ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лорел перевела взгляд с тетушки на дверь, туда, где висела змея в виде петли, и дальше на помощника шерифа Прютпа, который, свесившись с балкона, недостойно вел себя — его рвало прямо на красные клематисы.

— Я уже замешана в это, тетя Каролина, — мягко сказала она. — И есть только один путь, чтобы выбраться.

Джек проснулся от тяжелого стука в голове и тяжелого стука во входную дверь. Ему хотелось бы избежать и того и другого. Шум в голове был прощальным привет том от изрядного количества «Старого турка». Стук в дверь исходил от здоровенного помощника шерифа П9 имени Уилсон, человека, лишенного привлекательности и чувства юмора. Этот Уилсон и приволок его в город для разговора с шерифом Кеннером.

И теперь он сидел на прямом стуле, казавшемся антикварным предметом времен инквизиции, пристально глядя через стол на безобразную ухмылку Кеннера.

— Вы хотите пригласить адвоката?

— А он мне нужен? — ответил Джек, приподнимая бровь».-Меня в чем-то обвиняют?

— Нет. Мне следует вас в чем-то обвинять?

Ну, это смотря в чем, подумал он. Бог мой, он был виноват во многом. Он выудил сигарету из нагрудного кармана рубашки и, еще не зажав ее губами, спросил:

— Вы ловите, наверное, массу идиотов с помощью этого вопроса.

— Нескольких.

Он зажег спичку и глубоко затянулся с той жадностью, которая знакома только бывшим курильщикам, бросившим это занятие.

— Где вы были сегодня примерно в четыре утра? — В своей кровати, спал мертвым сном.

— Интересный выбор слов.

Джек вопросительно пожал плечами.

— Это верно. В словах — вся моя жизнь.

— Да уж, — фыркнул Кеннер. — Я читал кое-какие из ваших бестселлеров, Джек. «Это скажет кровь», «Дьявольские иллюзии». У вас больное воображение.

— Я просто делаю свою работу, — бойко ответил Джек. Он потер рубиновую запонку большим и указательным пальцами и искоса, взглянул на Кеннера. — Так вы просадили целых шесть долларов за удовольствие прочесть их?

— Я взял их в библиотеке.

— Ох! — Он поморщился. — Никакого почтения с вашей стороны.

И вновь Кеннер пришпоривал его, следуя своему плану:

— С вашей стороны весьма рискованно заимствовать идеи из своих же собственных сочинений.

От опасения Джек вздрогнул, как от удара сапогом в живот. Бог мой, пусть это не повторится, не надо еще одной мертвой девушки. Он сел прямее и оставил сигарету в тонкой пепельнице на столе.

— О чем вы говорите?

Кеннер положил локти на стол и подался вперед, сжав зубы и прищурив глаза.

— Я говорю о том, как проскользнуть в Бель Ривьер в то время, как помощники на мгновение отвлеклись, и повесить мертвого щитомордника на ручку двери спальни Лорел Чандлер.

Бее возможные сочетания гнева и страха происходили в Джеке, он рывком поднялся на ноги, заставив стул со скрежетом отодвинуться по линолеуму. Гнев был из-за того, что кто-то делал это с Лорел, с его женщиной. Не имело никакого значения, что он, не имел никакого права считать ее своей. На этом уровне, который лежит глубже здравого смысла, это уже было сделано. И был еще страх за нее. Убийца играл с ней. Очевидно, что игра еще не закончена. И следом за этим возникло чувство вины, что тот, кто действительно свихнулся, позаимствовал это из его книг.

Ничего в этих чувствах не было хорошего. Ссутулив плечи, он зашагал по безрадостной коробке — комнате для допросов, проводя руками по телу, как бы стараясь освободиться от этого. Что ему нужно, сказал он самому себе, так это свалить к черту из этого города на время. Уговорить уехать Лорел, пока убийца не будет за решеткой.

Он остановился перед двусторонним зеркалом и пристально уставился на свое отражение, думая, кто бы мог стоять и наблюдать за ним по другую сторону.

Кеннер следил за ним неотступно холодным взглядом, стараясь уловить каждый нюанс выражений и движений.

— Вам не случилось быть в постели с кем-нибудь, кто мог бы поручиться за ваше местонахождение?

Джек повернулся к нему лицом, брови надвинулись на глаза. «Я не сделаю ничего такого, что может повредить Лорел».

