ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 19

Анна

Анна уже совсем извелась в офицерском обществе, когда на пороге беседки появилась госпожа Хорватова под руку со штабс-капитаном Салтыковым, лицо которого после ночной драки было украшено ссадинами.

Но то, что и у всех прочих мужчин обнаружатся на лицах подобные украшения, для Елены Сергеевны явно оказалось сюрпризом. Переводя взгляд с одного гиреевского пациента на другого, она непосредственно воскликнула:

– Господа, вы что, на досуге развлекаетесь кулачными боями?

Офицеры со смехом принялись пересказывать ей свои истории, а Анна, воспользовавшись общей суматохой, тихонько прошептала одними губами:

– Леля, поедем наконец домой!

Елена Сергеевна тут же сумела изящно прервать общий разговор, и дамы сочли возможным откланяться. Салтыков, провожаемый завистливыми взглядами офицеров, усадил женщин в экипаж, получил долгожданное приглашение в Привольное и пообещал прибыть туда не позднее нынешнего вечера, чтобы обеспечить обитательницам усадьбы защиту и поддержку.

Коляска, радостно встреченная бродячими собаками, огласившими окрестности громким лаем, покатила по разбитой дороге.

– Леля, я сегодня безумно устала, хотя вроде бы ничего особого и не делала, – призналась Аня. – Наверное, было слишком много волнений. Когда постоянно живешь на нервах, устаешь так, словно камни таскать пришлось…

– От усталости такого рода хорошо помогает перемена занятий, – отозвалась госпожа Хорватова. – Что-нибудь захватывающе интересное… У меня появился один план! Ты говорила, что в закрытом крыле дома есть большая бальная зала с круглыми колоннами вдоль стен. Давай заглянем туда и посмотрим, не совпадет ли ее устройство со схемой твоего дедушки. Вдруг круги на плане – это колонны бального зала, и клад припрятан в тайнике, устроенном под одной из них? Это ведь не так уж и сложно – вынуть несколько паркетин и опустить ларец в подпол. А потом восстановить паркет – и никто ни о чем не догадается. Твой дед вполне мог поступить именно так. Попробуем простучать полы под колоннами? Глядишь, тайник и обнаружится. Нужно же наконец узнать, куда граф припрятал ларец с драгоценностями…

Аня хотела было возразить, что в зале наверняка пыльно и грязно и хорошо бы сегодня отдохнуть, а на разведку в необитаемое крыло дома лучше отправиться как-нибудь утром, со свежими силами… Но вдруг ей показалось, что поиск сокровищ – и вправду захватывающе интересное дело, не терпящее никаких отлагательств. Наверное, азарт и энергия, присущие Елене Сергеевне, успели заразить и молодую хозяйку дома…

По приезде в Привольное дамы сразу же, вооружившись дедовским планом и связкой ключей, отправились в путешествие по старым графским покоям.

Открыть высокую двустворчатую дверь, украшенную резьбой с потускневшей позолотой, оказалось не так-то просто – ключ насилу повернулся в старом замке.

– Эту дверь давно никто не открывал, – извиняющимся голосом пролепетала Анна, распахивая створки.

– Зато есть надежда, что такой тугой замок не захлопнется сам собой, как только мы войдем внутрь. Прочие двери в твоем доме имеют тягу к подобным шуточкам. А этот замок нужно смазать, только и всего, – заметила Леля, с интересом осматривая парадные покои старой усадьбы.

Бальная зала, весьма величественная, даже под слоем пыли сохраняла черты аристократического убранства. Колонны, отделанные под мрамор; наборный паркет из редких пород дерева (насколько можно было это рассмотреть под покрывшим его сором); в простенках между окнами – высокие зеркала, отражавшие некогда, дробя золотыми огоньками пламя сотен свечей, весь блеск проходивших здесь балов; на хорах устроено место для оркестра…

Ане показалось на секунду, что сквозь нынешнее запустение проступают призрачные картины прошлого – дамы и кавалеры в нарядах ушедшего века кружатся по паркету в танце и даже звуки музыки доносятся откуда-то издалека… Ей захотелось на что-нибудь присесть и сделать пару глубоких вдохов, чтобы успокоить расшалившееся воображение.

