ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джек, быстрый и грациозный, как кошка, уклонился от удара и сделал захват свободной руки проповедника, вывернул ее и толкнул его лицом в неровную оштукатуренную стену. Бутылка со звоном разбилась, рассыпалась по полу на множество мелких кусочков.

— Один раз я уже посоветовал тебе оставить Лорел Чандлер в покое, — прорычал Джек Болдвину почти в самое ухо. — Джимми Ли, тебе не стоит заставлять меня повторять это дважды. В таких делах я нетерпелив.

Лицо Джимми Ли представляло месиво из крови и штукатурки, и он был уверен, что потерял по крайней мере три из своих дорогих зубов. Он проклинал Джека Бодро, придумывая тысячи способов когда-нибудь здесь один на один замучить его.

— И имей в виду, Джимми Ли, — рыкнул Джек, рывком поднимая его руку еще выше и выжимая из него стоны, — если вдруг ты доставишь ей еще какое-нибудь беспокойство, то я сдеру с тебя твою шкуру и использую ее как наживку для речных раков.

В последний раз он пнул его слабее, затем отступил назад и вытер свои ладони о бедра. Болдвин стоял, все еще уткнувшись в стену и согнувшись вдвое, и потирал поврежденную руку.

— Надеюсь, что уже не увижу тебя поблизости, Джимми Ли.

Джимми Ли сплюнул на пол комок из крови и слюны, наполненный кусочками цемента.

— Убирайся к черту, Бодро! — заорал он, прикрывая рот ладонью, так как опасался за состояние оставшихся зубов.

Джек вышел из бунгало и сделал глубокий, очищающий вздох, наслаждаясь пьянящим ароматом сосны и запахом реки.

— Я не хочу ничего знать об этом, — сказала Лорел, отойдя от огромной старой магнолии и направляясь к нему. — Если я не знаю ничего, то меня нельзя привлечь как свидетеля.

— Он будет жить, — язвительно сказал Джек. Они вместе подошли к машинам, которые оставили на захудалом газоне рядом с «фордом» Болдвина. Эйт сидел в джипе Джека на водительском месте, его разноцветные глаза блестели, уши были приподняты. Джек оглядел Лорел со всех сторон:

— Ты в порядке?

Лорел ответила на вопрос взглядом.

— Что ты делаешь здесь, Джек? Два часа назад ты даже не пожелал прямо ответить мне и предоставил заниматься своими проблемами самой.

Он мрачно усмехнулся. Ему следовало бы держаться от всего этого как можно дальше. Но, закурив сигарету из первой за последние два года позволенной пачки «Мальборо», задумался, и перед его глазами предстала картина: крошечная Лорел, размером не больше котенка, с мужеством льва нападает на Болдвина. Проповедник, конечно, был мошенником, но это совсем не значило, что он не был способен на нечто худшее. Поэтому Джек не мог оставаться в стороне и позволить Лорел заниматься всем этим в одиночку.

— Я следил за тобой, — произнес он. — Я не хотел вмешиваться, но мне и не хотелось, чтобы тебе причинили какой-нибудь вред. На моей совести уже и без этого достаточно всего.

Уже слишком поздно, покусывая губы, подумала Лорел. Ему уже удалось причинить ей вред несколькими незначительными деяниями. Если же она даст ему этот шанс, он разобьет ей сердце. Но в глубине души она хотела дать ему этот шанс. Даже после того, что они наговорили друг другу на кухне, она не могла не думать о его нежности ночью, о той ранимости, которая скрывается за обличьем хулигана.

— С чего бы это, мистер Бодро? — иронично сказала она, с поддельным удивлением уставившись на него широко раскрытыми глазами. — Лучше бы вам последить за собой. Все это может повредить вашей репутации подлеца. Теперь каждый может прийти к заключению, что вы, чувствуете себя обеспокоенным из-за моего благополучия.

— Будучи таким, — зарычал он, впадая в гнев, — мне совсем не понравилось, что ты пойдешь к нему одна. — Хотя Джимми Ли может и не казаться таким зловенцш, каким является.

— Он вообще может быть безобидным, — пробормотала Лорел, окидывая взглядом обшарпанное маленькое бунгало. Его преподобие Болдвин занимался сексом со всякими вывертами и насилием. Но у него было чудесное прикрытие. Кому придет в голову заподозрить в убийстве проповедника?

