ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Опять он нежно, покоряюще дотронулся до влажных, немного набухших лепестков женской плоти, раскрыл их, как драгоценный хрупкий цветок. Она задохнулась от блаженства, когда он проник в нее нежными, ищущими пальцами, в горячий, плотный, шелковистый бутон ее лона. Затем он нашел чувственный лепесток ее желания и стал ласкать его легкими прикосновениями, нежно теребя, пока у нее не перехватило дыхание и она не подняла бедра, призывая его проникнуть в нее.

— Насладись же, дорогая. Расслабься, — проговорил он голосом ровным и крепким, как виски. — Позволь мне дать тебе счастье. М-м-м… да, вот так… — прошептал он. Он целовал ее содрогающийся живот горячим открытым ртом, языком нашел пупок и ласкал его. — Ты готова, ангел?

— Да, Джек, прошу тебя…

Она никогда не хотела так, как сейчас, никогда не была более готова к этому. Когда Джек соскользнул с нее и сел, взявшись за пуговицу на джинсах, Лорел ухватилась за застежку, отчаянно стараясь расстегнуть «молнию».

Он радостно улыбнулся ее готовности.

— Терпение, ангел, — сказал он, дергая застежку вниз. — Нам обоим стоит подождать, это стоит того, я обещаю.

Лорел не могла терпеливо ждать. Она хотела Джека. Сейчас. Она снова потянулась к нему, когда он стянул джинсы. Сидя, она покрывала его грудь пылкими поцелуями, а рукой сжимала огромный пульсирующий корень. Почувствовав, что ее маленькая ручка ласкает его, Джек потерял самообладание. Он опрокинул ее на подушки, едва сдерживаясь, чтобы не ворваться в нее со всей силой. Он отстранил ее руку, нашел желанную цель и, едва войдя в нее, закрыл глаза. Его грудь вздымалась. Каждый мускул дрожал от напряжения, которым он сдерживал себя. Лорел решила действовать сама, резко подалась навстречу ему и, приняв его почти целиком, закричала:

Джек! О, Джек! Боже!

— Легче, дорогая, — шептал он, стиснув зубы, почти теряя рассудок от наслаждения, желая только проникнуть в нее глубже, чтобы она поглотила его всего. — Легче, дорогая! Oh, mon Dieu [50], ты твердая, как девственница!

Лорел стонала, желая поглотить его всего, уверенная, что физически это невозможно.

— Я немного напряжена, — проговорила она, едва дыша, — у меня это было слишком давно.

От этого признания у Джека сжалось сердце.

— Нет, — сказал он, наклоняясь и целуя ее. — Это первый раз. Наш первый раз. Просто расслабься и наслаждайся, дорогая.

Он нежно и горячо шептал что-то, поддразнивал, вызывая вздохи, стоны, смех. Она постепенно расслабилась, и он продвигался все глубже и глубже, постепенно отдавая ей всего себя.

— Вот так, сладкая, — ворковал он, прикасаясь к ее губам и улыбаясь. — Расслабься, наслаждайся.

Он целовал ее то страстно, то легко и игриво, слегка покусывая шею, бормотал возбуждающие слова, пока они двигались к пику наслаждения.

Поцелуи Джека становились все более страстными и чувственными, удары его плоти — сильнее и глубже, напряженнее, наполняя ее огнем. Время прекрасной любовной игры закончилось, потеряло смысл перед чем-то более глубоким, готовым поглотить их. Что-то вроде страха перед неведомым надвинулось на Лорел, и она обхватила его крепче, не зная, куда это приведет или что случится потом.

— Не противься этому, любимая, — настойчиво шептал он. Он потерся щекой об ее щеку, убрал волосы с ее лица, поцеловал висок. — Не сопротивляйся. Пусть это произойдет. Возноси нас на небо, мой ангел.

Его рука скользнула между их телами и прикоснулась к нежной точке, которая управляла ее страстью и привела ее к ершине блаженства. Лорел застонала сильнее, вскрикнула, и взрывы фейерверка наслаждения потрясли ее тело.

Джек сдерживался, сколько мог, а затем извержение его собственной страсти потрясло его. Он обнял Лорел и замер, оставаясь в ней. Свершившееся затуманило сознание.

Обессиленный, он лег рядом. Приятное расслабление разливалось по телу. Прерывистое дыхание вырывалось из груди. Сердце билось, как у скаковой лошади на бегу. Он поднял голову и с трудом улыбнулся.

