ЛитМир - Электронная Библиотека

Она фыркнула, прижав к животу пустой поднос.

— Шериф, это не подношение. Это чизбургер.

— Аминь.

Вонзив зубы в бутерброд, он заурчал от удовольствия. Хороший ломоть постной, нежной говядины, хлеб утренней выпечки. Не то что какой-нибудь суррогат из кафе быстрого обслуживания. Желудок нетерпеливо урчал: с утра, кроме пяти чашек черного кофе, Дэн ничем себя не побаловал, а на нормальный обед не было ни времени, ни аппетита. Светские беседы с Керни Фоксом и Трейсом Стюартом заняли почти весь рабочий день и буквально набили оскомину.

По легенде, Керни и Трейс в среду провели весь вечер вместе. Были свидетели, готовые подтвердить, что так оно и было, но только с девяти часов, а раньше никто их просто не видел. Дэн мог поставить свою ферму против двух центов: Стюарт врал, но доказать это и уличить его во лжи было невозможно.

Трейс Стюарт. Господи, дались ему эти Стюарты. Интересно, знает ли Элизабет, что, пока она спотыкается о мертвые тела и копается в грязном белье уважаемых граждан Стилл-Крик, ее сын водится с отребьем вроде Керни Фокса? Парень наживет себе много неприятностей, если не сменит компанию. Впрочем, неприятности в этой семье как видно, не переводятся.

Ему шестнадцать. В сознании Дэна никак не укладывалось, что притягательная, роскошная женщина, какой он считал Элизабет, — мать почти взрослого сына. Она сама должна была быть немногим старше Эми, когда родила его. Как же это вышло? Но тут он спохватился и заставил себя думать о другом. Сейчас он обедает с дочкой, и не надо ни с чем это мешать. Работа отдельно, частная жизнь отдельно.

— Так как же ты добралась до города? — спросил он. Эми стащила у него с тарелки ломтик картошки, отправила в рот и аккуратно слизнула с пальцев крупинки соли.

— Миссис Крэнстон с другими дамами должны были прибраться в церкви перед похоронами Джарвиса. Она меня подвезла.

— Правильно, — одобрил Дэн. — Не хочу, чтобы ты оставалась на ферме одна. Эми закатила глазки:

— Папочка…

— Дискуссия окончена, — не терпящим возражений тоном отрезал он. — Ты, конечно, считаешь себя взрослой, но Джералд Джарвис тоже был взрослым, а теперь он мертв.

— Так ты что, ищешь серийного убийцу? — голосом, приглушенным от возбуждения, смешанного со страхом, спросила Эми, откладывая журнал и нетерпеливо придвигаясь ближе. Она поставила локти на стол и смотрела прямо на него расширенными блестящими глазами.

— Нет, просто не хочу рисковать. У меня других дочек нет.

Эми лукаво улыбнулась:

— Были бы, если б ты женился.

Дэн зажмурился, раздраженно замычал, но, когда открыл глаза, Эми все еще смотрела на него. Он откинулся на мягкую подушку у стенки кабинета, тщательно вытер бумажной салфеткой полоску кетчупа с указательного пальца.

— Этого не предвидится, детка.

— Ну, тогда, — рассудительно продолжала Эми, уткнувшись подбородком в сложенные на столе руки, — ты бы хоть девушку какую-нибудь себе завел. Миссис Крэнсон говорит, ты ни с кем здесь не встречаешься. Еще говорит, ходят слухи, что у тебя есть кто-то в Рочестере, но, наверное, там ничего серьезного, если ты никому ее не показываешь и сюда не привозишь.

— Миссис Крэнстон лучше бы не совать нос в чужие дела, — буркнул Дэн.

— Я думаю, у тебя с ней ничего нет, кроме секса, — как ни в чем не бывало продолжала Эми, потягивая кока-колу и будто не замечая, что отец медленно багровеет. — Но, папа, это так скучно. Людям нужны серьезные отношения, нужно заботиться о ком-нибудь. То есть, конечно, секс — это тоже здорово, только…

Дэн поднял руку, чтобы оборвать ее. Краем глаза он видел, что за соседними столиками уже слушают невинные рассуждения его дочери с неприкрытым интересом. Их уши, как радары, ловили каждое слово: ведь интересно, что привезла Эми из своей Калифорнии.

— О сексе я говорить не хочу, — твердо сказал он, добавив про себя, что ей вообще рано знать, что это такое. Эми только моргнула.

