ЛитМир - Электронная Библиотека

Сейвард осторожно провела двумя пальцами по щеке. Скрыть повреждения не удастся. Как же их объяснить? Кто ей поверит?

Взяв из бельевого шкафа мочалку из махровой ткани, Аманда смочила ее холодной водой и осторожно приложила к ушибам, скрипя зубами, чтобы не кричать. Потом она приняла три таблетки тайленола, вернулась в спальню, сняла пропотевшую ночную рубашку и надела просторный свитер и легинсы.

В доме было тихо. Панель системы безопасности на стене у двери ровно светилась — значит, все в порядке. Прежде чем лечь, Аманда произвела обычный ритуал, проверив замки, но чувство опасности оставалось. Она знала по опыту, что избавиться от него можно, только обойдя дом и убедившись в отсутствии посторонних.

Аманда вынула из ящика ночного столика револьвер и направилась в холл, двигаясь, как девяностолетняя старуха. Она обходила комнату за комнатой, проверяя каждое окно, каждый замок и не выключая электричество. Свет прогонял призраков, которые преследовали так долго, что вызывала удивление их способность по-прежнему внушать ей страх. Эти призраки стали близкими, как члены семьи, хотя и оставались глубоко ненавистными.

Войдя в кабинет, Аманда включила стереоаппаратуру, и послышался голос Кенни Логгинса. Но в этот раз спокойная негромкая песня, посвященная воспоминаниям о доме, пробуждала в ней чувство пустоты и одиночества.

Аманде нравился ее маленький уютный кабинет с окном, выходящим на задний двор, заставленный кормушками для птиц. Она жила в Плимуте — пригороде, расположенном среди болот и лесов на озере Медсин. К ней во двор даже иногда забредали олени, хотя этой ночью никто не тревожил систему охраны. Три фотографии оленей, которые ей удалось сделать, висели на стене в маленьких рамках. На одной из них отражение в стекле самой Аманды накладывалось на смотревшее на нее животное.

Она задвинула шторы, поскольку пребывала не в том состоянии, чтобы демонстрировать себя внешнему миру. Спальня служила ей убежищем от работы, а кабинет — от мрачных теней ее жизни.

Но этой ночью спасения не было ни от чего.

Письменный стол и полки над ним содержались в аккуратности: счета и документы были разложены по папкам, скрепки лежали на магнитном блюдце, а ручки стояли в деревянном стакане. Фотографии отсутствовали, да и сувениров было немного. На правой полке лежал полицейский значок, и Аманда машинально взяла его в руку. Значок служил постоянным напоминанием о том, почему она стала копом…

На столе лежала “Миннеаполис стар трибьюн”, открытая на развороте, который большинство читателей пропускало, спеша добраться до новостей спорта. Заметка, заинтересовавшая Аманду, находилась в самом низу и была длиной в дюйм. “Смерть признана несчастным случаем”. Не было даже фотографии.

“Какой стыд! — думала она. — Он был таким красивым. Но большинство жителей города знают о нем лишь по этим нескольким строчкам, которые тут же забудут”.

— Я не забуду тебя, Энди, — прошептала Аманда. — Как я могу забыть? Ведь это я тебя убила…

Она стиснула в руке значок, и острые грани впились ей в ладонь.

* * *

Темнота все еще окутывала Миннеаполис, когда Аманда Сейвард прибыла в здание муниципалитета. Большинство огней, которые горели в окнах, выходящих на улицу, не выключались со вчерашнего вечера. В этот час никто сюда не входил, поэтому Аманде ничего не стоило незаметно проскользнуть в свой кабинет. Чем дольше ее не будут видеть, тем лучше. Хотя во второй половине дня все равно придется идти на похороны, но она, выходя, наденет темные очки.

Впрочем, даже сейчас, не имея почти никаких шансов с кем-нибудь столкнуться, очки она не сняла, а чтобы скрыть ночные повреждения, голову повязала широким черным шарфом из бархата, который обвивался вокруг шеи, эффектно опускаясь на плечи, хотя ее целью был не театральный эффект, а маскировка.

Каблуки гулко стучали по старому полу, и каждый шаг отзывался эхом в пустом холле. Расстояние до комнаты 126 казалось невыносимо длинным. Рука, сжимающая ключи, вспотела под перчаткой. Ночной эпизод не прошел бесследно: иногда у нее начинались тошнота и головокружение, подгибались колени, а повернуть голову вправо было невозможно.

