ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он позволил этому заявлению на мгновение повиснуть в воздухе, затем так плавно и быстро переменил тему, что Лорел подумала, что только чудом не вышла из равновесия.

— Ты пойдешь со мной поужинать сегодня вечером?

— Нет, — ответила она, потрясенная тем, что он мог считать, что она допускает такое. Но потом смягчила отказ известием, поняв, что вопрос был задан автоматически.

— После всего происшедшего ты — я уверена — поймешь, что я не в состоянии это сделать.

— Ну конечно, — пробормотал он, залезая во внутренний карман жакета, чтобы достать длинную тонкую сигару. Он вставил кончик сигары в устройство, которое носил в кармане, и отрезал его ровно и тщательно.

— Я все понимаю. Ты потеряла сестру. Главный подозреваемый — твой любовник…

. — А как насчет Болдвина? — резко спросила Лорел, странное ощущение паники зашевелилось в ней. Как насчет?…

— Он недостаточно интеллигентен, — резко ответил Данжермон, оборвав ее и взглядом, и словами. Его глаза под темными дугами бровей были яркими и горящими, как драгоценные камни. — Он просто жулик со скверным характером и манией величия. И ты действительно можешь поверить в то, что он совершал бы преступление за преступлением и никак не выдал себя?

— Я считаю, что имеется достаточно улик, чтобы подозревать его…

— Тогда на тебя не следует обращать внимания, Лорел. — Он незаметно покачал головой, его глаза не отрывались от ее глаз. — Ты меня разочаровываешь, — прошептал он.

Медленно, почти чувственно он вставил сигару в губы. Лорел наблюдала странную завороженность, смутную нервозность. Он засунул руку в карман брюк и вытащил оттуда не ребристую золотую зажигалку, а коробок спичек. Коробок спичек цвета крови.

Лорел увидела только отдельные элементы черных букв, на коробке в промежутках между его тщательно ухоженными пальцами, в то время как он предавался блаженству раскуривания сигары, но она почему-то не чувствовала потребности узнать название этого бара. Стук сердца отдавался в горле, в голове. Мерзкое ощущение возникло в ней, она крепче сжала пальцами край дверцы автомобиля.

— Это замечательный убийца, Лорел, — сказал он мягко, ненавязчиво. — Замечательный, осторожный, сильный. Необходима незаурядная сила, чтобы его разоблачить. Сила ума, сила воли.

Лорел ничего не оказала. Ее глаза были прикованы к коробку. Ее мозг уже нашел решение. Но этого не может быть. Этому должно быть объяснение. Он взял это из предметов, конфискованных К'еннером.

Или же он был убийцей и хотел, чтобы и она это знала. Данжермон с отсутствующим видом затянулся сигарой, вертя коробок спичек в пальцах, подобно факиру.

— Маскарад, — пробормотал он, — место, где никто не является таким, каким выглядит. Все мы носим маски, не правда ли, Лорел? — спросил он, приподнимая бровь. — Вся штука в том, чтобы узнать, что же под маской.

Он засунул коробок обратно в карман и зашагал прочь, дымок сигары, пахнущей вишней, струился за ним подобно магической ленте.

Глава ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Лорел боком сползла на сиденье «БМВ», оставаясь ногами на бетонном покрытии стоянки. Ее мозг снова кружился в мутном бездонном водовороте бесконечных вопросов и страхов. Обрывки разговоров, мыслей, чувств то появлялись, то исчезали в нем, и только один вопрос неотступно сверлил ее мозг: «Ты веришь в преступление, правда, Лорел?»

— Боже мой, Боже мой, — шептала она, вся дрожа, вспоминая вспышку света, громыхание грома, и эти зеленые глаза, вперившиеся в нее с противоположной стороны обеденного стола в Бовуаре. Слезы застилали ей глаза, и она подняла трясущиеся руки и прижала их к лицу.

Этого ее может быть. Стефан Данжермон был прокурором округа. Лига женщин-избирательниц давала обед в его честь. Он же присягнул стоять на страже закона.

Не всякий человек является тем, чем кажется. Уж тебе-то следует это знать, Лорел. Подумай об этом.

— О Господи.

Он был человеком вне подозрений. Безупречным человеком. Из одной из лучших семей Нового Орлеана. Должно быть, она ошибается. Наверняка. А коробок спичек — простое совпадение.

