ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лорел не удивилась, когда обнаружила, что сидит напротив Стефана Данжермона, который занимал самое почетное гостевое место-справа от Вивиан. Лорел села на стул и уставилась в свою тарелку из веджвудского фарфора. Она пожалела, что не захватила очки. Лорел не хотела привлекать его внимания. Точно так же, как не хотела привлекать внимания своего отчима двадцать лет назад. В ее сердце сейчас не было места для мужчины.

Она вспомнила язвительную улыбку Джека и, нахмурившись, положила себе в тарелку молодую спаржу.

Разговор продолжал крутиться вокруг законов и порядка, присутствующие обсуждали замечательный тандем в приходе Парту-шериф Дувайн Кеннер и прокурор Данжермон — все были довольны и горды тем, что преступность здесь резко упала.

— Люди могут говорить, что им заблагорассудится, о личности Кеннера, — говорил Росс с присущим ему апломбом. — Этот человек делает свою работу. Не побоюсь сказать, что, если бы эти убийства произошли в нашем приходе, Кеннер уже давно бы нашел преступника.

— Вполне вероятно, — проговорил Данжермон в тот момент, когда Олив забирала его тарелку из-под закуски. Когда она отошла, он продолжил: — Конечно, Кеннер сделал бы все от него зависящее. Он очень способный человек и упорный, как говорят. Однако мы должны иметь в виду, что убийцы такого сорта обычно чрезвычайно умны. Даже талантливы.

— Это какой-нибудь больной, — вставила Глория Таерн, поправляя бант на груди и поеживаясь. — Сумасшедший и больной, вот кто этот убийца.

Данжермон приподнял голову, как бы рассматривая такую возможность.

— А может быть, он хладнокровен, лишен каких-либо эмоций, без сердца и души.-Он обернулся к Лорел и посмотрел на нее напряженным, гипнотизирующим взглядом.-А что вы думаете, Лорел? Душитель на болоте сумасшедший или злой?

Лорел сжала салфетку у себя на коленях, молясь, чтобы ее не втянули в этот разговор, боясь, что понемногу начнутся расспросы, и все, включая Таернов, преподобного отца Стиппла и Стефана Данжермона, захотят услышать от нее о ее работе в качестве прокурора, который кричал «волк».

— Я… я не могу сказать,-прошептала она.-У меня нет достаточной информации об этих делах, чтобы составить собственное мнение.

— Но в этом вся разница, разве вы не согласны? — продолжал настаивать он. — В то время как общество относит всех убийц к разряду в той или иной степени сумасшедших, в суде существуют и другие критерии. Закон прослеживает четкую грань между этими понятиями. Вы верите, что существует зло, не так ли, Лорел?

Лорел встретилась с ним глазами и почувствовала себя не в своей тарелке. Ей очень не хотелось участвовать в этой беседе, но Данжермон задал вопрос и ждал на него ответа. Остальные гости тоже. Послышались раскаты грома, и молния пронизала свинцовое небо снаружи. Дождь стал сильнее.

— Да, — тихо ответила она. — Да, я верю.

— И в обязательную победу добра над злом. Это основа всей системы правосудия.

Да, но, к сожалению, не всегда. Она знала это лучше, чем другие, но прикусила язык и взглянула в сторону. Зеленые глаза Данжермона продолжали внимательно разглядывать ее.

— Раз мы уже заговорили о добре и зле, — начала .дПорел и посмотрела на преподобного Стиппла.-Что вы думаете о Джимми Ли Болдвине, преподобный отец?

— Я не люблю говорить о людях плохое, но про него скажу, что мое мнение о нем много ниже среднего, — ответил священник, накладывая себе очередную порцию мяса. — Он слишком для меня экстравагантен. Однако его телевизионные проповеди доходят до сердца тех, кто привязан к дому, а тех, кто отошел от праведной жизни, призывают вернуться на путь истинный.

Его первая оценка была перечеркнута второй, но Лорел ничего не сказала, хотя ей очень хотелось указать ему на это.

Только бы досидеть до конца и сбежать отсюда.

— Кроме того, он борется против греха в нашей общине, — продолжал преподобный Стиппл. У него был вид человека, который сам себя хотел убедить в том, что ему нравится Болдвин.

Лорел вспомнила слова Саванны о раздвоенных сексуальных наклонностях Джимми Ли Болдвина и снова заставила себя промолчать и занялась картофелем, который только что подали на стол.

