ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как это удобно для тебя, — выпалила Лорел, не слыша тот кусочек своего сердца, который болел за оскорбленного ребенка. Она слишком злилась на него, чтобы сочувствовать. Он слишком напоминал ей Саванну, которая купалась в грязной воде прошлого, вместо того чтобы вытащить себя и выправить свою жизнь. — Тебе не нужно отвечать за что-нибудь. Тебе не нужно ни к чему стремиться. Если все идет не так гладко, ты всегда сможешь обернуться и обвинить свое прошлое. У тебя нет времени заботиться о ком-нибудь еще, потому что ты занят по уши, жалея себя.

Он вскочил и надвинулся на нее так быстро, что она едва успела глотнуть воздух от удивления. Здравый смысл подсказывал отступить, держаться подальше от этого рассерженного тигра. Но более глубокое чувство — инстинкт — удерживало ее на месте, и напряженная нехорошая тишина повисла между ними.

Он долго и тяжело смотрел на нее, голая грудь тяжело вздымалась, челюсть так напряглась, что шрам на подбородке серебристо заблестел в слабом свете. Но огонь, который горел в темных глазах, постепенно потух, оставляя на лице старую, жалкую, безразличную усталость. Уголки его чувственных губ дрогнули, немного приподнявшись в горьком подобии улыбки.

— Ты не хочешь, чтобы я заботился о тебе, сладкая, — пробормотал он. — Все, о ком я когда-то заботился, мертвы. — Он поднял руку, чтобы погладить ее по щеке, и она вздрогнула при его прикосновении. — Видишь? Я говорил тебе, что не подхожу тебе. Тебе нужно было слушать.

Она оттолкнула руку и сделала шаг назад. Он пытался испугать ее. Тот же самый мужчина, который несколько часов назад зачаровывал ее своей порочной улыбкой. Нет. Другой мужчина. Лорел презрительно посмотрела на него. Она разозлилась на себя, что ее волновало, как он вел себя, разозлилась на него за то, что он пытался угрожать ей, разозлилась на его поведение хамелеона.

— Играй в свои игры с кем-нибудь еще, Джек. Я иду домой.

Он смотрел, как она спрыгнула со сцены и направилась к двери, говоря себе, что не следует задерживать ее, уговаривая себя, что не нужно волноваться, что она ушла ночью одна. Но он не мог совсем захлопнуть дверь той маленькой комнаты, где он хотел остаться один. Он не мог вытеснить из своей памяти Эни и Эви, потерянных навсегда. Он не мог забыть Лорел, которая еще не потеряна.

Лорел продолжала уходить, высоко подняв голову н распрямив хрупкие плечи. Ругаясь сквозь зубы, Джек спрыгнул со сцены. Он догнал ее через несколько шагов и схватил за руку:

— Я провожу тебя.

— Зачем? — удивилась она, взглянув на него. — Что ты собираешься делать? Защищать меня? Ты же только что рассказывал мне, как ты опасен. Зачем я пойду с тобой? Ты пьян.

Он крепче сжал ее руку. Он взбесился еще больше, внутри боролись два желания: придушить ее или схватить и крепко прижать к себе.

— Я не так пьян, — протяжно сказал он, — я провожу тебя домой.

— А я спрашиваю тебя: зачем? — возразила Лорел, слишком злая, чтобы быть осмотрительной. Одинокая, разумная клеточка где-то в уголке мозга предупреждала, что Лорел дразнит тигра, но она не слышала. Что-то внутри подталкивало ее к безрассудству, к опрометчивым поступкам. Она не понимала этого, не была уверена, что хочет понять это. — Зачем?

Он так сдвинул брови, что они низко надвинулись на глаза, ноздри раздувались. Он стал похож на демона, смотрящего на нее сверху вниз.

— Не будь глупой. Убивают женщин. Ты хочешь быть одной из них?

— А тебе не все равно, Джек? Ты ни о ком не заботишься, кроме как о себе. Потом найдут мое тело, и ты кому-нибудь признаешься, что переспал со мной пару раз.

Он уже не мог сдерживаться. Гнев прокатился в нем, как гром, потряс его, сжал грудь, прогромыхал в ушах. Он схватил ее за плечи, дрожа от желания потрясти ее, как тряпичную куклу, и выбросить из своей жизни.

— Черт возьми, — прохрипел он. — Если ты хочешь познакомиться с идеалистом, тебе лучше поискать в хорошем квартале, сладкая, а я животное, потребитель, циник.

— Почему ты хочешь проводить меня домой, Джек? — сказала она, отвечая взглядом на взгляд.

— Потому что у меня на совести уже достаточно покойников.

