ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В данный момент у меня нет никаких планов. И совсем не хочется обсуждать свои взгляды. Я не хочу быть грубой, — сказала она, отстраняясь от него рукой, — но дело в том, что недавно я развелась и перенесла немало ударов судьбы за этот год. Я просто не могу ни с кем встречаться.

— А как насчет предложения поработать?-поинтересовался он, игнорируя тот факт, что Лорел не оценила его личных достоинств.

Лорел исподлобья посмотрела на него, не скрывая своих подозрений.

— С какой стати вам предлагать мне работу? Мы только что познакомились.

— Потому что нам всегда может пригодиться хороший прокурор. Несмотря на процесс в округе Скотт, у вас отличная репутация. Работа, которую вы проделали по делу рабочего-эмигранта Вальдеза, была просто выдающаяся. Вы пошли гораздо дальше ваших обязанностей и расследовали случай с изнасилованием слепой женщины, когда были еще простой служащей прокуратуры в округе Фултон.

Тогда она только что закончила юридический факультет. Это было очень давно. Тот факт, что по каким-то причинам он копался в ее прошлом, заставил ее вновь почувствовать неловкость, которую она уже испытывала раньше.

— Оказывается, вы необыкновенно осведомлены о моей карьере, мистер Данжермон.

—Я очень настырный человек, Лорел.-Он снова улыбнулся своей спокойной, обаятельной улыбкой. — Можно уверенно сказать, что именно внимание, к мелочам сделало меня тем, кто я есть в данный момент.

Прокурором забытой Богом Луизианы? Ей показалось странным, что он сказал такое, учитывая, что Стефану Данжермону были уготованы Большие Дела. С его родословной и семейными связями, считала Лорел, он мог бы рассчитывать на теплое место в Батон-Руже или Новом Орлеане.

— Существуют совершенно определенные причины моего пребывания здесь, уверяю вас, — сказал он, угадав, о чем она думала про себя.

— В Новом Орлеане полным-полно честолюбивых прокуроров, А здесь в Акадиане у меня есть шанс выделиться самому. Кроме того, тут действительно творятся удивительные —дела, которые, я чувствую, я мог бы решить, — контрабанда наркотиков, перевозка оружия. В этом крае болот присутствует элемент нецивилизованности. Если с этим бороться, а также дать всем понять, что время Жана Лафитта давно прошло, можно добиться многого.

— И прежде всего, чтобы вас заметили сильные мира сего.

Он пожал своими широкими плечами:

— Cest la vie. Cest la guerre[25]. Победителю все карты в руки.

— Я знаю, как играют в такие игры, мистер Данжермон, — сказала Лорел довольно холодно. — Я не такая наивная.

— Нет, но вы идеалистка. С ними больше всего хлопот в жизни. Лучше уж быть циником.

— А вы сами циник?

—Я-прагматик,-немного помолчав, он добавил: — Так вы подумаете над моим предложением?

Она отрицательно покачала головой и сделала шаг назад.

— Извините меня, я польщена, но мне езде рано думать об этом.

— Вас смущает не только работа, не так ли, Лорел?-спросил он, беря чашку с кофе из ее рук.

Она увидела, что, повернув чашку в руке, он сделал из нее глоток точно в том месте, к которому прикасались ее губы. Лорел была шокирована, это подействовало на нее как-то угнетающе, в этом жесте было что-то собственническое. На сей раз Данжермон не подал виду, что он сумел прочесть ее мысли.

— Борьба за истину — ваше призвание, ваша навязчивая идея, — сказал он, — ведь правда, Лорел?

Вопрос был слишком личным. Она была беззащитна перед ним. Он стоял очень близко и следил за ней внимательнее, чем это допускали приличия. Он казался расслабленным, тем не менее у нее создалось впечатление, что под внешним спокойствием прячется едва сдерживаемая сила. Все у него было… слишком. Слишком высокий, слишком красивый, слишком обаятельный, слишком спокойный. Подавляющий всех и вся. С таким мужчиной она не хотела бы иметь дело на данном этапе ее жизни. Она не могла представить, как можно работать с человеком, с которым возникает такое напряжение в личных отношениях.

Лорел взглянула на платиновые часы «Роллекс» на его запястье и почувствовала огромное облегчение.

