ЛитМир - Электронная Библиотека

Все послеобеденное время Мэри провела с ламами, решительно отвергая назойливые мысли о проблемах ее жизни и той мешанине, в которую она превратилась. Когда же солнце стало скатываться на запад, за горы, Мэри вернулась в реальный мир людей и их проблем, а также загадок, чем еще следует кормить лам.

Глава 20

Джей Ди ехал верхом на желтой кобылке аптекаря вдоль русла ручья Маленькая Змейка. Лошадка шла очень неуверенно, чувствуя на своей спине непривычную тяжесть человеческого тела, и непрерывно прядала маленькими ушами. Она постоянно подавалась чуть-чуть вперед. Джей Ди машинально, стараясь не делать резких движений, подтягивал поводья, ровно настолько, чтобы не слишком травмировать ее нежные губы и в то же время приподнять морду кобылки на дюйм вверх.

Мысли Рафферти были заняты не работой, хотя и поездку свою он предпринял не ради удовольствия, но исключительно из-за кобылки. По его мнению, любое дело должно было приносить конкретный результат, иначе за него и браться не стоило.

А как насчет Мэри Ли?

Джей Ди поморщился и, приподнявшись, подался в седле назад, так как лошадь заартачилась на последнем спуске, перед тем как ступить на дно ручья. Жизнь вообще оборачивалась сплошной сделкой без выигрыша. Рафферти ничего не добился, пытаясь сколотить компанию соседей с целью выкупа «Летающего К». Он попытался созвониться с вице-президентом «Первого банка Монтаны» Роном Вейсом, но в ответ получил лишь соболезнования по поводу беспрецедентного проигрыша Уилла в «Маленькой преисподней». Брайс, должно быть, животик надорвал от смеха, потешаясь над тщетными попытками Джея Ди увести собственность у него из-под носа. Заполучив в свой лагерь Саманту, Брайс мог рассчитывать, что не за горами тот миг, когда он завладеет «Старз-энд-Барз». А теперь вот еще и Уилл уйдет, собственно говоря, уже ушел. Джей Ди видел, как брат выехал со двора на стареньком пикапе Такера с надписью «Мировой комбайн». Джей Ди всегда ждал, что Уилл наплюет на свой долг перед землей отцов и отправится на поиски более легкой жизни. И вот этот день настал, а он не испытывал ни облегчения, ни торжества, лишь пустоту в самой глубине души, В нем снова заговорило застарелое чувство вины.

Они были семьей, и в этом плане на них налагались строгие обязательства. Но Джей Ди относился к Уиллу скорее как к наемному работнику, а не как к брату. Уже по одной этой причине он не имел права осуждать Уилла за его склонность к выпивке, к отлыниванию от работы, к растранжириванию денег или даже за проигрыш, за то, что Уилл разбил пикап, – и все эти обстоятельства приводили Уилла на все тот же замкнутый, порочный круг пьянства.

Мэри Ли считала, что Уилл нуждается в помощи, что его пьянство вышло из-под контроля. Джей Ди же рассматривал это как просто досадное обстоятельство. Здесь у них грубая страна, где живут грубые люди. Пристрастие к спиртному было составной частью ковбойского образа жизни. Слишком значительной и слишком распространенной. Алкоголизм был страшной проблемой фермерской культуры. Стрессы, одиночество, кодекс чести – все играло свою роль: Джей Ди уже и счесть не мог, сколько раз видел Уилла вдребезги пьяным, но все, что он при этом предпринимал, так это орал на парня, чтобы тот не водил машину в таком состоянии и не опаздывал на работу.

Необходимость отвлечься от проклятых вопросов привела Джея Ди в его любимое место – пруд в излучине Маленькой Змейки, – куда можно было приехать без риска наткнуться на полдюжины городских придурков в ковбойских жилетах от Орвиса и любителей рыбалки с навороченными спиннингами. Но в этот раз Рафферти не повезло: еще издали он увидел стоявший на берегу красный «бронко». Хозяина автомобиля поблизости видно не было.

Подъехав к краю мелководной заводи, Джей Ди стал понуждать кобылку вступить в воду. Та, выгнув шею, принялась принюхиваться к воде, широко раздувая ноздри. Джей Ди тихим голосом успокаивал и уговаривал ее, слегка сжимая при этом ногами ее бока. Лошадь, приподняв переднюю ногу, нерешительно, обрызгав себя, вступила в воду, после чего осторожно двинулась вперед, всем своим видом давая Рафферти понять, что она не в восторге от его идеи, но полностью доверяется Джею Ди.

