ЛитМир - Электронная Библиотека

Уилл не стал уточнять какая. Мэри подумала, был ли Джей Ди единственным Рафферти, познавшим Люси в библейском смысле этого слова. К слову сказать, отношение Люси к сексу вообще, на взгляд Мэри, было чересчур свободным. Люси называла подругу ханжой. Но это было не так; просто Мэри не нравилась идея заводить картотеку, пополняемую именами любовников.

– Нора сказала, что Люси была… Что инцидент произошел в каком-то месте, называемом горным хребтом Рафферти, – сказала она. – Вы не из тех Рафферти?

– Из тех самых. – Уилл стащил треугольный тост с края тарелки с недоеденным омлетом. – Вы всегда так много едите?

– А вы всегда таскаете еду с тарелок у незнакомых людей?

– Только когда я голоден, – усмехнулся Уилл и потянулся к очередному ломтику бекона. Мэри ударила его вилкой по руке. – «Старз-энд-Барз»[1] находится на холме, неподалеку от владений Люси. Это земли Рафферти.

Большая часть хребта принадлежит нам. Часть земли – Бюро по управлению землями, часть – лесничеству…

– В таком случае вы, должно быть, родственник Джея Ди Рафферти?

– Ага. Именно так мне всегда и говорила мамочка, – сказал Уилл с дьявольской усмешкой. – Он мой старший брат. Хотя, по правде говоря, у меня никогда не было братьев. Похоже, вы повстречались со святым Иоанном, а?

Мэри убрала прядь непослушных волос за ухо и допила вторую чашку кофе. Нора выскочила из-за перегородки и, сверкнув на Уилла взглядом, снова наполнила чашку Мэри. Рафферти послал ей воздушный поцелуй и довольно засмеялся, когда Нора округлила глаза.

– Он до смерти напугал меня, без всяких предисловий сообщив, что моя подруга погибла, и ясно дал понять, что ни капельки не сожалеет о случившемся.

– Ага. – Уилл откинулся на стуле, вытянул перед собой руки и передернул плечами. – Это Джей Ди. В нашей семье он самый тактичный.

– Он может преподать конкретный урок.

Звуки этого голоса отозвались в ушах Мэри чудовищными раскатами грома. Сердце, подобно камню в болоте, утонуло в трясине обильного завтрака, как только Джей Ди Рафферти появился из-за перегородки. Он встал у столика, не удостаивая Мэри взглядом, и неторопливо поправил на голове бледно-серую шляпу, не спуская пристального взгляда с брата.

– Ты закончил трепаться? – спокойно спросил Джей Ди, и его низкий голос вызвал диссонирующую вибрацию у Мэри в груди. – У нас есть работа.

– Вот за что я люблю тебя, братец, – выходя из-за перегородки, заявил Уилл самым язвительным тоном, на который был способен. – Ты у нас величайший забавник.

– Забавник? – Уголок рта Джея Ди насмешливо изогнулся. – Это еще почему?

Атмосфера вокруг братьев неожиданно наэлектризовалась до того, что казалось, волосы встанут дыбом. Уилл первым отвел взгляд и молча повернулся к выходу.

Джей Ди повернулся к Мэри: серый лед в его глазах сменился блеском расплавленного олова, как только взгляд Рафферти упал на нижнюю губу Мэри.

Она поборола в себе желание пошевелиться на стуле. Это было все, что она могла сделать, чтобы избежать искушения прикрыть рот рукой.

Рафферти поймал ее взгляд и по-мужски надменно улыбнулся.

– Тебе вовсе не обязательно любить меня, Мэри Ли, – промурлыкал он.

Значение его слов было кристально ясно. Мэри смотрела на Рафферти и желала лишь одного: чтобы они оказались в не столь людном месте и она могла бы свободно высказать все, что думает об этом мужлане. И все же она не могла дать Джею Ди уйти безнаказанно. Мэри бросила на ковбоя полный отвращения взгляд и произнесла одними губами:

– Пошел ты…

Рафферти наклонился ближе, в упор глядя на Мэри, взялся ручищами за лацканы ее жакета и свел их на груди.

– Лучше застегнись, милочка. Я чувствую, что грядет похолодание.

Мэри резко отбросила его руки.

– Это называется отвали! – процедила она сквозь зубы. – Подыщи себе здесь учительницу из местной школы.

Джей Ди отступил, усмехнувшись ее дерзости, и слегка прикоснулся к полям шляпы, уступая этот раунд, но не победу в войне:

– Мисс Дженнингс.