— Боюсь, что мне уже пора, мистер Данжермон. Я обещала своей тете, что помогу ей кое-что сделать. Была рада познакомиться с вами.

Он улыбнулся своей скрытной улыбкой и поднял чашку.

— До нашей новой встречи, Лорел.

Легче сказать, чем сделать, подумала она в ответ. Она пришла сюда не для того, чтобы бросать ему вызов или оказаться в затруднительном положении, тем более нарываться на неприятности. Она сделала еще один шаг назад, словно инстинкт самосохранения не позволял eй сразу же повернуться спиной к Стефану Данжермону. Он наблюдал за ней, спокойное удивление появилось в его зеленых глазах. Затем Лорел повернулась, чтобы больше не видеть перед собой его, слишком симпатичного лица. В этот момент в комнату вошла Саванна.

Глава ДЕВЯТАЯ

Напряжение, как шаровая молния, повисло в комнате, завораживая и пугая. Все мгновенно замерли на месте и замолчали. Затем в комнату вбежала Олив, белая как мел, с глазами, полными слез.

— Я не хотела ее впускать, миссис Лайтон! — пыталась оправдаться она жалобно. — Я не хотела! Она оттолкнула меня!

Вивиан схватила служанку за руку и быстро вывела в холл. Саванна с издевкой наблюдала, как они удалялись, язвительная улыбка играла на ее чувственных губах. То, что ее появление произвело на всех такое впечатление, полностью окупило те хлопоты, которые она вытерпела, чтобы приехать сюда. Она уже могла повернуться ко всем спиной и уйти. Но она не была еще полностью удовлетворена. Ей хотелось ураганом ворваться в это маленькое цивилизованное, такое правильное общество и унести с собой свою младшую сестру. Будь она проклята, если позволит Вивиан снова заполучить Лорел, а Россу и близко к ней приблизиться.

Она смотрела, не замечая удивленных лиц Глории и Дона Таерн, преподобного Стиппла, на своего дорогого старого отчима.

Выражение лица Росса было настороженным. Сейчас он напоминал игрока в покер, который блефовал с пустыми картами. Он до сих пор желал ее. Она была уверена в этом, и она улыбнулась ему, чтобы он понял, что она знает это. А еще, чтобы напомнить" себе самой, что он предпочел ее своей жене, ее матери. Чтобы еще раз подтвердить ту истину, которая жила в ней, — что она была рождена шлюхой и навсегда ею и останется. И она наслаждалась возможностью заставить его поволноваться и испытывать смущение и неловкость.

С сознанием собственного превосходства, покачивая бедрами, она прошлась по комнате развязной походкой. Она специально оделась как можно более вызывающе. На ней было очень короткое платье без рукавов белого цвета с большими красными цветами, разбросанными по нему, платье плотно облегало ее фигуру. Не считая красных туфель на высоких каблуках, оно было единственной вещью, которая на ней была. На шее у нее болталась длинная нитка жемчуга и золотой медальон, который она никогда не снимала. Она сильно взбила свои волосы, и сейчас они, как облако, окружали ее лицо и падали на плечи, подчеркивая ее буйную и чувственную натуру. Черные очки завершали ее наряд, скрывая глаза и придавая ей таинственный вид.

— Саванна, — наконец выговорила Лорел. Она смотрела на свою сестру и тщательно подбирала слова. — Мы не ожидали увидеть тебя здесь.

— У меня изменились планы, — спокойно ответила ей Саванна. — Мне нужно взять у тебя машину, Малышка. Ты ведь знаешь, что моя временно в ремонте.

— Конечно! — Лорел сделала шаг в сторону двери. — Ты сможешь взять меня с собой в Бель Ривьер, я как раз собиралась уходить?

— Так быстро? — ангельским голосом спросила Саванна, разочарованно выпятив нижнюю губу, она стрельнула глазами в сторону Стефана — Данжермона. — Меня даже ни с кем не успели познакомить.

Лорел закусила губу, сдерживая себя. Она могла только молиться и надеяться, что ее сестра не будет устраивать скандалов, поскольку все были и так достаточно шокированы. Она взяла Саванну под руку, пытаясь успокоить ее хоть немного.

вернуться

25

Такова жизнь, такова война (фр.).

33
{"b":"12200","o":1}