Аманда вставила ключ в замочную скважину и огляделась, чувствуя покалывание в затылке. Но коридор был пуст. Пройдя через приемную и не зажигая свет, она направилась в свой кабинет.

Теперь она была в безопасности — на час или два. Аманда повесила пальто и шарф на вешалку возле двери, обошла вокруг стола, сняла очки и посмотрелась в зеркальце в пудренице, словно надеясь, что со времени ее ухода из дому произошло чудо.

Синяк вокруг правого глаза ярко пламенел, поблескивая от геля с антибиотиком. Макияжем его не скрыть, а повязку на такое место наложить невозможно. Участок непосредственно под глазом распух и посинел.

— Ничего себе, фонарь!

Услышав голос, Сейвард вздрогнула. Она хотела повернуться спиной, но поняла, что уже поздно. Ее душили гнев и стыд. Схватив очки, она быстро надела их.

Ковач стоял в дверях кабинета, походя на персонажа романа Реймонда Чандлера: длинное пальто с поднятым воротником, руки в карманах, старая шляпа, сдвинутая на лоб.

— Очевидно, удар в лицо — заурядное событие для сотрудника БВД.

— Если вы хотите повидать меня, сержант, договоритесь о встрече с секретарем, — ледяным тоном отозвалась Аманда.

— Я вас уже повидал.

Что-то в голосе Ковача заставило ее почувствовать себя уязвимой. Казалось, он видел нечто большее, чем физические свидетельства того, что с ней произошло.

— Вы обращались к врачу? — спросил Ковач, шагнув ближе, положив шляпу на стол и проведя рукой по коротким волосам. — Выглядит скверно.

— Со мной все в порядке. — Подойдя к дальнему концу стола, Аманда спрятала сумочку в ящик и оперлась рукой на крышку, так как снова почувствовала головокружение.

— Могу я взглянуть на парня, который это сделал?

— Никакого парня не было. Я упала.

— С третьего этажа?

— Это не ваше дело.

— Мое, если вас кто-то разукрасил.

Ковач постарался, чтобы в его голосе не было никаких личных эмоций. В конце концов, это работа, за которую ему платят.

— Повторяю: я упала.

Аманда видела, что он ей не верит. Она уже выяснила, что Сэм Ковач — отличный коп с многолетним опытом, которого нелегко провести. Хотя она не лгала, но правдой ее слова тоже назвать было трудно.

Аманда видела, как Ковач устремил взгляд на ее левую руку в поисках кольца. Очевидно, интересуется наличием мужа-буяна. Но единственное кольцо, которое она носила, было на правой руке — кольцо с изумрудом, десятилетиями передававшееся дочерям в семье ее матери.

— Поверьте, сержант, я последняя женщина, которая позволит мужчине поступить так со мной и остаться безнаказанным, — сказала Аманда.

Ковач набрал в легкие воздух, словно собираясь заговорить, но передумал.

— Вы ведь пришли не для того, чтобы справиться о моем самочувствии?

— Вчера я встретил Кэла Спрингера, — сказал Ковач. — Вы будете гордиться, узнав, что он все еще трясется из-за вашего расследования.

— Меня не интересует Кэл Спрингер. Я уже говорила вам, что дело Кертиса закрыто. В расследовании было допущена масса ошибок, но никакие заявления о нарушении правил ни к чему не приведут — во всяком случае, в суде.

— Некомпетентность — конек Кэла, но что касается нарушения правил… А как насчет Огдена? Я слышал, что он подбросил часы Кертиса в квартиру Верма.

— Вы можете это доказать?

— Я — нет, а вот Энди Фэллон… Между прочим, Огден был у него в доме, когда мы с моей напарницей прибыли туда во вторник.

— Энди ничего не смог доказать, и мы закрыли дело. — Аманда старалась не поддаваться очередному приступу головокружения. Боль стучала у нее в голове, как молоток. — Энди взялся за другое расследование.

“Не по своему выбору, а по твоему приказу”, — отметил про себя Ковач.

— Огден знал об этом?

— Да, знал. Кстати, а что он делал в доме Энди?

28
{"b":"12199","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Марсианские хроники
Дао Фибоначчи. Суть жизни в четырёх цифрах
Мастер своего дела. Семь практик высокой продуктивности
В этой книге полно пауков. Серьезно, чувак, не трогай ее
Историкум. Мозаика времен
Официантка
Самое главное о сердце и сосудах
То, как мы работаем, – не работает. Проверенные способы управления жизненной энергией
Мир Валькирий. Адаптация (СИ)