Тяжелая звенящая тишина повисла в воздухе между ними. У Джека было неистовое, дикое выражение лица, его пальцы сжимали нежную руку Лорел. У нее было такое чувство, что он переломит ее пополам. Она никогда так явно не осознавала разницу их сложения, никогда не ощущала себя настолько хрупкой физически.

«У меня на совести уже достаточно, покойников…» Слова упали ей в душу одно за другим, чтобы потом она все обдумала. Ее охватила дрожь.

Она посмотрела на него долгим взглядом и увидела, что он успокаивается, начинает дышать ровнее. Она заставила себя тоже постепенно расслабиться.

— Ты не хочешь более подробно объяснить свою последнюю фразу? — мягко спросила она.

Он очень осторожно снял руки с ее плеч и отвернулся.

— Нет, не хочу — сказал он и направился к двери.

Они молча, не прикасаясь друг к другу, шли по темным пустынным улицам к Бель Ривьеру, Джек совершенно замкнулся. Лорел потихоньку наблюдала за ним, пытаясь найти логическое объяснение услышанному.

Он проводил ее до внутреннего двора и открыл для нее ворота. Она вошла в сад, отчаянно стараясь придумать слова, которые хоть как-то ослабили бы напряжение между ними, но, когда она повернулась к нему, его уже не было. Не сказав ни слова, он скользнул в черноту деревьев между Бель Ривьером и Л'Амуром.

Время бежало незаметно, пока она стояла, взявшись за железные прутья ограды и глядя на кирпичный дом на берегу залива. В окнах не было света.

Все, о ком я заботился когда-то, мертвы. У меня на совести уже достаточно покой н и к о в…

Кого он потерял? О ком он заботился? Почему их смерти были на его совести?

Она знала, что она поступает не мудро, желая узнать все это. У нее было все, чтобы спокойно жить и ждать следующего дня. Ей не нужны были конфликты, которые назревали между ней и Саванной. Она не хотела быть замешанной в деле Делахаусов или расследовании убийства. У нее не было сил, чтобы выносить такие отношения с Джеком. У него было слишком много ликов, слишком много секретов, слишком много неясного в его прошлом и слишком много темного в душе.

И все же она чувствовала, что ее влекло к нему, что ее подчиняет себе некая магнетическая сила.

— О Боже! — прошептала она, закрывая глаза и прижимая голову к холодной решетке забора. — Не нужно было возвращаться сюда.

Облако прикрыло краешек серебристой луны. Душный ветер шелестел листьями деревьев. Лорел пронзил страх, и она резко подняла голову, чувствуя что-то. Она напрягла зрение, всматриваясь в темноту, ничего не видя, но чувствуя чье-то присутствие. Она была убеждена, что чей-то темный, пристальный взгляд вперился в нее. Ее волосы приподнялись от страха..

— Джек? — позвала она, но в голосе звучало сомнение. Тишина. — Джек? Эй!

Ничего, только тяжелое ощущение чужого взгляда.

Далеко в лесу, за Л'Амуром зловеще закричала сова, и ее голос был похож на крик женщины. Лорел тяжело сглотнула, почувствовав, как сердце подскочило к горлу. Она медленно направилась к дому, осторожно ставя ногу на дорожку, усыпанную раздробленным кирпичом, едва удерживая себя, чтобы не побежать, не думать, что тело Эни было найдено не так далеко отсюда.

Казалось, что прошла вечность, пока она добиралась до веранды. Когда она наконец-то вошла в дом и заперла за собой красивые французские двери, то почувствовала себя ребенком, который, играя в салки, успел добежать до места, где он недосягаем.

Убийца прятался в тени. Наблюдая. Ожидая. Создание ночи. Создание темноты. Презрительный. Наглый.

Но добро и справедливость не имели ничего общего с этой игрой.

Глава ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Тони Жерар сидел, сгорбившись над маленьким столом в комнате для допросов, как смущенный шестнадцатилетний парень, задержанный за мелкое хулиганство. Волнистые черные волосы были чересчур длинными, широкая нижняя челюсть покрыта —тенью бороды. Рукава его старой вылинявшей рабочей рубашки были обрезаны, чтобы демонстрировать огромные бицепсы и искусную татуировку. Его правая рука горделиво рассказывала, что он на все сто процентов пропащий человек. Аллигатор расположился на левой руке и начинал двигаться, когда рука тянулась к пепельнице.

70
{"b":"12200","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
#НоваяЯ, или #ЖируНЕТ. Книга-поддержка. Книга-мотивация
Ничей ее монстр
После ссоры
Владыка Ледяного Сада. Конец пути
Лучик для Тёмного
Таинственная история Билли Миллигана
Корейские секреты красоты
Визуальные заметки: иллюстрированное руководство по скетчноутингу
Война князей. Властелин Огня