— Да? Ну ладно. — Она пожала плечами и вернулась к существу дела. Ее большие синие глаза чуть потемнели от искреннего сочувствия ему. — Я не хочу все время думать, что ты тут совсем один. Хочу, чтобы ты был счастлив.

Пару минут Дэн ничего не мог сказать. Как и в первый раз, когда Эми заговорила на эту тему, от его душевного равновесия моментально не осталось и следа. Она переживала за него так искренне, что Дэн чувствовал, как твердая почва уходит у него из-под ног. Он взглянул на дочку, и у него защемило в груди, а сердце застучало часто и громко. Эми взрослела слишком быстро, она перестала относиться к нему как к опоре, начала заботиться о нем и устраивать его жизнь, а он хотел только читать ей сказки на ночь.

Потянувшись к нему, она погладила его по руке кончиками пальцев, и на ее губах появилась нежная, слишком Снимающая улыбка.

— Я счастлив, — буркнул он, но даже самого себя убедить не смог. Да нет же, счастлив, конечно, счастлив — насколько можно. У него спокойная, налаженная жизнь именно такая, как ему хочется: работа, дом, необременительный секс с Энн Маркхэм, никаких сложностей, тищь да гладь. Всему свое место. Так было до убийства Джарвиса… и до Элизабет.

— Ты не такой уж старый, — великодушно заметила Эми. — Мог бы еще раз жениться, и у тебя опять была бы полная семья.

Еще раз пройти через все это? Испытать ту же боль когда обстоятельства и время отнимают у тебя ребенка? И потом сидеть вот так напротив нее, почти взрослой, совсем другой, не зная как следует, какая она теперь, как стала такой, понимая, что времени на выяснение почти нет, что оно уходит, сыплется, как песок меж пальцев? Нет уж. Не в этой жизни, подумал Дэн.

Эми откинулась назад, устало уронила руки. Ей было грустно. По выражению папиного лица она понимала, что ничего не добилась и не добьется. Дверь в свою личную жизнь он держал на замке и никого туда не пускал, а Эми так хотелось, чтобы отец больше доверял ей, чтобы обращался с нею как с другом, а не только как с несмышленым ребенком. Вот отчиму это удавалось лучше, но не говорить же папе об этом… Что же, нет так нет. Надо резко сменить тему разговора. Пусть думает, что у нее ветер в голове, как у всех девчонок.

— Пока я ждала тебя у кабинета, — начала она, блестя глазами, — я кое с кем познакомилась. Он такой классный!

Дэн раздраженно сдвинул брови:

— Кто-нибудь из моих помощников? Если кто-то из них позволил себе флиртовать с его дочерью, с его девочкой… Поймаю — шкуру спущу, решил он.

— Нет, кажется. Я не знаю, как его зовут. Но это все равно: я, кстати, вспомнила, что видела афишу вечера танцев, это через несколько дней, ну, на вашем фестивале, и подумала, что там могла бы встретить ею снова, а тогда спросить…

— Нет. — Это вырвалось у него автоматически, удивив его самого не меньше, чем Эми.

Ее оживление заметно угасло. В глубине души она надеялась, что как-нибудь проскочит опасный разговор, рассчитывала усыпить папину бдительность веселой болтовней, и на тебе — ничего не получилось. Ссора неотвратимо приближалась, Эми чувствовала, как внутри ее поднимаются злость и обида. Она подалась вперед, крепко стиснув пальцами край стола.

— Но, папа…

— Нет, я сказал.

Дэн понимал, что действует по наитию, что им управляет первобытный инстинкт собственника, что ему просто страшно, как быстро становится взрослой его маленькая дочка. Наверно, он ведет себя неразумно и старомодно. Ну и пусть. Пусть он не может контролировать многое из того, что происходит вокруг него в последние несколько дней, но уж с собственной дочерью справится.

— Мне все равно, что разрешает тебе мама. Я думаю, что ты еще мала для свиданий, и, пока ты со мной, ты ни с кем встречаться не будешь. Ясно?

Эми смотрела на него полными слез глазами, потрясенная и рассерженная.

— Да, сэр, ясно, — тихо сказала она наконец дрожащим от гнева и обиды голосом. Краем глаза она видела, что на них уже оглядываются, и была готова провалиться сквозь землю от стыда. Споров не будет, горько думала она. Господь бог все сказал. А она сама — только маленькая девочка с торчащими косичками, которую поставят в угол, только посмей она пререкаться со старшими на людях.

41
{"b":"12201","o":1}