Как только лошадь зашла достаточно глубоко и успокоилась настолько, что начала поводить мордой во все стороны, проверяя окружающую обстановку, Рафферти достал из привязанного к седлу мешка составные части спиннинга. Кобыла с любопытством оглянулась на Джея Ди, но стояла спокойно, пока тот собирал удилище.

Джей Ди тоже успокоился. Мысли его очистились, стоило только поймать ритм ведущей леску рыбы. Солнце стало припекать, обжигая спину. Ручей что-то нашептывал и журчал, неся свои воды в реку Йеллоустон. Воздух был наполнен пьянящим сладким запахом луговых трав и резким запахом речной тины. Лиственницы и тополя шумели трепещущими на легком ветру листочками. Леска со свистом разматывалась, когда Рафферти, размахнувшись, забрасывал ее, и с щелканьем наматывалась на катушку при сматывании.

Клева не было. Джей Ди смотал спиннинг и направил лошадь на противоположный берег. Она вышла на сушу и прошла по берегу ярдов шестьдесят вниз по течению. Когда же Рафферти снова направил ее в воду, она вступила в ручей уже без малейшего колебания. Джей Ди похлопал кобылку по шее и сказал несколько ласковых слов. Потом достал спиннинг и принялся за рыбалку. Так прошел час. Но в этой заводи так и не было ни одной поклевки, и они спустились ниже, к другой, и к следующей, переходя с берега на берег, иногда шагая прямо по отмелям. Джей Ди решил все же снова попытать счастья в той заводи, возле которой стоял «бронко», пока на берегу кто-нибудь не появится, и тогда они смогут отправиться домой.

Подъехав ближе, Рафферти узнал пикап. На левой дверце машины красовалась надпись: «МИЛЛЕР ДАГТЕРПОНТ. ЭСКВАЙР. АДВОКАТ. ТОРГОВЕЦ АНТИКВАРИАТОМ». Затащить Миллера в горы на поиск грибов можно было лишь в том случае, если эти грибы были из чистого золота. Даггерпонт был рыбаком, но никаких признаков присутствия адвоката на берегу Маленькой Змейки не наблюдалось.

Джей Ди нахмурился, озабоченный не столько отсутствием Миллера, сколько размышлениями о его мошенничествах. Мысли о Даггерпонте напомнили о земле, унаследованной Мэри Ли, что, в свою очередь, заставило вспомнить и о ней самой. Не самым лестным образом для последней.

Рафферти забросил леску на край образовавшейся в изгибе ручья заводи. За долгие годы вода в этом месте размыла часть берега, и образовалась довольно глубокая яма, заполнявшаяся водой каждую весну и во время сильных дождей. По краям заводь густо заросла камышом и рогозой.

Неловко брошенная леска запуталась в этих зароет Джей Ди хлопнул ладонью о колено и выругался. Задумавшись о Мэри Ли, он утратил сосредоточенность. Рафферти резко дернул леску, надеясь, что сможет вытащить без особых проблем. Не получилось. Тогда он попытался смотать ее медленно, но преуспел лишь в том, что еще больше затянул леску вокруг пучка камышей. Джей направил лошадь к противоположному берегу и, выбравшись на него, соскочил с седла. С поводьями в одной руке и леской в другой Джей Ди двинулся к заводи, держа кобылку на расстоянии, достаточном для того, чтобы она уверенно чувствовала дно у себя под копытами.

Рафферти решил попытаться освободить проклял леску из зарослей и не порвать ее при этом. Но ему хотелось, чтобы лошадь ступала на дно заводи. Оно здесь было мягким и илистым, и кобылка вполне могла испугаться слишком глубокого погружения в ил. Страх же мог испортить лошадь так же быстро, как неправильное обращение. Джей Ди бросил поводья и о шел от лошади, прикрикнув на нее, как только та двинулась вслед за ним. Она остановилась и, когда Джей погладил ее по морде, повела ушами и осталась на месте наблюдать за действиями Рафферти.

Намотав еще немного леску, он ступил на более глубокое место, погрузившись в воду по пояс, и оглянулся через плечо. Лошадь смотрела на него с интересом, и он дождался момента, когда их взгляды встретились – только на секунду, чтобы дать понять животному, что о нем не забыли. И только Джей Ди снова двинулся вперед, колено его неожиданно наткнулось на что-то твердое, и он потерял равновесие. Правая нога скользнула по илистому дну, и Рафферти тяжело повалился… прямо на тело Миллера Даггерпонта.

64
{"b":"12202","o":1}