ЛитМир - Электронная Библиотека

Дэн задумался. А почему бы, собственно, не сделать официальное заявление, приготовленное для прессы? Можно расценивать это как репетицию. Не сводя глаз с дороги, он включил правый поворот и вырулил на шоссе.

— Мы полагаем, что это случайный человек, — равнодушно начал он. — Убийство с целью ограбления. Он застал Джарвиса одного после окончания рабочего дня и убил его. Ваше появление помешало ему угнать автомобиль.

При этой мысли Элизабет пронизала дрожь. Появись она на стройке чуть раньше, стала бы не только свидетелем в полном смысле слова, но и жертвой. Она опять вспомнила свое ощущение, когда стояла там и смотрела на труп, — ощущение, что за ней следят, и ее кожа мгновенно покрылась пупырышками озноба. Страх стиснул ей горло.

— Вы нашли бумажник Джарвиса?

— Он был пуст. И ящик для перчаток весь перерыт.

— Может, у Джералда просто не было с собой денег. Дэн покачал головой:

— У Джералда деньги были всегда. Есть мужчины, которые измеряют мужское достоинство длиной члена, а Джералд Джарвис мерил его толщиной бумажника. Вчера я видел его в «Чашке кофе»: Филлис чуть не убила его сковородкой. Он заплатил стодолларовой бумажкой по счету в Доллар девяносто восемь, и ей пришлось выгрести для него всю наличность из кассы. Она послала Рениту в банк и сама обслуживала посетителей, а «Все мои дети» тем временем уже начались. Для Филлис этого достаточно, чтобы задушить человека голыми руками: она звереет, когда пропускает свой сериал.

Элизабет задумчиво покусывала сломанный ноготь.

— А что этот ваш случайный человек делал на стройплощадке «Тихой заводи»? Она ведь от всего в стороне, там никто не ходит. Странный какой-то грабитель, просто умственно неполноценный: искать жертву в таком месте.

— Он вообще не грабитель. Просто ему представилась возможность ограбить, и он это сделал. Этим летом у нас много пришлых людей. Ищут работу на фермах или перебиваются разовыми заработками. Один парень с Айрон-Рейндж болтается в городе с самого апреля. Говорит, что ищет работу, хотя, по-моему, ищет только неприятностей на свою голову. С того дня, как он здесь появился, все время на грани правонарушения.

— У этого парня есть имя?

— Есть.

— Не поделитесь, какое?

— Не-а.

— Его уже взяли под стражу? — спросила Элизабет. Ее профессиональный интерес отступил перед самым обычным страхом: она не могла отделаться от ощущения, что убийца видел ее, наблюдал за ней из-за деревьев, бродил вокруг ее дома всю ночь, пока она ждала Трейса. Она чувствовала его, чувствовала гудящее в тяжелом воздухе напряжение, присутствие чего-то темного и угрожающего.

— Еще нет, — ответил Дэн. — Все мои помощники прочесывают сейчас окрестности. Если только он не ушел далеко, мы его из-под земли достанем. — И дело будет закрыто, и жители Стилл-Крик вернутся к своим обычным делам. Он, например, возьмет отпуск на недельку, уберет первый урожай сена, побудет с дочкой… — Мы найдем его.

— Откуда он знал Джарвиса?

— Пытался устроиться на работу на стройке, но получил отказ.

— Думаете, это может быть мотивом для убийства?

— Зависит от человека. В Нью-Йорке или Чикаго есть ребята лет шестнадцати-семнадцати, которым ничего не стоит перерезать вам горло, если им вдруг понравилась ваша куртка. Тот парень мог видеть, как Джералд сорит деньгами. Деньги могут ко многому подтолкнуть.

— Да, это факт, — пробормотала Элизабет, вдруг вспомнив Брока. У него денег было немерено, а ему все время было мало. Вряд ли он стал бы стесняться в средствах, если бы что-то мешало ему жениться на безмозглой кукле с миллионным приданым, европейской княжне Мариссе Монт-Зеверзее. Ходили слухи, что громкий титул ее па-дочка купил, что кровь их не голубее, чем у любого грязного фермера, но их доллары от этого менее зелеными не стали.

— Похоже, вы кое-что об этом знаете, а? — тяжело взглянул на нее Дэн, сбавляя скорость. Они уже въезжали в город.

Элизабет хотела огрызнуться, но вдруг увидела в его глазах многолетнюю тоску, даже злобу, которая явно поселилась там задолго до их встречи, и задумалась.