— Mon Dieu, ангел…

Даже в приглушенном свете сумерек он увидел, как порозовели ее щеки, когда она отвернулась от него, и волна нежности охватила его.

— О, нет, нет, моя дорогая, — сказал он мягко, нежно проводя кончиками пальцев по подбородку. — Ты не должна меня стесниться. Это было очень красиво. Это было великолепно.

— Я не очень хороша в этом, — пробормотала она, все еще не глядя на него.

— В чем? В сексе?

И в этом тоже, с огорчением подумала Лорел, но сказала:

— Не умею разговаривать после.

— Что, твой муж был немой или что?

Лорел рассмеялась, потому что все еще была смущена и потому что именно этого, дразня ее, добивался Джек. Он пощекотал ей шею, и она уступила.

— Нет. Просто ему нечего было сказать после всего. Джек смотрел сверху вниз в ее широко раскрытые глаза и видел, насколько она нежна и необыкновенна. Он почувствовал, как его сердце сжалось. Такая горячая, уверенная в себе в других вопросах, она сомневалась в самом естественном — в привлекательности своей женской рироды. Как не похожа она на Саванну, любовный опыт которой стал предметом легенд. Он хотел знать, какие силы, какие обстоятельства лепили их жизнь, что сделало их такими непохожими друг на друга, но еще не время спрашивать об этом. Сейчас нужно поддержать ее, заставить поверить в свою волшебную привлекательность.

— Что из себя представлял твой муж — парализованный от шеи до ног? — усомнился он.

Нет, думала Лорел, он был милый, добрый, честный.

Он все сделал для того, чтобы их брак был счастливым, но она не оправдала его надежд. С Уэсли она чувствовала себя спокойно, как с другом, не было и намека на всепоглощающую страсть. Он ввел корабль ее жизни в спокойную гавань, а она очень мало дала ему взамен, а потом выбросила его из своей жизни.

— Э, сладкая… — прошептал Джек, которому совсем не нравилось грустное выражение, затуманившее ее глаза. Он дотронулся до ее волос, поцеловал щеку, прижался к телу, нежно скользнул ногой по ее ноге.

— Не смотри так грустно, ангел. Я совсем не хотел вытаскивать на свет печальные воспоминания.

«Если бы у меня не было грустных воспоминаний, у меня не было бы никаких воспоминаний вообще». Она отвернулась, потому что от его заботливых слов ей захотелось расплакаться.

— У всех у нас есть грустные воспоминания, — сказал он. — Но здесь, когда мы вдвоем, им не должно быть места. Мы приехали сюда, чтобы хорошо провести время, помнишь? — Он тихонечко пощекотал ей ребра, а она улыбнулась слабой, вымученной улыбкой. — Нам было очень хорошо, разве нет?

— Да, — прошептала она, и уголки губ тронула блаженная и смущенная улыбка.

— Вот так, — похвалил он ее. Его голос был теплый, покоряющий. Он лег сверху, наклонил голову так, чтобы соприкасались их щеки и губы. — Улыбнись мне. — Он улыбнулся, когда она послушалась. — Поцелуй меня, — прошептал он и застонал от наслаждения, когда она подчинилась.

У нее перехватило дыхание, когда, приподняв бедра, он легко вошел в гладкое, теплое лоно. Желание его горячей, твердой, пульсирующей плоти эхом отозвалось в ней.

— Протяни руку и возьми то, что тебе нужно…

Она хотела этого. Она хотела Джека сейчас, ради удовольствия, которое он мог дать ей, блаженства, которое уносило ее далеко отсюда, заставляя забывать обо всех проблемах. Она приподняла свои бедра навстречу ему, закрыла глаза и, обняв его, пустилась в чудесное путешествие.

Было около полуночи, когда они оделись. Это оттягивалось и прерывалось нежными прикосновениями, долгими поцелуями, нежными, горячими словами, которые Джек нашептывал ей на ушко. Лорел чувствовала себя молоденькой девушкой, но не тихой и серьезной, а обыкновенной, созревающей девочкой, которая вопреки всем запретам не ночует дома и проводит, ночь с мальчиком из класса. Джек сыграл свою роль до конца и сделал все, чтобы не отпускать ее, он снимал с нее каждую вещичку, которую ей удавалось надеть, стараясь уговорить ее провести ночь на реке вместе с ним.

вернуться

50

О, мой Бог. (фр.)

61
{"b":"12200","o":1}