ЛитМир - Электронная Библиотека

— Слышишь? Собака и та от тебя устала. Дэн посмотрел на пса. Огромный старый лабрадор заурчал, уронил голову на лапы и опять провалился в сон.

— Немного же ему надо. Он вообще годится на что-нибудь, кроме как задирать лапу у каждой машины?

— Старина Бузер? — Игер подался вперед, готовый защищать своего давнего приятеля. — Да он носится как заведенный, когда начинается утиная охота, посмотрел бы ты! Он милю проплывает легко, а как уток носит — ни перышка не помнет! Сейчас он просто бережет силы.

Пес повернулся на бок. В брюхе у него громко заурчало. Дэн выразительно поднял бровь.

— Не думаю, чтобы кто-нибудь надолго удовольствовался тем, что подозреваемый у нас есть, — сказал он, возвращаясь к делам насущным. — Мне самому стало бы намного спокойнее, если бы мы уже поймали Керни Фокса и закрыли дело.

— Да, и журналисты радовались бы как дети. Пока мы будем заталкивать задницу Керни Фокса в камеру, они будут торчать здесь, изводя километры пленки, как туристы в Диснейленде, а потом разъедутся по домам, и мы их больше не увидим.

— Ну и отлично, — буркнул Дэн. — Чем меньше репортеров я вижу, тем мне лучше. Он отогнал вставший перед глазами образ Элизабет и подошел к приклеенной к стене линии времени, начерченной на длинной полосе белой пергаментной бумаги. Ради рулона этой бумаги он безжалостно поднял в два часа ночи и погнал на работу Лероя Джонсона, хозяина «Пиггли-Виггли». Теперь вся хронология событий вчерашнего вечера, включая предположения о возможном времени смерти Джералда Джарвиса, была восстановлена на этом свитке аккуратным почерком Дэна Янсена. Он подошел к самому важному из эпизодов дня — показаниям Юджина Харрисона, который с завтрака до ужина торчал в «Красном петухе», наливаясь пивом на свое пособие по безработице —20 — Керни Фокс покупает пачку сигарет. Говорит, что ему надо в «Тихую заводь» «по делу».

Все это почти доказывало присутствие Фокса на месте преступления. Нужна была самая малость — отпечаток пальца, клок волос, нож с именной гравировкой, — и дело в шляпе. Керни Фокс был как кость в горле для всего города с тех самых пор, как в апреле появился на Мейн-стрит на своем драндулете 1981 года выпуска, с зализанными назад сальными волосами и наглой улыбочкой на губах. Дэн не стал бы особенно грустить, если б ему удалось упрятать Керни Фокса за решетку на веки вечные; тогда Стилл-Крик заживет обычной жизнью, и конкурс красоты «Мисс Фестиваль» не будет омрачен страхом перед нераскрытым особо тяжким преступлением.

В дверь громко постучали, и в комнату заглянула Лор-рен. Она окинула Игера возмущенным взглядом. Брет только лениво ухмыльнулся и почесал живот.

— Мисс Стюарт спрашивает, готовы ли вы ее принять. Дэн медленно выдохнул, расправил плечи. Ему необходима была минутная передышка после их минутного сближения в комнате для совещаний, и потому он отвел Элизабет к Лоррен. Ей тоже надо было немного остыть. Теперь, кажется, все стало на свои места.

— Да, Лоррен, пусть войдет.

Лоррен замялась, сжала тонкие губы в неразличимую линию, думая, высказаться ей или нет. Ее глаза щурились за тонированными стеклами раскосых очков.

— Что, Лоррен? — нетерпеливо спросил Дэн.

— Возможно, я зря вмешиваюсь, но эта женщина такая же бесстыдница, как все они, — зардевшись, выпалила она. — Она называет ваших помощников «лапочками» и «солнышками». Это неприлично!

— Она ведь с Юга, — усмехнулся ей Игер. — Там все так говорят, солнышко.

Последнюю фразу он произнес, карикатурно растягивая слова, и подмигнул Дэну. Лоррен величественно качнула начесом, фыркнула, выпрямилась и вышла.

— Кажется, она ко мне неравнодушна, — хохотнул Игер, когда за нею закрылась дверь.

— Не мечтай, — рассмеялся Дэн.

— Мне жаль отрывать вас от отдыха, мальчики, но некоторые из-за вас тратят свое рабочее время попусту.

Элизабет незаметно вошла и теперь стояла у стены, скрестив руки на груди.

Игер встал со стула, откашлялся и перестал улыбаться.

