ЛитМир - Электронная Библиотека

Филлис села поудобнее, скинула туфли и с выражением блаженства на морщинистом лице поставила босые ступни на пол.

Элизабет потрясение смотрела на нее.

— Значит, у многих людей были причины убить Джарвиса? Хелен, Розмари, этот его бывший деловой партнер…

Филлис сделала большие глаза.

— Господь с тобой, прошло уже двадцать лет! Может, на Юге все делается медленно, но мы принимаем решения немного быстрее.

— Так что тогда произошло?

— Ничего особенного. Джералд выкупил у Гарта его долю в деле и разбогател, как Рокфеллер. Гарт стал продавать машины. Хелен и Розмари с тех пор не разговаривают.

— И все? — недоверчиво протянула Элизабет. — Ни драки, ни угроз, ни развода?

— Это же Миннесота, — усмехнулась Филлис. — Мы обходимся без драм и трагедий. Слишком накладно, а потом от людей стыдно. Чувства держим при себе. А развод… — Она нахмурилась. — Знаешь, даже теперь развод здесь — это не просто скандал, а намного хуже. А тогда и подавно разводиться никому в голову не пришло бы.

Элизабет задумчиво потягивала прохладную колу. Там, откуда она родом, без потасовки не обошлось бы, да и пальбой никого не удивишь. В Бардетте люди говорили то, что думали, и были скоры на гнев: покричат, выпустят пар — и забудут о ссоре. Интересно, что сталось бы с ними, если б они держали в себе все это — ненависть, обиды, возмущение… Во что можно превратиться, если Двадцать лет копить злобу?

— Филлис права, — вступила в разговор Джолин, — это всем известно. А Джералд с тех пор путался еще с г кучей баб. Весь город знает, что он изменял Хелен, и она в том числе.

— Может, Хелен надоело терпеть? — предположила Элизабет.

— И она зарезала жирную курицу, несущую золотые яйца? — покачала головой Джолин.

— На каждую жирную курицу найдется жирная налоговая полиция.

— Верно, — согласилась Джолин, — но я все равно не верю, чтобы Хелен…

— А я верю, — зябко поведя плечами, буркнула Элизабет.

Джо снова покачала головой:

— Ей роста не хватило бы.

— А что, обязательно мараться самой? Можно кого-нибудь нанять.

— Например, Керни Фокса? — Джолин скрестила руки на груди, села поудобнее, задумчиво хмыкнула. Действительно, как просто: никто из команды шерифа ни разу не упомянул имени Керни Фокса, но чтобы вычислить, какого «приезжего» повсюду ищут для дачи показаний, долго думать не надо. Разумеется, Керни Фокс. Он болтался в городе с апреля и до сих пор только чудом не сидел за решеткой. Такая репутация вкупе с тем фактом, что после обеда в среду никто не видел Керни, делала его главным подозреваемым.

— Я тоже не верю, чтобы это была Хелен, — вполголоса пробормотала Филлис, допив свой стакан до последней капли и вытерев ладонью мокрый круг от него на столе. — Хелен слишком много имела с того, что была женой Джералда. Всегда находилась в центре внимания — неважно, хорошо или плохо то, что происходило вокруг. По-моему, Керни Фокс сделал это сам, из-за денег. — Она подалась через стол к Джолин и Элизабет и заговорщически склонила голову набок. — Он ведь с Айрон-Рэйндж, а там народ лихой.

Айрон-Рэйндж? — вопросительно подняла бровь Элизабет. — Где это?

— На севере Миннесоты, — ответила Джо. — Там раньше добывали таконит — железную руду. Правда, железа в ней мало.

— Глухое место, одни волки да индейцы, — вставила Филлис. — А люди живут на пособие.

— Безработица просто чудовищная, — перебила ее Джолин. — Кому сегодня нужна такая руда при нашем уровне добычи железа.

— Янсен рассказывал, что этот человек приехал сюда искать работу. — Элизабет машинально потягивала напиток, чертя пальцем узоры на запотевшем боку стакана.

— И, кажется, нашел, — фыркнула Джолин. — Если, конечно, называть работой убийство.

— По-моему, свалить вину на того, кто в городе недавно, проще всего, — возразила Элизабет. — Наверняка были и другие, кто ненавидел Джарвиса.

