ЛитМир - Электронная Библиотека

– Опять шутишь! Полегче, Рафферти: ты изменяешь себе. – Мэри устало взглянула в его глаза. – Сейчас ты ужасно хороший. Кто твой ангел-хранитель?

– Рассчитываю одолжить его у тебя, – ответил Джей Ди, будучи не так уж далек от истины. – Мой дядюшка стрелял в тебя. Тебе незачем было ездить в те места после моего предупреждения. Дел хочет одного: чтобы его оставили в покое. Война разрушила его изнутри, повредила разум.

– Так, может быть, ему лучше находиться в больнице?

– Он пробыл там несколько лет. Подобное заключение чуть было его не убило. Врачи ему не помогли, И никто, черт возьми, не помог! В конце концов, я просто привез его домой. Сейчас он в своей семье. Дел принадлежит «Старз-энд-Барз».

– Дел напугал меня, Джей Ди. Не тогда, когда стрелял в меня. Но что, если это он убил Люси? – тихо спросила Мэри.

– Он не убивал.

– Ты твердо в этом уверен?

Рафферти не был твердо уверен, но он скорее умер бы, чем позволил себе признаться в этом. Часть его души просто обмирала от подобной мысли. Дел был частью семьи. Рафферти всегда стояли друг за друга стеной; вместе могли пойти в огонь и в воду. Люси больше нет – и ничего здесь уже изменить нельзя.

– Забудем об этом. Мэри Ли, это был несчастный случай. Но, стоя у окна, созерцая этот бесконечный дождь, оба они погрузились в собственные сокровенные мысли, по-настоящему не веря словам Джея Ди.

В восемь часов утра Рафферти уехал в город – на собрание скотопромышленников Монтаны. Он пропускал основную часть встречи, но ему было необходимо переговорить с несколькими людьми относительно сделки по «Летающему К».

* * *

Мэри, все еще в махровом халате, стояла на крыльце и наблюдала, как машина Рафферти скрывается в промозглой темноте раннего дождливого утра. Над землей висел густой мягко-серый туман, он медленно клубился в воздухе, точно дым, обвивая стволы деревьев и заполняя двор ранчо. Мэри плотнее укуталась в большой, не по размеру халат и содрогнулась от утреннего холодка. Все казалось довольно романтичным, пока с ней был Джей Ди. Оставшись одна, Мэри ясно почувствовала вызывающее озноб беспокойство.

Мысли ее продолжали витать вокруг оставшегося на склоне горы, в одиночестве, Дела Рафферти. Дел и его ружья. Дел и его видения. Он не любит блондинок. Он не любит чужаков. Мэри всматривалась в покрытые лесами холмы, и ей показалось, что она чувствует на себе чей-то пристальный взгляд. Мэри представила себе Дела, берущего ее на мушку в перекрестье оптического прицела ружья. Следил ли он так же за Люси?

Почувствовав в животе урчание – от беспокойства и голода, – Мэри вернулась в дом. Ей следовало переодеться и тоже отправиться в город. Находя свое ранчо очень мирным и безопасным местом днем, Мэри не склонна была считать его таковым ночью, оставаясь наедине с мыслями об обитавшем поблизости безумном человеке. Она предпочитала номер в гостинице, и не только из соображений безопасности, но и потому, что еще не до конца восприняла положение о том, что это место принадлежит ей. Мэри до сих пор не смогла вполне согласиться принять этот дар. Она и сама не понимала, что так беспокоит ее во всей этой истории с наследством. Мэри не могла понять, какие еще нити, связанные с этим владением, могла оставить ей Люси.

Мэри отыскала джинсы (размером меньше), футболку (двумя размерами больше) и кеды (точно по размеру). Не очень-то модно, но никто в придорожной забегаловке не мог предъявить Мэри претензии. Прыгая через ступеньку, она спустилась с лестницы и направилась к выходу, мысленно рисуя себе огромный чизбургер и бекон. Но, оказавшись у сломанной двери кабинета, вдруг остановилась, обуреваемая новым вихрем неожиданных мыслей, пронесшихся в голове. Возникшие вопросы были связаны с вполне конкретными именами: Макдональд Таунсенд, Бен Лукас, Эван Брайс.

Перешагнув через разбитое стекло, Мэри вошла в комнату и зажгла настольную лампу, чудом не разбитую во время варварского налета. Пол был устлан ворохом бумаг, выброшенных из книжного шкафа. Бесполезная макулатура: повестки, документы на владение, журналы о ламах, папки с налоговыми пошлинами.

