ЛитМир - Электронная Библиотека

– Должно быть, это лучший ресторан в городе? – сказала Мэри, постукивая по лацкану своего большого, не по размеру хлопчатобумажного жакета пачкой путеводителей по Монтане.

– Придется поверить, милочка, – усмехнулась официантка. – Если перед домом выстроилась череда пикапов, а на пороге сидит куча псов-попрошаек, знайте, что здесь вы получите хорошую, настоящую еду. Тут не скаредничают, а кофе всегда горячий и крепкий.

– Вы меня купили.

Нора бросила быстрый взгляд на ее коричневое в белый горошек платье, почти закрывавшее икры, на спортивные башмаки и длинные носки, но в глазах у нее не вспыхнуло неодобрения. Мэри она мгновенно понравилась.

– У вас замечательные волосы, – сказала официантка. – Это ваш естественный цвет?

– Ага, – хмыкнула Мэри.

Она вошла вслед за Норой в ресторан и проскользнула за высокую перегородку в кабинку у широкого окна, из которого открывался вид на город.

Мэри бросила книги на пластиковый столик и тут же о них забыла, стараясь впитать в себя первые впечатления от «Радуги».

Воздух в ресторане был теплый и влажный, пропитанный густыми, жирными запахами бекона и сосисок, сладким ароматом блинного сиропа. Все это смешивалось с сочным благоуханием кофе и мужских тел и было затянуто пеленой сигаретного дыма. Возраст дешевых столов и прочных красных стульев из металла и пластика исчислялся, вероятно, не одним десятком лет. Мэри подумала о том, понимает ли кто-либо из присутствующих, что подобный дизайн даже в дешевых забегаловках Северной Калифорнии считался бы апофеозом китча. Хотя, с улыбкой решила она, вряд ли подобные мысли приходят в голову кому-либо из посетителей кафе «Радуга» в Новом Эдеме, штат Монтана.

Окинув посетителей быстрым взглядом, Мэри обнаружила, что она – единственная женщина в кафе, не одетая в розовую униформу. Независимо от роста и телосложения все мужчины выглядели людьми физического труда, работающими на воздухе: обветренные, загорелые лица в морщинах, прищуренные глаза, которыми они твердо и прямо смотрели на Мэри и тут же, почти застенчиво, отводили взгляды.

Совершенно не заботясь подсчетом калорий, Мэри заказала все, что было в меню жирного и содержащего холестерин. Неделями она сидела на диете, а сегодня ей предстоял длинный день. Лучше уж встретить его на полный желудок. В ожидании заказа Мэри разглядывала видимую из окна часть города.

– Собираетесь купить землю? – поинтересовалась Нора, ставя на стол одну тарелку с горкой золотистых оладий и другую – с беконом и денверским омлетом.

– Нет, я… – Мэри решила, что в свете смерти Люси ей не стоит говорить о своем отпуске. – Скорее, это остановка на одном из жизненных перекрестков.

Официантка вздернула тонкую, выщипанную бровь и посерьезнела, выразив свое понимание утвердительным кивком:

– Кажется, мне и самой доводилось миновать несколько подобных.

Мэри отрезала дюймовый кусок бекона и отправила его в рот.

– Я приехала на время – навестить подругу, но оказалось, что это невозможно.

Нора понимающе хмыкнула:

– Мужские дела, а?

– Нет. Она… гм-м… Она умерла.

– Господи! – Темные глаза Норы широко раскрылись от удивления. Она одернула передник, словно подол юбки подхватил неожиданный порыв ветра. – Ну да… значит, дело обернулось достаточно мрачно, а?

– Да. – Мэри подцепила на вилку кусок омлета и задумчиво пожевала, обозначив минуту молчания в память Люси. – Может быть, вы ее знали? – наконец произнесла она. – Люси Макадам. Она прожила здесь около года.

При упоминании имени Люси несколько завтракавших посмотрели в сторону Мэри, но ее внимание было занято официанткой. Мэри уже считала Нору из кафе «Радуга» честным и надежным человеком, женщиной, знающей все о своем родном городе.

– Нет… – Нора сосредоточенно прищурила большие карие глаза и покачала головой, как бы пытаясь вытряхнуть из памяти что-либо связанное с названным именем. – Нет… Ах, погодите! Это не ее ли застрелили на горном хребте Рафферти?

Рафферти. Имя пронзило Мэри, словно удар тока.

