ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раздался пронзительный крик, когда Мария вбежала в кухню. Джек, не взглянув на свою младшую сестру, закричал, чтобы она не приближалась, а сам бросился на отца. Он хотел бы быть выше ростом, сильнее, чтобы ударить Блэкки так же, как тот ударил маму, но он был лишь маленьким и тщедушным ребенком, как не раз говорил его отец.

Джек сжал кулаки, намереваясь как следует ударить своего отца, но у Блэкки было другое мнение. Он с силой опустил руку, которую занес, чтобы ударить свою жену, на лицо Джека, отбросив его в сторону, как игрушку.

Джек упал на пол, голова у него кружилась и гудела, слезы туманили глаза, ненависть обжигала, как кислота.

Вот ему уже не десять лет. Он подросток. Он встает на ноги и хватает железную сковородку с длинной ручкой, стоящую на плите, и замахивается ею со всей силой, на которую способен…

Он вздрагивает всем телом, воспоминания обрываются.

— Я убиваю людей только на бумаге, сладкая… С того места на темном балконе, где он стоял, был виден Бель Ривьер. Нормальные люди спали в своих кроватях в такой поздний час. И Лорел спала.

— Только один я сижу здесь ночью и вою на луну, — пробормотал он, садясь на выщербленный пол балкона. Из тени появился Эйт и сел рядом с ним. Он мрачно посмотрел на своего хозяина, задумчиво высунув язык.

— Ничего-то ты не знаешь обо мне, глупая собака, иначе бы ты держалась от таких, как я, подальше. А Лорел знала. Она была настороже.

— Так будет лучше для тебя, mon ange, прошептал он, вглядываясь в темные окна Бель Ривьера.

Но все-таки она позволила ему поцеловать ее, позволила приблизиться к ней, но продолжала опасаться его. Тем лучше для нее. Он. действительно был пошляком и хотел воспользоваться ею. Убийца женщин… убийца.

Это слово прочно засело у него в голове. Он поднялся на ноги и вошел в дом, чтобы сесть за работу.

Глава ВОСЬМАЯ

Саванна восприняла случившееся с ее машиной довольно спокойно. Удивилась она, когда узнала, кто был за рулем.

— Джек?

Вопросительно подняв бровь, она застыла в напряженной позе. Сидя на постели Лорел в шелковом халате золотистого цвета, накинутом поверх черной кружевной пижамы, Саванна выглядела девушкой с рекламной картинки «Виктории Сикрет». Волосы у нее были растрепаны, а губы припухли после недавних поцелуев.

— Какого черта ты делала с Джеком Бодро на болоте?

— Я сама спрашивала себя об этом, когда мы как пуля неслись по болоту,-пробурчала Лорел, критически осматривая свое отражение в высоком зеркале.

Юбка, которую она мерила, была мягкой и цветастой. На кремовом фоне были разбросаны лиловые розы и темно-зеленые листья. Пояс юбки висел у нее на бедрах, а подол болтался у лодыжек. Когда худеешь, весь гардероб летит к черту. Но ей придется как-то выходить из положения. Она привезла с собой мало хорошей одежды. В любом случае летний свитер из розовых хлопчатобумажных ниток был слишком свободным, чтобы скрыть болтающийся пояс. Она покорно вздохнула и взглянула в зеркало на свою сестру.

— Я ведь совсем не умею водить машину. Он предложил — нет, он потребовал, — поправила она себя, вновь испытав раздражение от его наглого поведения. Если бы он не был таким напористым, она никогда бы не опустилась до того, чтобы целоваться с ним, не стала бы всю ночь смотреть на потолок, испытывая… беспокойство.

Саванна нахмурилась, неожиданно для себя почувствовав ревность. «Френчи» был ее территорией, там королевой была она. А Джек Бодро был одним из членов ее свиты. Ей не понравилось, что Джек стал крутиться вокруг ее младшей сестры. Еще ей не понравилась мысль о том, чтобы делить с кем-то Лорел. Лорел приехала домой, чтобы побыть со своей старшей сестрой, чтобы она ее любила и успокоила, а не для того, чтобы это делал Джек Бодро.

— Он-смутьян и баламут,-сказала она, вставая и подходя к Лорел.-Держись от него подальше.

Лорел с любопытством взглянула через плечо на Саванну, которая занялась кружевным воротничком ее свитера.

— А вчера мне показалось, что он тебе очень нравится.