— Агент Брет Игер, мэм, — церемонно представился он, протягивая ей руку. — Дико извиняюсь, что заставил вас ждать. Надеюсь, это не сильно утомило вас.

Она пожала протянутую руку, машинально отвечая улыбкой на старомодную учтивость Игера, и покосилась на Дэна.

— Приятно видеть, что некоторых людей господь наделил лучшими манерами, чем четвероногих. Рада познакомиться с вами, агент Игер.

— Взаимно, мэм. Дэн закатил глаза:

— Может, перейдем к делу, пока ты не сказал ей, что она хороша, как молодая индейка? Игер осклабился:

— Не изволите ли присесть, мисс Стюарт? Элизабет посмотрела на предложенный ей стул, на лежавшего под стулом огромного пса и покачала головой:

— Нет, благодарю. Я очень тороплюсь: надо срочно делать специальный выпуск газеты.

— Тогда буду краток. — Перегнувшись через стол, Игер достал свежеотпечатанный протокол и, хмурясь, пробежал его глазами. — Здесь вы показали, что примерно в семь тридцать ушли с работы и направились за город. Вы уверены, что никого не встретили? Необязательно в «Тихой заводи» — может, кто-нибудь шел по шоссе, или вы заметили вдали облако пыли от едущей по другой дороге машины?

— Мне очень жаль, но тот, кто это сделал, ушел со стройки либо еще до моего появления, либо когда я побежала за помощью. Других машин, кроме «Линкольна», я не видела.

— А раньше, до убийства, не приходилось ли вам слышать от мистера Джарвиса, чтобы он был с кем-нибудь в плохих отношениях? Мог он уволить кого-то из своих работников или не взять человека на работу?

— Я не настолько хорошо знала мистера Джарвиса, — выпрямившись, холодно ответила Элизабет. — Как-то раз в редакции он попытался схватить меня за задницу, за что получил по рукам. Не знаю, как у вас в Миннесоте, но там, откуда приехала я, подобные вещи не всегда означают близкую дружбу.

— Прошу прощения, я ничего не имел в виду, — уверил ее Игер, предупредительно поднимая руку. — Я задал вопрос без всякой задней мысли. Просто в маленьком городке любой разговор быстро становится достоянием гласности, и я подумал, что вы как журналист…

— Нет, — шепнула она, снова взглянув на спящего пса. Должно быть, это собака Игера; Янсен никогда не завел бы себе такую собаку — толстую, сонную и добродушную. Он выбрал бы большую и злую — немецкую овчарку, а то и волка. Волка с голубыми глазами, и общался бы с ним сугубо телепатически.

— Нет, до меня никакие слухи не доходили, — мягко сказала она, подняв голову и встретив заинтересованный взгляд Игера. — И, богом клянусь, предпочла бы ничего не видеть. А теперь, если у вас больше нет ко мне вопросов, у меня еще очень много дел.

Игер нацарапал что-то ручкой в протоколе и кивнул.

— Вы можете идти, мэм.

— А могу я сама задать вам вопрос?

— Конечно.

Она обратилась к Дэну. Может, по правилам протокола положено разговаривать со старшим по званию, с представителем криминального бюро, но она в этом ничего не понимала, а ответ хотела получить именно от Янсена. Это его город, его округ, и он отвечает за то, что здесь происходит.

— Вы говорили о случайном человеке. Это ваш единственный подозреваемый?

— Помимо вас — да, — с язвительной улыбкой кивнул Дэн.

— Почему? — настаивала она, не обращая внимания на его тон. — Насколько я могу судить, Джарвиса в городе не очень любили. Должен же быть еще кто-нибудь, кто желал его смерти.

— Вас тоже не очень любят, — возразил Дэн, — но, несмотря на Хелен Джарвис с ее вишневым желе, я не думаю, чтобы кто-нибудь в Стилл-Крик собирался убить вас.

Элизабет вспомнила безумные глаза вдовы Джарвис и невольно поежилась. Ведь вместо тарелки у нее в руках мог оказаться нож, и она не раздумывая пустила бы его в дело, можно даже не сомневаться.

— Вы уверены, что настолько хорошо их знаете? — спросила она.

— Я почти всю жизнь здесь живу. Единственные, за кого я не могу поручиться в Стилл-Крик, — это приезжие. Элизабет его пафос не впечатлил.

— Подчас оказывается, что ничего не знаешь о людях, всю жизнь живущих рядом.

30
{"b":"12201","o":1}