Но Елена Сергеевна, успевшая пройти в смежное фойе, где размещалась галерея портретов в золоченых рамах, окликнула Анну из-за двери и отвлекла от видений своими вопросами.

– Это твои предки, Анюта? – поинтересовалась она, разглядывая портреты. – Надо сказать, все представители вашего рода обладали внушительной внешностью. Но вот манера письма старых мастеров отличается своей спецификой – кажется, что все твои прадеды страдали жесточайшей простудой. У всех почему-то красные носы и глаза словно бы слезятся… Какой статный генерал! И вся грудь в крестах. Кто он? Герой кавказских войн? Сподвижник Ермолова? Да, судя по всему, абрекам нелегко с ним приходилось.

Елена Сергеевна перешла к противоположной стене и остановилась у большого парадного портрета, исполненного в манере XVIII столетия.

– А вот этот куртуазный красавец в парике и бархатном камзоле наверняка и есть фаворит императрицы – у него во взгляде, несмотря на общую для вашего рода болезненную влажность, сквозит нечто призывное, что не могло остаться незамеченным государыней Екатериной. У старушки в таких делах был глаз наметан.

Но Анна, застывшая в дверях, ничего не отвечала, и Елене Сергеевне пришлось отвернуться от портретов старосветских вельмож, чтобы взглянуть в лицо их наследнице.

Держась рукой за колонну, побледневшая Аня указывала на портреты и силилась что-то сказать, но губы ее плохо слушались.

– Боже, что с тобой, дорогая? – кинулась к ней Елена Сергеевна.

– Леля, здесь кто-то был! – прошептала наконец хозяйка дома.

Госпожа Хорватова, не забывавшая о практической стороне вещей, принесла стул, отряхнув и обдув его, насколько возможно, от пыли, усадила Аню и только после этого спросила:

– Что значит – кто-то был? Тебя опять испугало привидение?

– Нет, не привидение… Леля, тут и вправду кто-то побывал! Эти портреты… они ведь были закрыты полотнами от пыли и солнечного света, а теперь все покровы с них сброшены. Часть рам висит криво, а два портрета вообще сняты со стен… Посмотри, куртуазный красавец, как ты его называешь, почему-то стоит на полу. А стена на том месте, где он прежде висел, прямо под крюком разбита… Смотри, смотри, и паркет в углу кто-то разобрал. И в том дальнем углу тоже. И за колонной…

Елена Сергеевна быстро пробежала вдоль стен, осматривая каждый закоулок.

– Ты права, – сказала она, вернувшись к Ане, не нашедшей сил встать и по-прежнему сидевшей на стуле у входа. – Паркет кое-где разобран и штукатурка местами отбита. А главное – я нашла застывший воск, накапавший с чьей-то свечи, и несколько следов мужских сапог. По виду следы довольно-таки свежие. Последнее время было дождливо, и наш тайный посетитель влез неподалеку от усадьбы в глинистую лужу, а потом принес мокрую глину на подошвах в дом… Полагаю, это не призрак – призракам ни к чему шастать по лужам под дождем!

– Няня говорила, что порой на лестнице появляются сами собой невесть чьи следы,

– отозвалась Аня. – Но она списывает это на проделки покойного дедушки.

– Сдается мне, что дедушка, мир его праху, тут вовсе ни при чем и следы образовались отнюдь не сами собой… Если мы поищем запасной ключ от этой двери, то скорее всего не найдем. Его уже кто-то прибрал… И ты ошибаешься, утверждая, что дверь в парадные покои давно не открывали… Видишь, как все, оказывается, просто – когда нас тревожит загадочный стук, который так легко принять за проявление потусторонних сил, на самом деле некто сбивает штукатурку в дальнем крыле дома. И ведь не зря же – этот некто здесь явно что-то искал…

– А что он мог искать? Что? Неужели он тоже хочет обнаружить тайник с драгоценностями моего прапрадеда? – воскликнула Аня, вскакивая со стула.

– Похоже на то, – задумчиво ответила Елена Сергеевна. – Ума не приложу, каким образом, но кому-то еще стала известна тайна твоих предков. Надеюсь только, что он пока не нашел то, что ищет, и мы сумеем его опередить.

39
{"b":"12196","o":1}