— Маскарад… Все мы носим маски, правда, Лорел? Весь фокус в том, чтобы понять, что под ними скрывается.

Маскарад… Это то место, куда тебе не стоило бы соваться, а тебя именно туда и понесло.

Узницы. Эни была связана. Саванна была… — Согнувшись, Лорел зажала голову между колен, потому что ее тут же" стало выворачивать, а кошмарные сцены вспыхивали у нее перед глазами. Кровь. Боль. Жуткие вопли. Нежные запястья, скрученные туго-натуго. Кровь, слишком много крови. Желудок ее был пуст, ей оставалось только давиться и кашлять в мучительных конвульсиях, тело ее изо всех сил пыталось справиться с видениями, которые донимали ее.

Стефан Данжермон. Окружной прокурор Данжермон. Звездный мальчик. Любимец семьи. Предназначенный для великих свершений. А что, если он и вправду убийца?

И она единственная, кто знает об этом.

Лорел Чандлер. Прокурор, который бьет ложную тревогу.

Никто не поверит ей. Ни за что на свете.

Дьявол, уж он-то прекрасно знает это.

Лицо и тело ее покрылись холодным потом, так ей стало страшно. Она с усилием провела рукой по лбу, по взмокшей челке, тяжело откинувшись на спинку сиденья. Забавно, подумала она без тени улыбки, держится она, несмотря ни на что, совсем неплохо. Смерть Саванны разбила ей сердце, но ум у нее оставался холодным и трезвым. Доктор Притчард мог бы ею гордиться. До определенного момента. Стефан Данжермон будет стоять у нее за спиной и наблюдать, как она бьется, как она напрягает все силы в борьбе, а потом преспокойно выйдет из тени и собьет ее с ног точным ударом.

Право и сила не всегда совпадают.

Так что же это было? Противоречие между правосудием и законами природы? Игра?

Хочет ли он, чтобы ты его поймала, Лорел? Или он хочет показать тебе, что его невозможно поймать?

Не это ли он имел в виду, говоря, что они работают вместе?

Или она просто все выдумывает?

Ей было неуютно с ним с самой первой встречи, но ведь это еще не преступление. Последнее время она находилась в страшном напряжении, не ела, не спала. Теперь вот сидит тут, еле дыша от страха, а рядом проезжали машины, их шум долетал, как отдаленный рокот океана, кто-то вышел из автослесарного магазина. Вентли, увлекаемый сынишкой. Овсянка с синими перышками слетела с ветки магнолии и засунула свою маленькую головку в выброшенный пакет «Макдоналдса» в надежде поживиться крошками.

Красивая птичка-невеличка, подумала она в задумчивости, ее мысли путались, дробились на бессвязные куски. Как празднично, ярко она разукрашена — в ее оперении были желто-зеленые, фиолетовые, красные цвета, отчего казалось, что какой-то импульсивный художник наносил на нее мазки, словно пробуя краски на палитре. Как может это все так просто происходить у нее перед глазами, если она стоит лицом к лицу с убийцей?

— Ты не обращала внимания, Лорел…

— Этот убийца гениален…

— А что ты думаешь об акулах, Лорел?

Акулы двигаются бесшумно, быстро, прорезая толщу воды, никого не вспугнув, пока не нанесут смертельный удар. Но когда они убивают, они убивают жестоко, беспощадно, совершенно без жалости и сострадания.

Убийцы-маньяк и — как акулы в обществе…

Вены от напряжения набухли на шее. Память оживилась вместе с ощущением, словно кто-то смотрел на нее из темноты. Одни глаза, лица нет. Мурашки поползли по коже, она повернулась и через ветровое стекло взглянула на здание суда. Из окна второго этажа Данжермон смотрел на нее, зная, что она видит его, зная, что она никак не сможет остановить его. У нее нет доказательств, что он убийца.

Тебе нужны доказательства, чтобы убедиться, Лорел…

У нее был только коробок спичек, который она хоть как-то могла связать с ним. Закон не запрещал иметь красный спичечный коробок-книжечку. Во всяком случае, он мог просто выкинуть его и заявить, что этих спичек у него никогда не было. И тогда лишь ее словесное свидетельство будет против него. Ясно, кто победит в подобном состязании. Кроме того, она не сможет даже доказать, кто оставил коробок в ее машине. Кто тут только не наследил — Саванна, Джек, она сама…

108
{"b":"12200","o":1}