ЛитМир - Электронная Библиотека

— А зачем?

Элстром оторвался от желтого блокнота, в котором что-то строчил, и важно сдвинул брови.

— Потому что твоя задница в опасности, идиот. Керни причесал пятерней сальные темно-рыжие волосы, надменно откинул голову, не сводя взгляда с мясистого лица Элстрома. В его черных глазах прыгали чертики.

— Я так не думаю.

На самом деле у них ничего нет, Керни знал это и захихикал про себя, когда Элстром швырнул ручку, поднял свою тушу со стула и вышел из-за стола.

— Эй! — воскликнул Керни, помахав рукой у него перед носом. — Элстром, ты чего? Какая муха тебя укусила?

— Заткнись, кретин, — сердито прошипёй Бойд. Дверь в комнату для допросов распахнулась, и вошел Янсен с таким видом, будто ему хотелось кого-нибудь пнуть. В этом вонючем городке он был единственным, кого Керни почти уважал. За ним в дверях показался тип из криминального бюро, весь помятый, со слезящимися глазами и торчащим вихром на макушке. Янсен что-то сказал Спенсеру, одному из помощников, доставивших Керни, и Спенсер вышел. Кауфман и Элстром остались. Элстром встал у стены прямо напротив Керни.

— Вы требуете присутствия адвоката? — негромко спросил Янсен, садясь во главе стола, справа от него.

Керни заерзал на стуле. Когда этот Янсен смотрит вот так в упор, просто озноб прошибает. Впрочем, ему-то беспокоиться не о чем: все козырные карты у него. Керни шмыгнул носом и по-птичьи склонил голову набок.

— Вы меня в чем-то обвиняете? Игер миролюбиво улыбнулся.

— Нет, Керни, это не допрос. Мы просто хотим задать тебе несколько вопросов. Может, ты нам поможешь.

Элстром фыркнул. Керни передернул костлявыми плечами, осклабился, продемонстрировав агенту кривые мелкие зубы.

— Спрашивайте что хотите, — величественно разрешил он.

— Вот это дело! — рассмеялся Игер.

Дэн сидел с каменным лицом. Будь он проклят, если начнет заигрывать с этим подонком. В свои двадцать два Фокс мог похвастаться вполне взрослым списком мелких нарушений, не считая одного-двух серьезных, за которые, впрочем, так и не ответил: разбойное нападение и хранение наркотического вещества с целью продажи. Одному богу известно, сколько всего числилось за ним до совершеннолетия. Шериф округа Сент-Луис, должно быть, до сих пор ждет его как родного.

Некоторое время Дэн просто смотрел на задержанного, запоминая каждую черточку: бегающие темные глаза, костистое личико, неопределенно-бурую клетчатую рубашку с обрезанными рукавами, открывавшую тощие руки — одни кости и узлы жил. Керни Фокс был похож на верткого, скользкого червяка, вечно балансирующего на краю какой-нибудь ямы, но в последний перед падением момент сохраняющего равновесие. Он отличался поразительной способностью уходить от ответа за свои мелкие пакости, когда, казалось бы, расплата неизбежна. Ну теперь-то, если только он виновен, ему точно не отвертеться, получит сполна за все сразу, подумал Дэн. Он смотрел на этого крысенка и искренне желал, чтобы тот оказался виновен.

— Я слышал, ты в среду ездил в Стилл-Крик, — сказал он наконец.

Керни выставил остренький подбородок. Его глаза хитро блеснули.

— От кого?

— В четыре двадцать ты вышел из «Красного петуха» и сказал, что тебе надо в «Тихую заводь» по делу.

— А кто меня там видел? — вызывающе осведомился Керни, скрестив руки на груди. Янсен помрачнел. Вот и ответ на беспокоивший его вопрос: разглядела ли эта Стюарт что-нибудь за мертвой тушей Джарвиса.

— Ты был там?

Керни скорчил рожу и повел плечами.

Дэн положил руки ладонями вниз на стол и очень тихо, еле слышно спросил:

— Что тебе известно об убийстве Джарвиса? Керни равнодушно обвел взглядом всех присутствующих по очереди: Кауфман, Игер, Элстром. Пусть доходят, надо тянуть время.

— Ты ведь не очень ладил с Джарвисом, верно, Керни? — заметил Игер.

Этот из бюро, пожалуй, единственный до сих пор вел себя спокойно и доброжелательно. Кауфман, забившись в угол, хрустел пальцами, мрачный, как туча, Элстром подпирал стенку, багровея на глазах и незаметно поглаживая брюхо, а Янсен неподвижно, будто каменный, сидел во главе стола, и сверлил Фокса своими жутковатыми голубыми, прямо волчьими глазами. Керни почувствовал, как вдоль хребта бежит неприятный холодок, и нахохлился.

