ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, я сомневаюсь в этом, — огрызнулась Лорел, подходя к его креслу. Она уперлась руками в замусоренный стол Кеннера и заглянула ему в глаза.

— С чего бы вам прибегать к половым извращениям, когда у вас, без сомнения, есть лицензия трахнуть кого пожелаете.

Пока Кеннер рычал с пеной у рта, ее взгляд снова коснулся Данжермона, который имел нахальство усмехаться вместе с ней. Он оторвался от своего места около картотеки и прошел вперед, обратив свое внимание на Кеннера.

— Слушай, Дувайн, — спокойно произнес он, — мисс Чандлер пришла сюда из лучших побуждений. Если она считает, что у нее есть информация, полезная для нашего дела, то тебе следовало бы выслушать ее.

— Полезная для дела, — Кеннер издал звук презрения и с размаху загасил сигарету в переполненной пластиковой пепельнице. — Саванна Чандлер говорит, что проповедник получает удовольствие от связанных баб. Господи! Саванна Чандлер! В городишке каждый знает, что она трахалась совершенно свободно, как ее мораль.

От ярости все, что Лорел видела, стало красным.

— Вы сукин сын! — Она была готова вцепиться ему в глотку.

Кеннер пожал плечами:

— Ну, я ведь не сказал ничего такого, что не было бы известно каждому.

— Но это не было сказано тактично, — отметил Данжермон, хмурясь.

— У меня нет времени быть тактичным. Мне необходимо раскрыть убийство. — Он вытряс из пачки «Кэмел» еще одну сигарету и спичкой зажег ее. Его тяжелый взгляд неохотно остановился на Лорел.

— Мисс Чандлер, предоставьте мне вести следствие.

— Отлично, — сквозь зубы процедила Лорел, — но, возможно, если бы вы оторвали свою голову от своей задницы, это принесло бы пользу.

Лицо Кеннера приобрело цвет бургундского вина. Он вытащил сигарету изо рта и кинул ее в сторону Лорел.

Пепел с сигареты попал на его рабочий стол и на кипы бумаг, завалившие стол.

— Хотите небольшой совет, где есть вероятность найти вашу сестру? Я не пойду дальше нескольких дюжин спален.

— И то же вы бы сказали и о Эни Жерар, не так ли? — Лорел почувствовала себя победительницей, когда на нижней челюсти Кеннера задергался мускул и он отвернулся.

Кеннер повернулся к ней спиной и стал пристально смотреть через щели в жалюзи. Данжермон подошел к краю стола и очень осторожно взял Лорел за локоть.

— Может быть, было бы лучше, если бы мы с вами обсудили это в моем кабинете?

С большим изяществом он повернул ее и подтолкнул к двери.

В приемной с пилочкой для ногтей в руках сидела Лаула Пирс и вбирала в себя все детали словесной схватки. Она была готова поведать об этом каждому желающему. Двое офицеров полиции оторвались от своих бумаг и, ухмыляясь, посмотрели на Лорел.

Она свирепо одернула их:

— Какого черта вы уставились?

Они тут же опустили головы. Данжермон, казалось, только слегка поддерживал Лорел под руку, но когда она попыталась тактично вытащить ее, то не смогла этого сделать.

— Мистер Данжермон, очень благодарна, что вы позволили мне уйти, — сердито сказала Лорел, сверкнув в его сторону глазами. — Я не принадлежу к той категории обывателей, которые приходят сюда с выпученными глазами и головой, забитой сплетнями.

— Конечно, — спокойно согласился он, не останавливаясь и не меняя выражения лица. — У вас репутация обвинителя, который не может поддержать свои обвинения. Какой же реакции вы от него ожидаете?

В зале было многолюдно.

Кроме адвокатов, исполнителей и стенографисток в нем было несколько репортеров, жаждущих урвать хоть что-нибудь для «Байю Стендер». Лорел кожей ощутила их присутствие. Ей стало не по себе. Увидев, что она идет под руку с «золотым парнем» — окружным прокурором, — репортеры оживились. Они окружили Лорел и ее спутника и забросали их вопросами:

— Мистер Данжермон!

— Мисс Чандлер!

— Есть ли какая-либо связь?

— Помогаете ли вы следствию?

— Есть ли какие-либо новые сведения? Даижермон невозмутимо продирался сквозь толпу, давая на все вопросы один ответ: «Никаких комментариев».

