалечиться недолго.

В конце концов я созрела для нечеловеческого крика и уже набрала в легкие побольше воздуха, но тут меня посетила весьма рациональная мысль: а будет ли от этого толк? Ну перебужу весь дом (весь дом – это Аня и няня, беспокоить которых было бы верхом эгоизма!), а зачем? Разве они смогут мне чем-то помочь? Зря только перепугаю…

К тому же и ужаса особого я не испытывала, чтобы голосить в ночи, скорее – сильное удивление. Может быть потому, что лимит нервных потрясений был на сегодня исчерпан (ведь всему же должна быть мера, иначе мне давно уже следовало отправиться к психиатру!). А может быть потому, что явление призрака не сопровождалось эффектами, характерными для пришельцев из потустороннего мира, и я не могла этого не заметить. Могильным холодом не веяло, леденящий душу страх не сжимал мое сердце, неземное сияние по дому не разливалось и нечеловеческие голоса не звучали…

И хотя мужская фигура всего лишь на миг мелькнула передо мной в темноте, я бы не взялась утверждать, что это некая эфемерная субстанция. Так кто же это такой?

Проклятье! Если бы удосужилась встать с постели чуть раньше, сразу, как только услышала шум, то смогла бы подкараулить загадочного визитера и встретить его на ступенях лестницы лицом к лицу.

Да, именно лицом к лицу! Внутренний голос подсказывал мне, что у него обычное человеческое лицо, а отнюдь не череп с провалившимися глазницами или что там еще носят вместо лица гости из мира мертвых…

Конечно, можно было бы выстрелить в ночного пришельца из браунинга. Привидению выстрел не повредит, а вот земной злоумышленник свалится замертво. По крайней мере сразу станет ясно, дух это или человек. Ведь такое дело нельзя оставлять на волю случая.

Да, выстрелить можно было бы, но… но я как-то не готова совершить убийство… И кому, собственно, будет легче, если наутро в доме Анны найдут труп, приедет полиция, и меня арестуют, закуют в кандалы и бросят в застенки? Нет уж, увольте, такой радости я своим врагам нипочем не доставлю!

Я еще немного постояла на лестнице, вглядываясь в окружающий меня полумрак, и тут мне в голову пришла гениальная (да-да, гениальная, не побоюсь этого слова!) по своей простоте идея. Стрелять нужно не из браунинга, а из рогатки! Именно что из рогатки! Камень, пущенный меткой рукой, для призрака опять же безвреден, а для человека весьма ощутим, хотя убить и не убьет.

В детстве мне не раз доводилось играть с мальчишками, которые посвятили меня во все тонкости производства рогаток. И я вполне могла вспомнить полученные от них уроки, вот только качественной резиной следовало бы где-то разжиться…

Вернувшись в свою комнату, я погрузилась в мечты, обдумывая каждую деталь своего плана. Итак, пожалуй, придется пожертвовать новой резиновой грелкой, приобретенной в аптеке Феррейна на Никольской, – на войне как на войне, иной раз и потеряешь нечто, дорогое твоему сердцу.

В следующий раз, вооружившись рогаткой, устрою засаду на настырного духа и засвечу ему камнем между лопаток. Посмотрим, как наш ночной гость отнесется к моему нападению…

Может быть, с настоящими духами и нельзя вести себя с подобной бесцеремонностью, но мне кажется, им-то это как раз все равно, бестелесной оболочке боли не причинишь.

Так что, если камень, не встретив преграды, пройдет сквозь загадочного визитеpa и полетит себе дальше, стало быть, ничего не попишешь – видение оно видение и есть.

А вот если нас пугает некий господин вполне земного обличил – о, ему дорого обойдутся его проказы. Камень в спину – заслуженное наказание, и церемониться тут нечего. Не для того я оставила все дела в Москве, чтобы терпеть здесь подобные шуточки.

Задремать мне удалось уже утром, когда ясные рассветные лучи наполняли комнату. Но своим планом я была весьма довольна и мысленно уже рисовала себе великолепную ореховую рогатку с красной фабричной резиной. Как вложу в нее камушек, да как растяну…

18
{"b":"12196","o":1}