— Она здорово помотала вам нервы при разводе? Дэн вздрогнул, будто его больно ущипнули. Элизабет криво улыбнулась. В этой улыбке не было никакой радости — только усталость и некий опыт, совершенно ей не нужный. Лучше не иметь такого опыта.

— Я отгадала, — медленно сказала она. Ей страшно хотелось курить. Ей хватало собственных нерешенных проблем и совершенно некогда было заниматься чужими. И без того она чувствовала себя так, будто бежит куда-то с толпой, изо всех сил пытаясь не упасть, не то затопчут, а тут появляется Дэн Янсен с грузом собственных отрицательных эмоций и начинает срывать на ней злобу.

Она открыла окно. Свежий утренний ветерок ворвался в салон, и стало немного легче. Сейчас можно было помолчать и прийти в себя, но Элизабет до смерти надоело расплачиваться за чужие грехи, и, кроме того, когда ей хотелось высказаться, она не умела ждать подходящего момента.

— Шериф, я не ваша бывшая жена… — Слава богу.

Элизабет сдвинула брови, прислушиваясь к разгорающемуся внутри возмущению. Кипя праведным гневом, она продолжала:

— Абсолютно с вами согласна. Спорю на десять долларов: жить с вами под одной крышей — тяжкий крест. Но обливать грязью меня за то, что миссис Янсен наняла ловкого адвоката и ободрала вас как липку, совершенно излишне. Это ваш грех, золотце, а не мой.

— Да уж, — процедил Дэн, — думаю, у вас хватает и своих грехов.

— Углубясь в ваше печальное прошлое, вы, кажется, повернули не туда, — ехидно заметила Элизабет, глядя в окно. — Что-то мы далеко от здания суда.

— А мы туда и не едем. Сначала мне надо заглянуть домой к Джарвису. Звонила Хелен Джарвис. Вчера ночью кто-то взломал ее почтовый ящик.

— Вы не шутите? — ахнула Элизабет. — Мало ему убийства, он еще занялся вандализмом?

— Это как-то совсем по-детски.

— Не думаю, что в тюрьмах сидят психологически зрелые люди.

Дэн свернул налево и остановился перед известным всему городу домом с украшенным фальшивыми дорическими колоннами фасадом. Он был точной имитацией особняка Скарлетт 0'Хара в Таре. В кустах можжевельника неестественно выгибали длинные шеи розовые пластмассовые фламинго. Прямо посреди двора, на клумбе пронзительно-розовых петуний, высился резной каменный фонтан, более уместный где-нибудь в Версале, чем здесь.

У ведущей к дому дорожки стоял отделанный какими-то коваными финтифлюшками почтовый ящик. Он действительно выглядел плачевно: сплющенный с боков, перекошенный, похожий на хилого первоклассника, избитого школьным хулиганом. Выкрашенные в белый цвет стенки были поцарапаны, кое-где краска отвалилась кусками, будто кто-то пытался искромсать ящик ножом.

Этот дом был настолько странным, нелепым, несоразмерным, что Элизабет содрогнулась от отвращения. Если и королю и королеве китча понадобился дворец, лучшего дни не нашли бы.

— Мама родная, — пробормотала Элизабет, вытянув шею. — Спорю на пять центов, в гостиной у них над кушеткой а-ля Людовик XIV висит портрет Элвиса Пресли в черном бархате.

— Проиграли. — Дэн подбросил на ладони ключи, криво усмехнулся. — Там портрет тореадора в полный рост. Подождите здесь.

— Подождите здесь?! — возмутилась она. В ответ на ее негодование он хлопнул дверцей и пошел к дому. Элизабет вылезла из машины, водрузила на нос темные очки, повесила сумочку на плечо. Если он думает, что она будет сидеть внутри, как наказанный ребенок, и упустит встречу со скорбящей миссис Джарвис, то глубоко ошибается. Во-первых, не принести вдове свои соболезнования просто неприлично. Во-вторых, интересно посмотреть, что за женщина вышла замуж за такую свинью, как Джералд Джарвис. Ну и, наконец, это вообще ее работа.

Она сделала шаг по направлению к дому, но Дэн обернулся и бросил на нее взгляд, способный заморозить поток раскаленной лавы. На сей раз благоразумие победило минутный порыв: Элизабет пожала плечами, остановилась и одарила его широкой глупой улыбкой.

23
{"b":"12201","o":1}