Ненавидя себя за это, Лорел прижалась к нему и позволила ему отбиваться от напора назойливых репортеров. Наконец, они добрались до его офиса, и Лорел, в упор взглянув на сгорающего от любопытства секретаря, вошла в тишину прокурорского кабинета.

Убранстве офиса было традиционным. Тяжелые бронзовые лампы, темные кожаные стулья, запах «Полироля» для мебели и табака «Перри» — все было на месте. Искаженные тени давали ощущение сумерек. Настроение комнаты, может быть, и успокоило бы ее, если бы не всплывшие воспоминания и недовольство собой. Ее сегодняшнее поведение у Кеннера было слишком похоже на сцены в Скотте — споры с шерифом и последующие разносы, которые она устраивала своим помощникам и коллегам. Она увидела себя неистово орущей и яростно швыряющей вещи в своем офисе, вспоминая, как ее помощник Мишель Халлерман позвонил в отдел безопасности с просьбой приехать и успокоить ее.

Разочарование от неудавшегося разговора с Кеннером «нажало кнопку». Она не получила никакого руководства от шерифа, а это было всегда необходимо ей со дня смерти отца.

А потом еще эти репортеры. Если бы вместо Байю Бро она отправилась бы на Бермуды, неужели и там она оказалась бы вовлеченной в какую-то интригу?

Ей нужно забыть о неудаче, необходимо заново многое продумать. Нужно найти Саванну и рассеять все ужасные подозрения.

Она провела рукой по мягкой коже своей сумочки, думая о находившихся в ней странных безделушках — сережке, цепочке и спичках. Она ничего из них не показала Кеннеру, поняв, что это будет расценено им лишь как еще одно подтверждение ее эмоциональной неуравновешенности и подозрительности.

Ее сознание сфокусировалось на спичечном коробке. Джек, протягивающий ей его своими ловкими пальцами.

Его побледневшее при виде названия лицо. Этот странный бар в Кварте. Уединенный, секретный, элитный. Место, где носить маски было обычным делом и за деньги можно было получить все.

Он был там, когда собирал материал для новой книги. Он обхватил ее голову руками, притянул ее к себе, и как только их тела прижались друг к другу… Саванна позволила связать себя…

Тошнота подступила к горлу Лорел. Она прислонилась к серванту и закрыла глаза.

— Может быть, немножко бренди?

Лорел подняла голову, услышав, как Данжермон тихо закрыл за собой дверь.

— Нет, — сказала она, распрямляя колени и расправляя плечи. — Нет, спасибо.

Он засунул руки в карманы своих брюк темно-серого цвета и прошелся вдоль стены с томами в кожаных переплетах.

— Простите меня за недостаточную поддержку в кабинете Кеннера. Я уяснил, что лучший способ ладить с ним — вообще не обращать на него внимания.

Он сделал паузу.

— Кроме того, признаюсь, я хотел увидеть вас в деле. Вы очень свирепы, Лорел. Глядя на вас, такого никто не ожидает. Вы настолько нежная, настолько женственная. Мне нравятся парадоксы. Должно быть, вы этим захватывали врасплох многих оппонентов.

— Я профессиональна в том, что я делаю. Если оппонентов можно обезоружить моим внешним видом, то они просто глупы и не пригодны для работы.

— Да, но общеизвестно, что очень часто люди делают о ком-либо выводы, основываясь лишь на его внешности, социальном статусе и происхождении. Я сам являюсь объектом такого отношения благодаря своему высокому происхождению.

Лорел вздернула бровь.

— Вы пытаетесь сказать мне, что, будучи сыном владельца «Гарден Дистрикт Данжермон», можете быть просто своим парнем? Я с большим трудом могу поверить в это.

— Я хочу сказать, что нельзя судить о книге по ее обложке. Никто не может знать наверняка, что запрятано в сердце, красотки — ложь или уродство.

Лорел снова подумала о Саванне, своей красивой сестре, размазывающей дерьмо по стене клиники Сан-Джозеф и орущей непристойности посреди ночи.

— Я сделаю все возможное, чтобы повлиять на Кеннера, — мягко сказал Данжермон.

Теперь он подошел к ней достаточно близко, и спиной она почувствовала эту близость. Он положил свои красивые руки на ее плечи и стал ритмично массировать их. Лорел хотела сбежать, но решила остаться на месте. Ей нужно было точно знать, является ли этот жест жестом сострадания или превосходства.

87
{"b":"12200","o":1}