— Одно дело, он нравится мне. Но мне совсем не хочется, чтобы он очаровал и тебя, Малышка, Этот человек-грубиян.

Саванна — Великий Защитник, все время присматривающая за Лорел. Только за ней самой всегда некому было присмотреть. Грубиян Джек был достаточно хорош для Саванны, равно как и вчерашний парень, лет на десять моложе ее, или женатый, годившийся ей в отцы лауреат Пулитцеровской премии. Лорел прикусила язык, когда хотела сказать кое-что, о чем пожалела бы потом. Она любила свою сестру, ей хотелось, чтобы Саванна жила совсем другой жизнью, но сейчас было некстати говорить об этом. У Лорел и так хватало проблем с предстоящим обедом, на который она не хотела идти.

— Саванна, ты сказала, что он писатель. А что он пишет?

— О-о-о-о,-протянула интригующе Саванна. Хитрая улыбка появилась в уголках ее рта и загорелась в глазах. — Необыкновенно мрачные романы, полные всяких ужасов. Почитаешь их, и становится интересно, как этот человек вообще спит по ночам. Ты что, ни разу не была в книжных магазинах. Малышка? Джек почти всегда в списке бестселлеров.

Лорел не могла вспомнить, когда в последний раз читала что-нибудь, что не было юридической литературой. Процесс поглотил все ее время, вытеснив остальное из ее жизни-ее любимые занятия, ее друзей, ее мужа, ее перспективы… В любом случае она не читала книг, которые запугивали людей до такой степени, что они начинали вздрагивать от любого шороха ночью. Она не хотела платить деньги за то, чтобы ее пугали и ужасали. С нее хватало ужасов в жизни. Она занималась такими делами, которыми она совершенно бесплатно могла ужасаться, сколько ее душе было угодно.

Она пыталась и не могла соединить свое представление о Джеке, любителе-музыканте, блестяще играющем на пианино, и с таким же успехом ворующем поцелуи, с образом писателя, автора книг ужасов.

Правда, существовал еще другой Джек, черты которого она иногда успевала заметить. Это был человек с твердым характером, темным прошлым, полный внутреннего напряжения, которое отталкивало ее от него. Поэтому она заставила себя не думать о нем и сосредоточить свое внимание на одежде..

Лорел опять посмотрела на себя в зеркало, решив, что напоминает сейчас маленькую девочку, которая нарядилась в мамину одежду. Правда, Вивиан никогда не позволяла делать это. Саванна пошарила в ящике комода красного дерева и нашла там две английские булавки. Она заложила пару складок на поясе юбки Лорел и заколола их булавками. Под свитером булавки были незаметны.

— Мгновенный наряд. Это известный трюк манекенщиц,-объяснила она, одобрительно разглядывая сестру.

— Почему ты там не осталась? —спросила Лорел.

— Надень мои новые золотые серьги,-проговорила Саванна, затем вскинула голову.-Что ты сказала? Где, в агентстве?

— Да, у тебя неплохо получилось тогда в агентстве в Новом Орлеане.

Саванна фыркнула, небрежно передернув одним плечом. Она взяла в руки макияжную кисточку и коробочку с румянами и умело провела ею по щекам Лорел.

— Андре больше нравилось спать со мной, чем рассматривать мои модели. Из меня ничего не получилось. Я имею в виду, я не стала хорошим модельером. А по другому делу мне нет равных.

Лорел ничего не сказала, но Саванна заметила, как та сжала зубы, а губы сложились в ниточку. Выражение неодобрения. Ей стало обидно.

— Каждый должен заниматься своим делом, Малышка,-сказала Саванна с едва заметным ехидством в голосе. Твое дело-борьба за справедливость. Мои таланты — в другой области. Ну, а теперь покажись-ка, — быстро добавила она, отложив косметику в сторону. — Я не понимаю, зачем ты все это делаешь. Я бы послала Вивиан подальше.

— Ты так и сделала, — ответила Лорел спокойно. — И не однажды.

— Ну, а теперь твоя очередь. Она крутит тобой, как хочет.

—Пожалуйста, сестра.-Она на минуту закрыла глаза. Боже! Если она не готова принять вызов, то что она будет делать в Бовуаре? Она почувствовала нервный озноб. Обедать вместе с Вивиан и ее гостями было равносильно танцам на минном поле. Господи! Если она такая трусиха, то как же она раньше выдерживала испытания в зале суда, иронично задала она себе вопрос.

29
{"b":"12200","o":1}