ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С этими загадочными словами про нападение со спины Елена Сергеевна извлекла откуда-то два пучка сухих трав и прицепила их к поясу.

Аня и Валентин переглянулись. Леля явно была не в себе. Ладно еще, что она не желает демонстрировать перед знакомыми своих мистических действ, это-то как раз объяснимо. Но почему она боится нападения со спины? Странно все это, странно! Наверное, усталость и хроническое недосыпание сказывается.

Валентин, чтобы успокоить ее, обошел вокруг дома дозором и доложил, что Степанчикова нигде не наблюдается. Это было кстати.

Леля попросила у кухарки большой хлебный нож, окропила его из бутылочки, начертила ножом на земле у крыльца дома круг и попросила Валентина поточнее определить, где север.

– Кажется, в лесу нужно смотреть на мох, покрывающий стволы деревьев, если ищешь север. Но на парковых липах не так уж много мха, – извиняющимся голосом произнесла она, стоя с ножом в руке над своим кругом.

Заинтригованный Валентин извлек из кармана маленький компас в замшевом чехольчике и указал, где расположены стороны света. Леля нанесла на землю соответствующие пометки и расставила четыре белые свечи, после чего вошла в круг, принялась бить земные поклоны и шептать слова неизвестной молитвы, помянающей имена святых евангелистов.

– Леночка, с такими номерами нужно выступать перед богомольцами в Сергиевом Посаде. Если ты когда-нибудь, не приведи того, Господи, разоришься, – хмыкнул Салтыков, – сможешь собирать неплохую милостыньку, представляя свои мистические этюды на площади перед лаврой.

– Я бы попросила подобные комментарии впредь держать при себе, – заметила Леля. – Если уж я это все проделала, то вовсе не для того, чтобы кого-нибудь позабавить. Ну что ж, господа, теперь будем ждать помощи от хранителей Божьих тайн, а пока предлагаю поднять по бокалу за нашу удачу.

– Ой, за вином нужно спуститься вниз, в погреб, – виновато подала голос Аня. – Все, что мы вчера принесли, уже кончилось…

– Ничего, я спущусь, – Елена Сергеевна прихватила свечу и связку ключей. – Только если я задержусь там слишком долго, отправляйтесь мне на выручку. Вдруг дверь снова сама собой запрется или еще что-нибудь произойдет…

– Леля, ты травы с пояса сними, – посоветовала Аня. – Что ты ходишь, как дикарь. Они же тебе мешают.

– Нет-нет, это не простые травы. Это спрын-трава и «петров крест». Сычиха пообещала, что от этих трав мне будет помощь и защита.

Аня и Салтыков посмотрели Леле вслед с некоторым сожалением. Просто никак нельзя было не заметить всех проявившихся в ее поведении странностей.

– Леля всегда была такой здравомыслящей, хотя ее и считали несколько эксцентричной, – заговорила наконец Анна. – Не понимаю, что теперь с ней происходит. Она здесь слишком много работает и сильно устает, не высыпается, да и понервничать изрядно пришлось. Но я не думала, что это все так повлияет на ее рассудок… Как мы сможем смотреть в глаза ее мужу, если у Лели разовьется душевная болезнь? И мы будем в этом виноваты…

В ожидании Елены Сергеевны Анна и Салтыков прошли в столовую и приготовили бокалы. Но Леля с обещанной бутылкой вина все не приходила и не приходила.

– Пожалуй, придется спуститься в погреб и посмотреть, что там случилось, – заметил Валентин. – Елене давно пора было вернуться…

– Я с тобой! – воскликнула Аня, не желавшая оставаться в одиночестве. – Неужели там опять происходит нечто, связанное с мистикой?

– Ну почему обязательно связанное с мистикой? – пожал плечами Валентин. – Может быть, Леночка всего лишь подвернула ногу. Или пламя ее свечи задуло сквозняком, и она меделенно, ощупью ищет вино впотьмах.

ГЛАВА 26

Елена

Я спустилась в винный погреб, занятая своими мыслями – где же все-таки может быть этот проклятый клад… Никогда не думала, что кладоискательство, прежде казавшееся мне всего лишь темой, достойной пера Стивенсона, и в реальной жизни окажется столь же захватывающим делом.