Слово «лжец» потом прозвучало у него в голове, но он проигнорировал это. Он изгнал ее из своей жизни для ее же блага, чтобы не причинять больше боли. И, черт возьми, он уже ее потерял. Он подумал о змее, и это вызвало у него желание пойти к ней, обнять и защитить на веки вечные. Но он не мог этого сделать. И не будет. Ничей он не белый рыцарь.

Что-то глухо застучало в дверь, прервав ход его размышлений, затем он услышал спор, достаточно громкий, чтобы понять, о чем он.

— А мне плевать на то, что сказал шериф Кеннер. Мистер Бодро имеет право на защиту.

— Но, мадам…

— А не хотите… Это мадам… Шериф… Я знаю, как попасть в участок, я знаю, как действует закон. А теперь отоприте двери.

Дверь со стуком открылась, и здоровяк Уилсон, выглядевший помятым и застенчивым, просунул голову в комнату.

— Вы позволите, шериф Кеннер?

Кеннер уже не сидел на своем месте, он курил. Он подошел к двери и, что-то ворча, надавил ручку двери, лишь чудом не прихлопнув голову Уилсону.

— Ну в чем там дело, помощник? — Он сплюнул эти слова сквозь зубы, как пыль. — Вы что, не можете удержать одну чертову юбку, чтобы она не села мне на голову хотя бы в течение пяти минут?

Голос, Лорел прорезался через щель в двери, подобно ножу.

— Нарушение гражданских прав — это очень серьезно, шериф. Я предлагаю вам открыть дверь во избежание риска того, что я действительно вцеплюсь вам в волосы — или что там у вас еще осталось.

Джек прикрыл рот рукой, скрывая улыбку. Она была просто как факел — в этом не было сомнения. Ей не следовало терять на него время, но он ничего не мог с этим поделать, как только удивиться ее терпению. Черт возьми, ей не занимать ни силы, ни храбрости. Большинство женщин в подобной ситуации спрятались бы дома. Они-то уж, конечно, не пришли бы ему на помощь после того, что он наговорил, подумал он, и его улыбка внезапно исчезла.

— Мне не нужен адвокат, ангел мой, — сказал он, как только Кеннер отступил и позволил ей войти в комнату.

Она бросила на него взгляд, который превращает лучших мужчин в пепел.

— Мисс Чандлер, — Кеннер начал говорить жестким, костяным голосом, — я говорю с мистером Бодро о произошедшем с вами случае. Это противоречие в интересах.

— Нет, в том случае, если я считаю, что он не делал этого, — заявила Лорел.-Кроме того, это ведь не допрос под стражей, не так ли? — Ее брови приподнялись над дужками очков, ожидая, что Кеннер опровергнет это заявление. — Никаких обвинений не предъявлено. В случае, если это приведет к противоречию в интересах, я советую мистеру Бодро поискать другого представителя.

Не обращая внимания на то, хочет ли кто-либо из мужчин ее присутствия, Лорел прошагала через всю комнату к столу и взяла тот стул, который выглядел относительно комфортабельным — стул Кеннера. В глубине души она знала, что хотела бы быть здесь из-за Джека, но самой себе она сказала, что в действительности делает это для Саванны. Чем больше она сможет узнать о том, что происходит, тем больше у нее шансов раскрыть это дело и тем скорее оно может отложиться и проясниться в ней.

Кеннер сердито посмотрел на нее, на Бодро, откровенно желая, чтобы ему предложили сесть обратно на его место, но затем принял решение. Он взял неудобный, жесткий стул, который стоял у стены, поставил его в конце стола и водрузил ногу в ботинке на его сиденье.

Джек лениво сел на тот же стул, который занимал и раньше, и взял дымящийся окурок своей сигареты большим и указательным пальцами. На мгновение он встретил взгляд Лорел и попытался угадать, о чем она думает. Она не вздрогнула, не моргнула, не улыбнулась. Вокруг ее голубых, как озера, глаз были легкие лиловые тени и какая-то уязвимость в губах. Она не подала ему никакого знака — кроме впечатления того, что он сделал ей очень больно, а она была чертовски горда, чтобы согнуться под этой тяжестью.

Кеннер засопел и грубо прочистил горло, покопавшись пальцем в нагрудном кармане своей униформы и выудив сигарету как раз из-за своего значка.

105
{"b":"12200","o":1}