ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это мое дело!

— Оно закрыто, и ты свободен. Что тебя не устраивает?

Спрингер огляделся вокруг, как человек, собирающийся разгласить важную государственную тайну, и, наклонившись к уху Ковача, прошептал:

— Дело не закрыто.

— Из-за БВД? — громко осведомился Ковач. Спрингера передернуло.

— Но к тебе-то у них нет претензий, Кэл? — спросила Лиска. — Ведь не ты же подбросил часы?

— Я ничего не делал!

— Это твой обычный метод расследования, — усмехнулся Ковач.

Спрингер сердито уставился на него:

— Я провел расследование по всем правилам! У Верма ко мне нет никаких претензий, и у БВД тоже.

— Тогда какие у тебя могут быть претензии ко мне? — спросил Ковач.

Спрингер набрал в легкие побольше воздуха:

— Не лезь в это, Ковач. Дело закрыто.

— По-моему, ты сам еще не решил, Кэл, закрыто оно или нет. — Ковач заметил, что Лиска наблюдает за Спрингером с напряженным вниманием. Казалось, ей неприятно видеть, как он нервничает. — Лейтенант из БВД сказала мне, что убийством Кертиса пока не занимаются, потому что следователь погиб.

— Знаю. — Спрингер снова настороженно огляделся, краска сбежала с его лица. — Скверная история. Самоубийство.

— Да, так говорят.

Спрингер нахмурившись посмотрел на него:

— Что значит “говорят”?

Ковач пожал плечами:

— Ничего — просто оборот речи.

Несколько секунд Спрингер молчал, словно взвешивая свои шансы. Наконец его плечи обмякли, и он тяжело вздохнул:

— Мне вовсе не улыбается, что БВД липнет к моей заднице. Я баллотируюсь в председатели профсоюза…

— Тогда БВД должно обеспечить тебе легкую победу.

— Только если парни вроде тебя за меня проголосуют. У меня большие планы на будущее, Ковач. Я играю по правилам и забочусь о своей репутации. Пожалуйста, не порть ее мне.

Ковач наблюдал, как Спрингер, идя к выходу, снова налетел на ту же официантку. Его мысли явно пребывали далеко от бара “Патрик”.

— “По правилам”! — фыркнул Ковач. — В какой книге он вычитал эти правила? В “Пособии по расследованию убийств для недоумков”?

Лиска не ответила. Она тоже смотрела на Спрингера, но ее взгляд казался устремленным в неведомую даль. Ковач протянул руку и постучал ей по плечу.

— Оставь его в покое, Сэм, — обернувшись, сказала Лиска. — Спрингер честный парень. Он не заслуживает того, чтобы БВД без всяких оснований портило ему жизнь.

— Если он что-то знает, то я тоже должен это знать.

— Предоставь его мне.

Ковач внимательно посмотрел на нее, и Лиска отвела взгляд. Она выглядела четырнадцатилетней девочкой, которую тяготит страшная тайна — вроде той, что капитан футбольной команды пьет пиво и курит сигареты. Потянувшись за последним кусочком картошки, она окунула его в остаток кетчупа.

— Что с тобой? — тихо спросил Ковач.

Ее рот скривился в подобии улыбки.

— Наверное, это гормоны. Хочешь оказать помощь?

— Если твои гормоны бунтуют из-за Кэла Спрингера, я с удовольствием окачу тебя ледяной водой.

— Не надо. Я только что поела. — Лиска поморщилась. — И ночь была долгой, и день выдался утомительным. Мне пора домой.

— Я думал, ты не хочешь иметь ничего общего с БВД.

— Конечно, не хочу, — отозвалась она, собирая свои вещи. — Но это не помешает мне вытянуть сведения из Спрингера. Он тоже не хочет иметь с ними дела.

— Ну, желаю успеха.

Ковач чувствовал, что Лиска о чем-то умалчивает, и это ему очень не нравилось.

Поднявшись, он бросил на стол деньги и снял пальто с вешалки.

— Поеду посмотреть, что хранил Энди Фэллон в своей аптечке.

— Сэм Ковач — круглосуточный детектив.

— А куда еще мне девать время?

— Очевидно, некуда. Неужели тебе никогда не хочется заняться чем-нибудь другим? — спросила Лиска, вставая.

— Нет. — Он проигнорировал представший перед его мысленным взором образ Аманды Сейвард. Об этом нелепо даже мечтать. — Если ничего не хотеть, то не будешь разочарован, ничего не получив.

