ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не хочу, чтобы это оказалось правдой! — перебила Лиска. — Неужели ты не понимаешь?..

Сама мысль об этом была ей настолько отвратительна, что она содрогнулась. Стив крепче прижал ее к себе. Лиска позволила ему это, потому что чувствовала себя страшно одинокой и понимала, что, когда он уйдет, ей придется нести это бремя самой.

— Я ненавижу это! — прошептала она, зная, что имеет в виду не только расследование, но и необходимость быть крутой, эти слезы, обжигающие ей глаза, и противоречивые чувства, испытываемые в объятиях экс-супруга.

— Почему ты думаешь, что это были копы? — тихо Испросил Стив.

— Из-за этого он и хотел со мной встретиться — рассказать о продажном копе.

— Может, это было случайное преступление. Ты же знаешь, трансвеститы непопулярны в определенных кругах.

Лиска отодвинулась от него.

— Я верю в подобные совпадения не больше, чем в Санта-Клауса.

Она отошла поправить сыну одеяло, потом выключила телевизор.

— Это продолжение той истории с парнем из БВД? — осведомился Стив.

— Отчасти. Собственно, тут две истории — о закрытом деле об убийстве с уже осужденным преступником и еще об одном закрытом деле о несчастном случае, похожем на самоубийство. Тебе не кажется странным, что из-за этого человека избили почти до смерти?

— Кого ты подозреваешь?

— Одного патрульного — ты его не знаешь. — Повернувшись, Лиска внимательно посмотрела на бывшего мужа. Он был в одних носках, джинсы обтягивали плоский живот, а под майкой обозначались великолепные мускулы. — А может быть, и знаешь. Этот парень — такой же качок, как ты.

— И он приходит накачивать мышцы в участок Сент-Пола?

— Разве ты работаешь в участке, как обычный коп?

— Когда как. У меня достаточно обязанностей.

— Интересно, тебе за это платят деньги? Что-то мне они редко перепадают.

Стив открыл рот, чтобы возразить, но Лиска предупреждающе подняла руку. Ар-Джей спал, но кто мог знать, насколько крепко и какие звуки проникают в его подсознание. Она старалась не ссориться со Стивом в присутствии мальчиков, хотя ей далеко не всегда это удавалось.

— Прости, я сейчас на взводе. Я думаю, в вашем спортзале тренируется много копов из обоих департаментов. Возможно, ты видел там этого парня.

Несколько секунд Стив стоял молча, разжигая в себе обиду. Ар-Джей поступал так же, когда считал, что с ним обошлись несправедливо. Лиска понимала, что он сейчас вызывает в памяти все ее резкие замечания.

— Я же извинилась, — напомнила она.

— Ты ведь знаешь, Никки, что я стараюсь изо всех сил, — произнес Стив голосом невинного мученика. — Помогаю, чем могу, с мальчиками. Я же говорил, что скоро получу деньги и…

— Знаю.

— И все-таки не можешь удержаться от колкостей. Почему, Никки? Неужели ты в самом деле так меня ненавидишь? Или ты боишься, что у тебя еще остались какие-то чувства ко мне?

“Попал в яблочко”, — подумала Лиска.

— Это просто привычка.

— Ну так откажись от нее. — Он снова прикоснулся к ее щеке. — Я-то не боюсь признаться, что люблю тебя.

Наклонившись, Стив мягко поцеловал Лиску в губы. Ее сердце сразу же подпрыгнуло к самому горлу.

— Будь осторожна, Никки, — предупредил он, шагнув назад. — Когда идешь против своих, рискуешь нажить опасных врагов.

— Если это действительно совершил тот, о ком я думаю, он для меня не “свой”.

“Так и нужно на это смотреть, — решила Лиска, пока Стив, подойдя к двери, надевал ботинки и куртку. — Если Огден способен так зверски избить человека, тогда то, что он носит полицейский значок, только отягощает его вину”.

— Что у тебя есть против него? Что-нибудь серьезное?

Лиска покачала головой:

— Только догадки и ощущения. Этот трансвестит как раз собирался сообщить мне что-то конкретное. — Она с усмешкой добавила: — Если мне не удастся ничего обнаружить, может быть, я смогу сдать этого громилу твоим ребятам из отдела наркотиков. Наверняка он накачивает себя стероидами.