– О-о, милочка, простите!.. – сочувственно проворковала Нора, с материнской заботой пожав плечо Мэри. – Я ее не знала. Компания, в которой она вращалась, появляется здесь не слишком часто.

– Какая компания?

– Вся эта чертова шатия-братия. Брайс и прочие. Вы их не знаете?

– Нет. Здесь я не встречалась с друзьями Люси. – Мэри имела о них лишь краткие и отрывочные сведения – детали, которыми Люси экстравагантно пересыпала свои немногочисленные письма и телефонные разговоры. Подробности эти были подобны ярким разноцветным драгоценным камешкам, ограненным так, чтобы сверкать и поражать. Знаменитости. Важные люди. Влиятельные лица, приехавшие в Новый Эдем – в соответствии с современной тенденцией к общению с природой. Толпа, в которую Люси погружалась ради острых ощущений, новизны, известности. Она всегда стремилась быть в центре заварухи.

– Что ж, для меня это говорит только в вашу пользу, – сухо заявила Нора. – Они большие шишки, но я не очень-то интересуюсь их отношениями. Я не дрессированная собачка, чтобы они приходили сюда и ржали надо мной. Могут взять все свои денежки и играть где-нибудь еще, что меня вполне бы устроило.

– Да брось ты, Нора, – раздался из-за перегородки за спиной у Мэри мягкий мужской голос. Повернув голову, она увидела ковбоя, который поднялся из-за стола и обнял официантку. Он был подтянут, атлетического телосложения, шелковистые темные волосы падали на высокий лоб, а небесно-голубые глаза сияли озорством.

Щеки Норы невольно вспыхнули, несмотря на то, что лицо притворно нахмурилось:

– Я говорю, что тебе лучше держать свои руки при себе, Уилл Рафферти.

Парень проигнорировал приказ, покачивая Нору из стороны в сторону – в такт мелодии, звучащей из игрового автомата. Он прижался худой щекой к ее щеке и мечтательно прикрыл глаза.

– Сейчас ты у меня увидишь небо в алмазах! – фыркнула Нора. Достав из нагрудного кармашка книжечку для записи заказов, она стукнула ею Уилла по лбу.

– Ой! – Уилл отшатнулся, изобразив на лице гримасу боли, и потер ушибленное место.

Нора бросила на него негодующий взгляд.

– Напомню тебе, Ромео, если забыл: ты женат. – Она подхватила кофейник и пошла прочь, но, пройдя три столика, обернулась, и на ее накрашенных губах появилась нахальная улыбка.

Уилл Рафферти откинул голову и довольно расхохотался:

– Нора, ты бесподобна!

– Не забывай об этом, парнишка, – протянула официантка и, покачивая бедрами, плавной походкой направилась в кухню.

Из-под опущенных ресниц Мэри изучала стоящего рядом с ней человека. Рафферти. Должно быть, родственник, да и внешне похож. Он был моложе мужчины, встреченного Мэри прошлой ночью – скорее всего одних с нею лет, – и обладал более изящным телосложением. У него была гибкая, атлетическая фигура танцора. Но самое большое отличие заключалось в том, что этот Рафферти запросто улыбался.

Уилл обратил силу своей сияющей белозубой ухмылки на Мэри, сверкнул взглядом блестящих голубых глаз, и на щеках у него появились ямочки. Поразительно привлекательная улыбка!

– Уилл Рафферти, – представился он с шутливо вычурным полупоклоном и протянул Мэри руку для приветствия. – Добро пожаловать в эдемский сад!

– Мэрили Дженнингс. А вы выступаете в роли Адама или змея? – спросила она, с легкой улыбкой пожимая протянутую руку.

– Каина. – Уилл плюхнулся на стул против Мэри и приподнял брови. – Каин-озорник.

– И ваша жена находит такое сравнение забавным?

Улыбка Уилла стала напряженной, он отвел взгляд:

– Мы разошлись.

Воздержавшись от комментариев, Мэри подцепила вилкой пористый кусочек блина.

– Так вы были подружкой Люси, да?

– Мы водили компанию, когда она жила в Сакраменто. А вы ее знали?

– Да, мэм, – Уилл стащил ломтик бекона с тарелки у Мэри и откусил кусок; взгляд его светящихся неоновым светом глаз снова сошелся со взглядом Мэри. – Это, доложу вам, была штучка!

6
{"b":"12202","o":1}