ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я думаю, мы уже говорили на эту тему, миссис Делахаус. Я не практикую.

— Вам и не надо практиковать, — сухо сказала Ти-Грейс, — просто сделать это.

Расстроившись, Лорел тяжело вздохнула.

— Единственное, что вам нужно сделать, — это позвонить шерифу, когда преподобный Болдвин посягнет на вашу собственность.

— Xa. Такой тупой осел, как он, не будет беспокоиться о нас!

— Но он — шериф!

— Ты не понимаешь, сладенькая, — протянул Джек. Он перекинул ногу через скамейку и вытянул их перед собой, опершись локтями о стол.

— Дувайн Кеннер побеспокоится, если твое имя Лай-тон или Стефан Данжермон. У него слишком много важных дел, чтобы думать о простых людях или что-то делать для них. Он не станет связываться с Джимми Ли и его. йерковью.

— Но это абсурд! — воскликнула Лорел, обернувшись к Джеку. — Это…

Он удивленно поднял брови.

— Но это так, дорогая.

— Он же давал присягу защищать справедливость, — возразила Лорел.

— Не у всех такие убеждения, как у тебя, моя дорогая.

Она ничего не ответила. У Джека были свои правила, и, вероятно, он безнаказанно нарушал их. Он подшучивал над системой, высмеивал людей, которые пытались сделать все, чтобы она действовала. Но он знал, что у них ничего не получится и все останется по-прежнему.

Он взглянул на нее. Глаза — бездонно-черные, взгляд — напряжен. Он пытался прочитать ее мысли. Ей казалось, что его глаза проникают ей в душу. Лорел резко повернулась к Ти-Грейс.

— В городе есть несколько адвокатов, которых ничего не волнует, — ответила Ти-Грейс. Она поставила тарелку на землю, отдавая остатки еды Хью, который появился из-под столика и собирался заняться креветками. Не обращая внимания на собаку, Ти-Грейс угрюмо посмотрела на Джека. Она подошла к нему, руки на бедрах, подбородок вызывающе вздернут. — Джек здесь, и он может помочь нам, но вот сидит тут на своем маленьком остром корешке…

— Господи Иисусе, Ти-Грейс! — взорвался Джек. Он так быстро вскочил со скамейки, что она повалилась назад, напугав охотничью собаку.

С пылающим лицом он наклонился над своей обвинительницей, упрек явно разозлил его.

— Меня лишили звания адвоката, какого черта, что я могу сделать?

— О, ничего, Джек, — ответила она мягко и чуть насмешливо, не отступая ни на шаг. — Мы все знаем, что тебе просто хочется хорошо проводить время. Она подняла руку и потрепала его по худой щеке, конечно, она позволила себе больше, чем мог вытерпеть любой мужчина. — Иди развлекайся, Джек. Не беспокойся о нас. Мы выпутаемся.

Джек кипел от злости и не находил ей выхода. Он схватил со стола бутылку с пивом и швырнул ее, только случайно не попав в святой источник Богоматери.

— Дерьмо!

Ти-Грейс смотрела на него мудрыми старыми глазами.

— Все в порядке, Джек. Мы все знаем, что ты не вмешаешься. Ты никогда ни во что не вмешиваешься, ты не за что не хочешь отвечать.

Он с ненавистью смотрел на нее, горя желанием схватить ее и трясти до тех пор, пока ее паучьи глаза не вылезут из орбит. Черт бы ее побрал, будь она проклята за то, что заставила его чувствовать… что? Чувствовать себя хамом, подлецом? Ни на что не-годным, никчемной кучкой мусора?

Джек… bon a rien[40]. Вот что он из себя представляет. Ничего хорошего. Он знал эту правду, она жила с ним с тех пор, как он достаточно подрос, чтобы понимать язык. И он снова и снова доказывал, подтверждал своими поступками, что это была правда.

Его взгляд остановился на Лорел, которая стояла, спокойно сложив руки, пряча за очками совершенно круглые голубые глаза. Защитница правды. Готовая пожертвовать репутацией, личной жизнью, карьерой — все из-за этого дела. Боже, что она должна думать обо мне… И все это правда.

Это было горько — у него появилось ощущение, что он действительно был тем, кем считала его Ти-Грейс, и даже хуже. Он воплощал в себе все качества, в которых она его обвинила, он был именно таким, каким хотел быть. Сейчас этот сложившийся образ преследовал его, и он сопротивлялся этому.

— Мне это не нужно, — злобно заметил он. — Я не впутываюсь в это.