— Тоща его поведение непредсказуемо, — предупредил Стив. — Он очень опасен.

— Для меня это не новость. Спасибо за заботу и за то, что присмотрел за мальчиками.

— Я трудился не за “спасибо”.

Лиска не успела и глазом моргнуть, как Стив стиснул ее в объятиях и впился ей в губы на сей раз отнюдь не мягким, а голодным и жадным поцелуем.

В следующий момент его уже не было в холле. Услышав, как хлопнула дверца автомобиля и заурчал мотор, Лиска коснулась губ двумя пальцами.

— Только этого мне не хватало, — пробормотала она.

Бросив взгляд на Ар-Джея, Лиска погасила свет и отправилась спать, не надеясь, что ей это удастся.

Часы показывали 3.19, когда зазвонил телефон.

— Алло.

Мертвая тишина. Казалось, человек на другом конце провода затаил дыхание, хотя на самом деле боялась вздохнуть сама Лиска.

Затем послышался шепот, от которого у нее на затылке зашевелились волосы:

— Не будите спящую собаку!

Глава 25

Фотографии лежат на узком рабочем столе. За исключением конуса желтого света, который отбрасывает на них настольная лампа, комната погружена во мрак.

Аккуратный ряд снимков, запечатлевших разрушение жизни, — потоки крови, расплющенные кости… Доказательство хрупкости человеческого тела — абстрактное, жалкое и полученное слишком легко.

Казнь — необходимое зло, и все же оно должно стать невозможным. Аргументы должны быть настолько сильными, чтобы сделать казнь невозможной раз и навсегда.

Казнь…

Это слово вызывает целый поток эмоций. Сожаление, отвращение, облегчение, возбуждение… И страх. Страх перед происшедшим — перед вспышкой возбуждения в последний момент. Страх перед тем, что нечто одушевленное, цивилизованное, уязвимое можно уничтожить так легко.

Впрочем, в этом и состоит задача — вызвать страх перед насильственным прерыванием человеческой жизни. Но в таком случае сон должен приходить легко, а он не приходит вовсе…

Глава 26

“Вскрытие — неподходящая процедура для того, чтобы начинать с нее день”.

Эта мысль вертелась в голове Ковача, когда он усаживался за стол в их каморке, держа в руке чашку кофе. Лиски нигде не было видно. В офисе царила тишина. Ковач радовался, что ему удалось проскользнуть более-менее незаметно: он нуждался в нескольких минутах одиночества, чтобы как следует подумать. Вынув из кармана снимки, сделанные на месте гибели Майка Фэллона, он разложил их поверх бумаг, которыми пренебрегал последние несколько дней.

Конечно, можно назвать это самоубийством и забыть о нем, как только придет заключение медэксперта, если бы не смутное и неопределенное ощущение тревоги. А также тот факт, что Нил Фэллон, словно испорченная луковица, начинает демонстрировать все больше и больше гнилых слоев…

Ковач скользил взглядом по фотографиям, в поисках чего-то упущенного, надеясь при этом, что он ничего не обнаружит. Вывод, что Железный Майк решил покончить счеты с жизнью, был явно предпочтительнее альтернативной версии.

Сейчас фотографии почти что казались ему произведениями абстрактного искусства, а не изображениями человека, которого он знал двадцать лет. Было куда легче смотреть на них, чем на то, как этого человека разрезают вдоль и поперек.

Мэгги Стоун, медицинский эксперт округа Хеннепин, лично производила вскрытие. Несмотря на эксцентричную привычку носить пистолет-авторучку и каждые полгода менять цвет волос, Стоун была лучшим специалистом, и на ее мнение можно было полагаться без колебаний. Ковач знал Мэгги много лет и мог обратиться к ней с просьбой присутствовать на вскрытии тела старого друга. Стоун и глазом не моргнула: человека, чьей профессией было извлекать у мертвецов внутренние органы, ничего не могло потрясти.

В результате Ковач провел утро в прозекторской, наблюдая, как Стоун и ее ассистент Ларе двигаются вокруг отполированного до блеска стального стола, делая свое дело.

48
{"b":"12199","o":1}