— Говнюк он был.

— Это у вас общее, — сухо проронил Дэн, — но тем не менее вы не ладили. Пару месяцев назад Джарвис не взял тебя на работу. А ты устроил ему большой скандал. — Он нехорошо улыбнулся. — При свидетелях.

— И что? — ощетинился Керни. — Ну, не получил я эту работу. Дерьмо вопрос. У меня другие планы.

— Правильно. Например, провести остаток своей никчемной жизни в тюрьме. Керни шмыгнул носом:

— У вас ничего на меня нет, шериф Янсен. Не сводя глаз с подозреваемого и не моргая, Дэн подался вперед, оказавшись почти нос к носу с ним.

— Не нравишься ты мне, Керни, — мягко, почти ласково произнес он. — Так что здесь ты, пожалуй, плохо начинаешь.

Керни с усилием сглотнул. Нахальства у него чуть поубавилось. Чертовы гляделки так и сверлят. Он выдержал взгляд Янсена сколько мог, с грохотом отодвинул стул, встал, полез в карман рубахи за пачкой сигарет и достал одну.

— Иди ты на хер, Янсен, — процедил он, закуривая.

— Зачем, если ты отлично сделаешь это за меня? — возразил Дэн, тоже медленно поднимаясь с места.

Он с расслабленным, почти ленивым видом шагнул к Фоксу. Керни не шелохнулся, только повел глазами, как испуганная лошадь. Не успел он моргнуть, Дэн выбросил руку вперед, выхватил сигарету у него изо рта и припер его к стенке так молниеносно, что Керни оступился, потерял равновесие и больно ударился затылком.

— Мне нужен точный ответ, слышишь, кусок дерьма? — прорычал Дэн, нависая над ним с таким зверским лицом, будто вот-вот свернет ему шею. — Ты меня слушаешь, Керни? Я спрашиваю в третий раз, а ты уже так глубоко завяз, что дальше рыпаться некуда. Все, приехали. Так ты там был?

Керни вжался в холодную стену, отчаянно труся. Но у него еще оставался в запасе прием, который выручал его не раз и не два, — сказать правду.

— У меня алиби! Я был с другом.

Дэн сузил глаза. Гнев клокотал внутри, жег как кипящая кислота. У него алиби? Значит, гоняться за еще одним недоумком и проходить все по второму кругу.

— Трудно поверить, что у тебя есть друзья, — усмехнулся он, — но все же, для порядка: имя у него есть?

— Стюарт. Трейс Стюарт.

ГЛАВА 12

Щурясь от яркого вечернего солнца, Дэн вышел из суда. Погода стояла — лучше не бывает; ворошить бы сейчас сено у себя на сеновале или сидеть с удочкой у реки, так нет. Ни того, ни другого даже близко не предвидится. Он достал темные очки с зеркальными стеклами и только надел их, как к нему подбежали три репортера с диктофонами на изготовку.

— Шериф, правда ли, что подозреваемого отпустили после допроса?

— Ни одного ареста произведено не было, — бросил он через плечо, не останавливаясь. Репортеры увязались за ним, но он медленно обернулся, приподнял очки и вполголоса раздельно произнес:

— Больше мне нечего вам сообщить.

Все-таки есть у этих писак одна хорошая черта, лениво подумал он: обучаются быстро. За два дня, прошедшие после убийства, уже успели уяснить, когда можно к нему приставать, а когда лучше отступить. И сейчас отстали после первого предупреждения.

Он решил срезать угол и пройти через Кеплер-Парк в надежде, что быстрая ходьба поможет расслабиться хоть немного. Несколько членов Лайонс-клуба украшали сине-красно-белыми флажками открытую эстраду, что-то спешно приколачивали, устанавливали звуковую аппаратуру, путаясь в километрах толстых разноцветных проводов: в городе вовсю готовились к конкурсу красоты «Мисс фестиваль».

У коновязи на краю стоянки у «Пиггли-Виггли» стоял черный амманитский фургон, откуда выглядывали, вертя круглыми головенками и блестя любопытными глазами, двое совсем маленьких мальчишек с обведенными широким вишнево-красным ободком губами: с леденцами на палочке, видимо, было покончено только что. Они ошара-щенно наблюдали за приготовлениями к фестивалю, приносящему немалый доход городу и ничего, кроме нервотрепки, общине амманитов.

39
{"b":"12201","o":1}