— Да неужели! — усмехнулась Филлис. — Все, чьи имена занесены в его черную книжечку. Но все-таки вряд ли кто-нибудь из них собрался бы убить его. В Стилл-Крик такого не бывает. Не по-нашему это: разозлиться и ничего не сказать. Вот как…

Джо и Элизабет одновременно повернулись друг к дружке с загоревшимися глазами, как два почуявших куропатку сеттера.

— Черную книжечку?

На круглом личике Филлис появилась довольная, совершенно кошачья ухмылка, отчего все ее тонкие морщинки стали намного заметней и глубже. Может, не все это понимали, но, поскольку именно в «Чашку кофе» люди шли поговорить о делах, она знала почти все и почти обо всех в городе и не испытывала ни малейших угрызений от того, что случайно что-нибудь подслушала.

— Джералд давал деньги взаймы тем, кому не дали бы в банке, и тем, кто сам не доверял банку или не хотел, чтобы кто-то знал, на что ему эти деньги. А имена должников записывал в свою черную записную книжечку. — Она с гордым видом кивнула на единственный в зале незанятый кабинет напротив. — Вон там он проворачивал все свои дела.

Элизабет повернулась к Джолин.

— Янсен сказал, что в отделении для перчаток в «Линкольне» Джарвиса кто-то основательно порылся. Они решили, что это преступник искал деньги.

— А если нет? — пробормотала Джолин. Несколько секунд они ошеломленно смотрели друг на дружку. В головах у обеих крутились десятки версий, предположений и новых мотивов убийства. Наконец Джолин взглянула на часы:

— Черт, нет у нас времени на размышления, шеф. Есл мы хотим успеть сверстать экстренный выпуск и отвезти его в Грэфтон, надо поторапливаться.

Да, прошли те времена, когда местные газеты набирали свой тираж на печатных станках прямо в городе. Теперь даже в богом забытых уголках, вроде Стилл-Крик, все делалось на компьютере. Частью личного вклада Элизабет в «Клэрион» было как раз приобретение двух новейших издательских машин IBM для себя и для Джолин. Тексты они набирали сами, но тираж печатали в большой типографии в Грэфтоне. Управляющий пообещал втиснуть их экстренный выпуск между уже назначенными ежедневными выпусками газет других городков. Время печати всегда было расписано с точностью до минуты, и Элизабет пришлось долго клянчить, чтобы их пропустили вне очереди.

Джолин права, надо пока отложить то, что сообщила Филлис. Они подумают над этим потом, и подумают как следует. Может, Дэн Янсен счастлив повесить это убийство на приезжего и закрыть дело, но ей, Элизабет, нужна правда. Может, «Клэрион» не заработает миллионов на убийстве Джералда Джарвиса и не устроит шумихи, как поступили бы газеты Брока Стюарта, но они напечатают правду — не сказку для взрослых, которая всех устроила бы, не громкую сенсацию, как сделал бы Брок, а правду. И если для этого придется разрыть чистенькие улицы Стилл-Крик и покопаться в грязи, она не побоится запачкаться.

…Смертельно усталый, Дэн рухнул в кресло. Пожалуй, так он не выматывался еще ни разу с последнего выезда на сборы с командой «Рейдерз», когда возраст и травмированное колено каждый день заставляли его всерьез думать, не послать ли к черту эту жизнь. Он сомкнул налитые свинцовой тяжестью веки, запрокинул гудящую голову и застонал. С обеда до темноты он лазал вверх-вниз по no-росшим лесом холмам за городом, заглядывая буквально под каждый куст в поисках хоть каких-то следов Керни Фокса, но к почти семи часам вечера ему оказалось нечем похвастаться, кроме порванных джинсов, режущей боли в колене и отвратительного настроения.

За прошедшие после убийства сутки они с помощниками прочесали каждый квадратный сантиметр округа Тайлер, но не нашли ни волоска, ни окурка — ничего. Оборотистый гаденыш. Наверное, сейчас он уже на полпути к канадской границе, ползет по канализационным трубам, как крыса, боится высунуть нос наружу. Если б у Дэна и были сомнения относительно виновности Керни, то теперь они все отпали. Человек не проваливается под землю, когда у него нет причин скрываться.

Он готов был спорить на что угодно: в результатах дактилоскопической экспертизы, которую вот-вот пришлют из центральной лаборатории Сент-Пола, внутри и на поверхности «Линкольна» среди десятков случайных непременно окажутся заметные отпечатки пальцев Керни Фокса, и тогда уж ему не отвертеться. Если только удастся его найти.

32
{"b":"12201","o":1}