Мэри не ответила. Она чувствовала обиду и бешенство. Уилл Рафферти раздразнил ее и подбил на стычку со своим братцем. А Джей Ди… Мэри решила, что он заслуживает звания задницы.

В кабинке с тряпкой в руке появилась Нора. Наклонившись над столом, она смахнула крошки, оставленные Уиллом.

– Эти Рафферти какое угодно девичье сердце прикуют, – констатировала она. – С мужиками они этого не делают.

– Да уж, – согласилась Мэри, мрачно наблюдая за проходившим мимо витрины Джеем Ди Рафферти. Он влез в разбитый серо-голубой «форд»-пикап с надписью «Старз-энд-Барз» на борту. – Кажется, каменный век испортил их характер.

Глава 3

– Это же была шутка! Ты что, обиделся?

Джей Ди не произнес ни слова, забираясь в кабину видавшего виды «форда» и осторожно запуская двигатель. У старины грузовичка за плечами осталось сто пятьдесят три тысячи нелегких миль. И к ним предстояло добавить еще несколько сотен. Лишних денег на покупку нового пикапа не было. Деньги, которые в этом году не проиграл Уилл и которые не ушли в астрономические суммы налогов на собственность, следовало держать наготове, поскольку хлынувшая в Эдемскую долину городская элита в любую минуту могла приступить к боевым действиям.

Строить и укреплять линию обороны. Осадное положение. Война, иначе не скажешь. И в этой войне мисс Мэри Ли Дженнингс решительно находилась по ту сторону демаркационной линии.

– Она подружка Люси Макадам, – твердо произнес он, выговаривая имя «Макадам» почти как «макака». Она и была такой же колючей и дикой. Даже в постели огрызалась.

– Ну и что с того?

Выглянувшее из-за облаков солнце резануло ярким светом глаза Уилла, заставив с новой силой почувствовать похмелье, с которым он с утра боролся неимоверным количеством кофеина и обильной едой. Уилл достал из нагрудного кармана рубашки зеркальные солнцезащитные очки и водрузил их на переносицу.

– А то, что она – одна из них.

– Господи! Она приехала навестить подругу, которая оказалась покойницей. Будь к ней снисходительнее.

– С какой стати? Только потому, что она хорошенькая? Потому, что женщина? – В усмешке Джея Ди читалось полное отвращение. – Могу поклясться, что всякая тварь, которая носит лифчик, может запросто обвести тебя вокруг пальца, а ты будешь только улыбаться как придурок.

Уилл бросил на брата острый взгляд из-под очков.

– А может, ты решил оставить ее для себя? А, Джей Ди? – Уилл хохотнул и поморщился от боли, иглами пронзившей мозги. – Вот оно что! Ха! Но она, кажется, не твой тип. Скорее мой. Потому как почти любой тип – мой.

Джей Ди грозно покосился на него, притормаживая у единственного в городе светофора.

– Ты бы лучше занимался делом и держал ширинку застегнутой. Ты женат, парень.

В словах звучали и укор, и напоминание. Уилл и сам прекрасно знал, что женат. И знание это удавкой висело на шее. Обряда бракосочетания он совершенно не помнил. Даже поездка в Рено вспоминалась как в тумане – она была лишь частью вечеринки, приведшей к таким последствиям. Что Уилл помнил с абсолютной ясностью – оттуда он вернулся с женой. Прошел уже почти год, но мысль об этом все еще до смерти путала его. Жена. Тюрьма. Уилл не знал, да и не хотел знать, что такое семейная жизнь, не был к ней готов. В горле у него поднялся горький ком вины и жалости к себе. В нежном, уязвимом уголке его сердца проскользнула мысль о том, как там Саманта без него поживает.

– Черт! – выругался он вполголоса. Уилл откинулся на сиденье, сорвал висевшую позади него на крючке для ружья старую бейсбольную кепку Монтанского университета и натянул козырек до самой дужки очков. Точно замаскировался. Господи, как будто Джей Ди не мог разгадать подобную уловку в две секунды. Джей Ди видел брата насквозь. Уилл подумал, сколько времени понадобится Джею Ди, чтобы выяснить насчет шести с половиной тысяч долларов, проигранных прошлой ночью в покер в «Маленьком чистилище»? Уилл рассчитывал, что жить ему, вероятно, осталось день – от силы полтора.

вернуться

1

The Stars-and-Bars (англ.) – дословно: «звезды и полосы»; название первого флага Конфедерации (1861–1863) – семи южных штатов США (три полосы и семь звезд). – Здесь и далее примеч. пер.

7
{"b":"12202","o":1}