Книги также были сброшены с полок, встроенных в дальнюю стену, и валялись беспорядочными грудами на сосновом полу. Мэри пробежала рассеянным взглядом по названиям и именам авторов. Толстый том Мартиндейла-Хьюбелла валялся на полу рядом с экземпляром «Интимной близости».

Мартиндейл-Хьюбелл.

Ты можешь не попасть в справочник Мартиндейла-Хьюбелла, но мое имечко уж точно будет светиться там, как образчик позорного поведения… – всплыла в памяти Мэри строчка из письма Люси.

Мэри подняла книгу и пролистала страницы. Том третий: список адвокатов, живущих в Калифорнии, от Р до Z. Другие тома почему-то остались нетронутыми на полке – том девятый, включавший в себя перечень шести штатов, вместе с Монтаной, и пятый, начинавшийся с буквы N. Они ничем не отличались от прочих книг: стандартные тома в солидных кожаных переплетах горчичного цвета, с тисненными золотыми буквами корешками.

Справочник состоял из пятнадцати томов плюс том с указателями, но Люси не пользовалась всеми книгами. Мэри сомневалась, что ее подруга, прежде чем отправиться сюда, потрудилась заглянуть хотя бы в том, посвященный Монтане. Люси могла интересоваться лишь двумя томами, включавшими имена бесчисленного множества юристов, наводнявших Калифорнию.

Два тома.

– Тогда где же том от А до О? – прошептала Мэри.

В полной растерянности Мэри вновь оглядела комнату, и по всему телу растекся холодок. А что, если это и не акт вандализма? Что, если в контору Миллера Даггерпонта ворвался вовсе не пьяница из «Проклятых и забытых»? Даггерпонт был адвокатом Люси – Люси, знавшей немало секретов о власть имущих.

…У каждого из нас есть призвание в жизни, это – твое. Мое заключалось в том, чтобы быть занозой в «мохнатой лапе»…

Мэри подумала о ранчо, ламах, автомобилях в гараже, куче дорогах нарядов, разбросанных на полу спальни. Деньги. Где Люси взяла столько денег?

Из всех ответов лишь один имел здравый смысл. Кошмарная логическая выкладка позволила собрать воедино разбросанные фрагменты догадок.

Шантаж.

Перед мысленным взором Мэри предстал образ Люси, с ее многозначительной, циничной улыбочкой и глазами, сияющими иронией.

– О Боже, Люси, – задрожав, прошептала Мэри. – Что же ты такое натворила?

Глава 14

Миллер Даггерпонт был человеком, знающим, как и когда следует не упускать свои возможности. Он знал цену терпению и преимущества беспощадности. Он был человеком, наделенным многими талантами и планами, пусть даже и не очень грандиозными. Прибыль от них была не великой, но постоянно увеличивающейся.

Многие годы Даггерпонт занимался созданием трастовых фондов и предприятий. И ни с одним у него не возникало проблем. С каждого дела Даггерпонт имел не так уж много. Но в своей вороватой душе он считал скромные мошеннические доходы «чаевыми». Уличный адвокат в таком местечке, как Новый Эдем, штат Монтана, и не мог рассчитывать на большее. Большинство его клиентов составляли фермеры, состояние которых основывалось на земле, скоте и оборудовании. Новые богачи прибывали в Эдемскую долину с собственными адвокатами. А потому Миллеру остались лишь бракоразводные процессы, улаживание заковыристых дел по наследству после смерти, «чаевые» да собственные проекты. Увидев на другом конце своего заваленного всякой всячиной рабочего стола женское лицо, Дагтерттонт добродушно улыбнулся. Посетительница и без того уже, сама не ведая, внесла в копилочку Миллера кругленькую сумму. Жадный ум Даггерпонта тут же наполнился соображениями, какие еще доходы могла принести ему Мэрили Дженнингс.

– А вот и наша маленькая мисс! – воскликнул адвокат, хлопнув жирными ручищами по крошечному пространству на столе, что оставалось свободным от кучи папок с завершенными делами и рулонов бумаги и документов, которые еще предстояло в папки подшить. – Что привело вас сюда в этот ненастный вечер? Тут уж действительно должно быть нечто из рук вон выходящее, а?

45
{"b":"12202","o":1}