— Я слышала, что он собирается закрыть «Френчи Ландинг», — сказала Глория Таерн, ее глаза загорелись от удовольствия немного посплетничать.

— Да, — сказала Лорел, — и его владельцы очень огорчены этим. Во всяком случае, Ти-Грейс действительно была очень огорчена.

— Ты была там?

Внутренне сжавшись от тона Вивиан, она сумела не поддаться страху, который всегда испытывала, когда мать была недовольна.

— Я должна была повидать одного человека и поговорить о его собаке, — сказала она, отрезая тонкий кусочек жареного мяса. — Конечно, «Френчи» нельзя сравнивать с загородным клубом, но едва ли он — средоточие греха, как это старается представить мистер Болдвин.

— Это не место для уважающих себя людей, — вставила Вивиан, ее лицо выражало крайнее неодобрение.

— А я понимаю, что ты имеешь в виду, Лорел, дорогая, — вмешался в разговор Росс. — «Скиттер Мутон» гораздо более злачное место в приходе. Если бы Болдвин всерьез воевал с грехом, то он взялся бы прежде всего за «Мутон». Я подозреваю, однако, что мистеру Болдвину хорошо известно, на какие неприятности он может нарваться, если действительно сунет свой нос в это осиное гнездо. Его просто убьют. — И вместо этого он сует нос в совершенно законное предприятие.

— Вы что, беретесь защищать интересы Делахаусов, Лорел? — осторожно спросил Данжермон.

Лорел вновь столкнулась с его пристальным взглядом.

— В данный момент я не практикую, но кто-то должен взяться за это дело.

Он слегка пожал плечами.

— Я не могу действовать от их имени, пока они не подадут официальную жалобу. Вы можете им так и передать. Проповедовать-это одно, а нарушение границ собственности — это уже нарушение и закона.

— Правильно, я уже объяснила им это.

Он медленно улыбнулся, как бы показывая, что знает ее гораздо лучше, чем она сама.

— Значит, вы уже представляете их интересы, не так ли, Лорел?

Логичность его рассуждений на минуту привела Лорел в замешательство, но она быстро нашлась что ответить:

— Я лишь объяснила им ситуацию.

— У Стефана есть более важные дела, которыми он занимается. Не правда ли, дорогой Стефан?-спросила Вивиан и наклонилась, чтобы похлопать его по руке, выражая свое одобрение.

—Почему вы не расскажете нам о том, что генеральный прокурор штата назначил вас— руководителем группы по борьбе с наркотиками?

Обед медленно продвигался вперед. Лорел ковыряла еду в своей тарелке и каждую минуту смотрела на часы. Наконец все встали из-за стола и вернулись в гостиную пить кофе.

Пока Вивиан отдавала распоряжения Олив, а гости располагались на золотистом диване, Лорел подошла к высоким окнам и остановилась с чашкой кофе в руках, задумчиво глядя в сад. Гроза прошла. Лорел решила, что, вернувшись в Бель Ривьер, она возьмет книгу, сядет с ней во дворике и отдастся покою, запаху дождя, роз и глициний.

— Неужели собралась такая неприятная компания? Она вздрогнула и оглянулась, удивленная тем, что Данжермон сумел незаметно приблизиться к ней. Он уже выпил свой кофе и теперь стоял перед ней, засунув руки в карманы модных широких брюк.

— Нет, что вы. Вовсе нет, — ответила Лорел быстро. Данжермон усмехнулся, как кот.

— Из вас вышла плохая лгунья,-сказал он мягко. — Признайтесь, вам бы хотелось находиться совсем в другом месте.

— Я вам признаюсь, что действительно приехала в Байю Бро не для светских развлечений.

— Значит, мне здорово повезло, что вы сделали в этот раз исключение. Если, конечно, причина вашей тоски не во мне.

— Конечно, нет.

— Хорошо, потому что я собираюсь предложить вам встретиться в более интимной обстановке как-нибудь вечером. Например, устроить обед при свечах.

Лорел широко раскрыла глаза.

— Мы с вами едва знакомы, мистер Данжермон.

— В этом и заключаете прелесть обедов при свечах, Лорел, — объяснил он ей осторожно, продолжая напряженно смотреть на нее. — Чтобы лучше узнать друг друга. Я хотел бы побольше услышать от вас о ваших взглядах, о ваших планах, о себе.

32
{"b":"12200","o":1}