«Убийство». От этого слова она встрепенулась. Она пришла сюда из-за исчезновения сестры, а сейчас она думает об убийстве. Ей никоим образом нельзя совмещать эти два события в своем воображении. Ни в коем случае!

— Ну, какими бы ни были причины твоего появления здесь, большое спасибо.

Казалось, что они выше формальных благодарностей друг другу, и это неуклюжее «спасибо» повисло между ними. Лорел подтянула очки на носу и устало пошла к машине. Джек пожал плечами, как будто стряхивая все это, и взялся за ручку водительской двери джипа.

— Куда ты поедешь за следующими неприятностями?

— К шерифу, — ответила Лорел, уже готовясь к предстоящему разговору. — Мне кажется, что нам с ним есть о чем немножко поболтать. Хочешь пойти?

Предложение было глупым. Она совсем не будет чувствовать себя разочарованной, когда он отвернется от нее, но ей хотелось порвать тонкую связующую нить их отношений. Глупо. Неожиданно рука скользнула в сумочку и вытащила оттуда красный спичечный коробок. Она протянула его Джеку только для того, чтобы почувствовать, как ее пальцы прикоснулись к его.

— Может быть, ты случайно знаешь что-нибудь об этом.

Лицо Джека застыло, как только он увидел замысловатую черную маску и аккуратные буквы надписи.

— Где ты взяла его?

Лорел пожала плечами. Во рту у нее все пересохло, его напряжение передалось ей.

— Я нашла это. Я думала, это оставила в моей машине Саванна, но она отрицала, что это принадлежит ей. Почему ты спрашиваешь? Что это за заведение?

— В это заведение тебе не следует ходить одной, сладкая, — мрачно заметил он, возвращая ей коробок. — В противном случае ты будешь, как…

Глава ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Кеннер зажег свою пятую сигарету за день и вдохнул смолу и никотин. Он чувствовал себя так, как будто его голосовые связки созданы только для лая, а по глазным яблокам прошлись наждачной бумагой. По его мозгам колотили ледорубами, а живот был наполнен аккумуляторным электролитом, отвратительным, как спитой кофе. Он занимался убийством Эни Жерар, но вынужден был отвлечься для разговора с Лорел Чандлер. Он уставился на нее через пелену дыма, которая окутывала его беспорядочно заваленный стол.

— Итак, вы считаете, что Болдвин убил вашу сестру и всех этих других мертвых девок?

Лорел сдержала проклятье. Ее пальцы крепко впились в ручки кресла для посетителей.

— Это не совсем то, что я сказала.

— Согласен, черт побери, — пролаял Кеннер, притопывая ногой. — Но вы имеете это в виду!

— Это не совсем…

— Господи, я как раз жду услышать это… — Тогда почему вы не слушаете?

— Разве не слушаю? А, Стив?

Данжермон, лениво рассматривавший картотеку, услышав свое имя, скривил рот. Кеннер искал слова для отражения натиска. Сначала кто-то решил повеселиться, укокошив бабу в подчиненном ему районе. Потом он позволил смыться Тони Жерару. Потом всегда обожаемое руководство сует нос не в свои дела. Теперь это. Он дал волю своему раздражению. Ведь сам Росс Лайтон сказал, что эта девица постоянно вносит смуту. Она всегда была такой!

— А я так и жду, когда вы появитесь здесь, чтобы выдвинуть обвинения, ткнуть пальцем в виновных и назвать их имена.

— Я только пытаюсь дать вам информацию. Кроме того, это мой гражданский долг.

— К черту это, дамочка, — он грубо оборвал ее, нагнувшись вперед через стол, чтобы стряхнуть пепел с сигареты в пепельницу. — Вы пытаетесь затеять смуту, подобную той, что была в Джорджии. Указать пальцем, натрепать языком и попасть в газеты. Вы от этого получаете удовольствие или как?

Лорел сжала зубы и резко стрельнула глазами в сторону Данжермона, удивляясь, какого черта он ничего, не предпринимает.

— Я не говорила, что Болдвин совершил убийство. Мне показалось, что вам интересно было бы узнать.

— Что он какой-то там полосой извращенец? Он проповедник, сказал Кеннер, укоротив свою насмешку, и, глубоко затянувшись, затряс головой. — В Джорджии, кто там был? Дантист? Или бухгалтер? Есть ли кто-нибудь, кого вы не можете подозревать в том, что он половой извращенец?

86
{"b":"12200","o":1}