Итак, я сделала все, чтобы разрушить охраняющие графский клад чары. Если заклятье старой Сычихи и вправду подействует, клад должен нам каким-нибудь образом открыться… Вот только каким? Ну да уж высшие силы наверняка сами что-нибудь придумают.

Господи, о чем это я? Неужели здешние странные места стали оказывать пагубное влияние на мою психику и я медленно схожу с ума? А я ведь прежде имела нахальство гордиться своим здравомыслием!

Ладно, сейчас на очереди маленькое практическое дело – выбрать из неисчислимых запасов бутыль с подходящим для нашей компании напитком, а о мистических тайнах можно пораскинуть умом и после, на досуге.

Погромыхав связкой ключей, я вставила в замок знакомый ключ с витой головкой и распахнула дверь. Пламя моей свечи дрогнуло и потянулось внутрь погреба. На всякий случай я заложила в дверной проем, поближе к притолоке, связку с ключами – она не даст двери захлопнуться от сквозняка.

В этот раз внутреннее убранство погреба можно было рассмотреть гораздо лучше – кроме огонька свечи, слегка разогнавшего тьму, в него проникали еще и тонкие снопики света из маленьких вентиляционных отверстий под потолком. На улице-то как-никак белый день…

Я осмотрела стены, уставленные огромными старинными бочками. Вероятно, они установлены здесь в незапамятные времена. Небось и пресловутый Анин щур их помнит, а уж при дедушке – балканском герое они точно были… Ой, мамочки, что-то мне эти бочки напоминают… И я уже понимаю, что именно!

И тут у меня перед глазами, словно на экране кинематографа, развернулся чертеж покойного графа, тот самый, с загадочными кругами (я так часто разглядывала эту бумагу, что могла воспроизвести ее даже с закрытыми глазами).

Ну, конечно, если эти бочки нарисовать на схеме в виде кругов (а как иначе? цилиндры делали бы разгадку клада слишком очевидной!), то все совпадает! Сколько их тут? Одна, две, три, пятая, восьмая… Ей-богу, если граф не зарыл дедовское сокровище в собственном винном погребе, то меня можно считать полной идиоткой (а хочется верить, что это не так!).

Впрочем, пожалуй, некоторые основания заподозрить меня в идиотизме все-таки найдутся – иначе столь очевидная вещь пришла бы мне в голову раньше. Надо же, искать сокровище где угодно, не вспомнив о том, что находится буквально под самым носом!

Чувствуя, как от лихорадочного возбуждения путаются мысли, я кинулась наверх…

– Леля, мы уже заждались! Хотели пойти поискать тебя в погребе, думали, снова что-то случилось, – с тихим упреком сказала Аня. – А где же вино? Ты забыла взять бутылку?

– Что? Вино? К черту вино! – Сумбур в моей голове был чреват приступом косноязычия, и мне потребовалось несколько секунд и два-три глубоких вздоха, чтобы взять себя в руки. – Валентин, бери заступ. Пойдемте в погреб, мои дорогие. Я кажется знаю, где Анин дедушка зарыл ларец с дарами императрицы.

– Боже, Леночка, неужели твои мистические обряды и молитвы с севера на юг подействовали? Тебе что, удалось расколдовать заговоренное сокровище? – недоверчиво хмыкнул Салтыков.

– Потом, потом, обо всем поговорим после, – невежливо перебила я старого приятеля, уверенная, что сейчас мне простят все что угодно. – Я сама еще ни в чем до конца не уверена, но давайте все же поторопимся! Так, белая свеча, спрын-трава и «петров крест» у меня с собой… Да, запомните, пока мы будем искать сокровище, нельзя разговаривать и оглядываться назад. Аня, слышишь, это особенно важно – ни в коем случае не оглядывайся назад и не смотри на то, что у тебя за спиной! И еще – не удивляйтесь, если я вдруг начну читать долгие молитвы. Это вовсе не потому, что я собираюсь впасть в религиозный экстаз. Просто так надо. Это обязательная часть старинного обряда! Ну что ж, господа, вперед!

– Как скажете, мадам ясновидящая, – поклонился Валентин. – Одной лопаты нам хватит?

– Надеюсь, да.

Вереницей, один за другим мы спустились в подвал. Постучав по бочке, под которой, как мне казалось, должен скрываться клад (на плане в этом самом месте на круге стоял крест), я обнаружила, что она пуста.

50
{"b":"12196","o":1}