Глава 12

Ближайшая к управлению многоэтажная автостоянка была названа в честь копа, хладнокровно убитого в пиццерии на Лейк-стрит. Эта мысль всегда приходила в голову Лиске, когда она поздно вечером приходила искать свою машину или когда очень уставала и видела будущее в мрачном свете. Этим вечером Лиска побила все рекорды. Час пик давно миновал, гараж казался пустым, и ее настроение было предельно мрачным. Ковач вернулся в офис за ключом от дома Фэллона. Предложил проводить ее до автомобиля, но она отмахнулась от него.

Внезапно Лиска остановилась и резко повернулась, всматриваясь в темноту. Волосы зашевелились у нее на затылке. Непонятный звук отозвался эхом в бетонном лабиринте, затрудняя определение его источника. Возможно, это хлопнула дверца машины уровнем выше или ниже. Либо кто-то шаркнул ногой в конце ряда или позади. Такие автостоянки служили излюбленным местом для грабителей и насильников. А бродяги, особенно пьяные и душевнобольные, пользовались ими как укрытием или общественным туалетом, когда их выгоняли из заведений вроде публичных библиотек.

Лиска медленно оглянулась по сторонам, нащупывая рукоятку револьвера под пальто, но никого не увидела. Может быть, у нее просто расшатались нервы, но на то были основания. Она провела день, расследуя смерть двух копов, и долго чувствовала себя так, словно кто-то накрыл ее голову подушкой и колотил по ней утюгом. Ей хотелось домой, к детям, хотелось хоть на несколько часов забыть о том, что она вызвалась копаться в дерьме БВД.

— Очевидно, мне почудилось, — пробормотала Лиска, отпуская рукоятку револьвера и доставая ключи из кармана пальто.

Теперь нужно было придумать способ вытянуть информацию из Кэла Спрингера. Занятие, противное до тошноты, но ничего не поделаешь. Было нелегко представить Спрингера в чем-то замешанным. Его редко приглашали даже на ленч, не говоря уже об участии в заговоре. И тем не менее он явно чего-то боялся. Лиска ощущала знакомый запах страха, который всегда ненавидела, потому что он напоминал ей об отце.

“Почему я не послушала маму?” — думала Лиска. Когда у нее было дурное настроение, она вспоминала мамины советы: “Изучай торговлю, косметологию или кулинарию, Никки. Устройся на работу, где ты сможешь носить красивое платье и встретить мужчину твоей мечты”.

Синий “Сатурн” Лиски стоял в конце ряда у стены — в слишком темном месте, чтобы туда было приятно заходить ночью. Нос автомобиля слегка высовывался для облегчения быстрого выезда. Лиска нажала кнопку дистанционного управления и выругалась сквозь зубы: ничего не произошло — замок не щелкнул, и фары не,зажглись. Чертова штука уже давно вышла из строя и работала лишь иногда, зато сама Лиска работала постоянно, и у нее не было времени заниматься ремонтом пульта. Это казалось слишком мелким неудобством, покуда она не очутилась одна в темном гараже.

Непонятный стук и шарканье заставили ее остановиться во второй раз. Лиска всеми нервными окончаниями ощущала присутствие другого человека. Она не стала искать разумных объяснений, как поступают многие женщины, когда им не по себе, куда больше доверяя собственным инстинктам. Лиска привыкла считать, что если ей кажется, будто что-то не так, то, скорее всего, это соответствует действительности.

— Эй! Кто здесь? — осведомилась она, медленно повернувшись.

Таким тоном можно было бы сказать: “Подойди, и я надеру тебе задницу”. Но хотя она старалась казаться крутой, пульс ее ускорился ударов на пятнадцать в минуту.

Лиска скользнула к машине, держа ключ в левой руке, а правой вынимая револьвер из кобуры. Пытаясь попасть ключом в замочную скважину, она шарила глазами по сторонам. Ей показалось, что теневая сторона бетонной колонны выглядит слишком толстой и слегка искаженной, но было слишком темно, чтобы что-нибудь разглядеть.

Наконец ключ попал в замок. Лиска залезла в кабину и стала заводить мотор, что ей удалось только со второго раза. Проклиная непослушную машину, она не сводила глаз с колонны в пяти футах от нее. Никакого движения разглядеть не удалось, но ощущение присутствия наблюдающего за ней живого существа не исчезало.

22
{"b":"12199","o":1}