Лорел смотрела, как он потихоньку отходил, потрясенная его взрывом. Какой-то частью своей души она рвалась к нему, чтобы успокоить его, спросить, почему все так. Не выйдет, Лорел. У тебя достаточно своих проблем, чтобы взять на себя груз Джека Бодро… или проблемы «Френчи Ландинга»…

Но когда она повернулась к Ти-Грейс, она не смогла! заставить себя сказать «нет». Это не такое уж большое дело, уговаривала она себя. Нужно зайти в суд, позвонить один или два раза. Она не собиралась помогать всему свету. Просто пара трудолюбивых, честных людей, которым нужно немного справедливости. На самом деле у нее достанет сил для этого.

— Хорошо, — сказала она со вздохом. — Я подумаю, что можно сделать.

Какое-то время Ти-Грейс не могла даже говорить, едва сумела улыбнуться и кивнуть. Овид поднялся со стула и стряхнул с живота остатки шелухи от креветок. Положив широкую ладонь на ее плечо, он заглянул ей в глаза и проворчал:

— Merci, pichouette [41].

Глава ДВЕНАДЦАТАЯ

Джимми Ли сидел на подоконнике в одних грязных белых брюках. Он ужасно жалел самого себя и был очень хмур. Пот тоненькими струйками стекал по груди и капал на живот. Он потягивал бренди, угрюмо размышляя о случившемся, вновь и вновь переживая это унижение, мучая себя. Эта толпа была у него в руках, думал он, сжимая пальцы в кулак. А потом эта проклятая сука Чандлер все разрушила. Конечно, он быстро отреагировал и ему удалось спасти ситуацию, но все равно — наслаждение славой было испорчено.

Женщины были проклятием его жизни. Шлюхи, проститутки, все. Некоторые из них выглядели более респектабельно, были лучше одеты, но в своей сущности под парадной шуршащей оберткой они были все одинаковы. Порочные, как Ева.

Это библейское сравнение его немного развеселило, и он сделал огромный глоток бренди. Дерьмо, он начинает даже думать, как священник.

Ночью было спокойно и жарко, как в аду, а в воздухе витало нечто, и он ждал, что что-то должно произойти, чувствовал какое-то непонятное беспокойство и пил, стараясь утопить это ощущение в вине. Тишина давила на него, действовала на нервы, как если бы кто-то царапал ногтями по стеклу. Он скучал по шуму Нового Орлеана, звукам и запахам улицы Бурбонов, грязи и темноте аллей квартала — в эти места туристы не заглядывали никогда.

Любой человек в Новом Орлеане мог получить все, что хотел и каким хотел способом.

Но он застрял здесь, рядом с этим Богом забытым болотом. У него была квартира в Лафейетте, но он выбрал местечко Байю Бро, чтобы начать свою кампанию, и поэтому снял это однокомнатное бунгало на краю малонаселенного района, чтобы быть подальше от людей.

Байю Бро казалось превосходным местом для его кампании «Война против сатаны» — сердце Акадианы, где жили добрые христиане, толстые, как муравьи, отъевшиеся на арбузной корке. Наступили тревожные времена из-за спада нефтяного и фермерского бизнеса, преступность быстро росла, и людям нужно было во что-то верить, найти ту соломинку, за которую 'можно было бы ухватиться. В Байю Бро было очень много католиков, и это его вполне устраивало, а еще много фундаменталистов, достаточно пылких и доверчивых, чтобы поверить во что угодно. Они составляли основной костяк, на который он рассчитывал в своей миссии. Они построят для него звездное будущее и внесут его туда на своих плечах.

Внесут, если Лорел Чандлер не будет путаться под ногами.

Со скрипом распахнулась дверь, и на пороге в цветастом коротком платье и красных туфлях на каблуках появилась Саванна Чандлер. Она мгновенно охватила взглядом маленькую обшарпанную комнату с тусклыми желтыми стенами, дешевой разрозненной мебелью, бутылкой бренди на разбитом кофейном столике. Наконец она, не говоря ни слова, повернулась к нему, держа себя так, словно у нее было больше прав находиться здесь, чем у негр. В ее бледных, прозрачных голубых глазах волчицы застыло некое выражение, от которого бросало в дрожь, которое проникало в подсознание и холодом ползло по спине. Пылающее белое пламя. Голод, который взывал к нему. Осознание взаимной необходимости.

вернуться

40

Никчемный, ни на что не годный (фр.).

вернуться

41

Спасибо, маленькая, хорошая девочка (фр.).

45
{"b":"12200","o":1}