ЛитМир - Электронная Библиотека

– Оскорбить тебя? – Уилл выдавил язвительный смешок, изо всех сил пытаясь справиться с жалом впившейся в сердце досады. – Да, точно, детка, ты выглядишь такой обиженной. Разодета, как чертова пятидесятидолларовая проститутка, сидишь здесь, попиваешь шампанское в кругу своих знаменитеньких дружков…

– Хватит, Рафферти. – Обойдя Уилла, Брайс встал за спиной Саманты. Из разбитой нижней губы сочилась кровь. Брайс потрогал пальцем зуб и поморщился от боли – верхняя часть зуба откололась.

– И что же ты сделаешь, богатенький парнишка? – глядя на Брайса, фыркнул Уилл. – Велишь Саманте отвесить мне за тебя пинка? Ни черта у тебя не выйдет! Ты ведь только и привык со своими деньгами кидать людей.

– Уилл…

В поле зрения Уилла попала Мэри Ли. Она явно была им недовольна. Он же никак не ожидал увидеть ее здесь. На самом деле Уилл не очень-то ясно представлял, чего он вообще ожидал, забираясь на эту гору в стареньком грузовичке Такера. Пары «Джека Дэниэлса» затуманили сознание, оставив ему лишь импульс. Большая часть дня припоминалась каким-то неясным мерцанием, миражем в воспаленном мозгу: Саманта уехала, когда Уилл ввалился в дом, чтобы увидеть ее, попытаться сказать… Что? Что он любит ее? Не важно, что Саманты не было дома, не было в «Загадочном лосе»… Брайс, эта сволочь, дал Саманте вещи, заставил ее хотеть эти вещи… Какого черта Уилл поперся в эту гору…

– Уилл… – Подойдя ближе, Мэри взяла его за локоть. Он отдернул руку, зарычал, рванулся к Брайсу и рассмеялся, когда тот, ретируясь, оттащил Саманту на два шага назад.

– Тебе нужна моя жена? Забирай! – отчаянно выкрикнул Уилл. – Черт возьми, мне она даром никогда не была нужна!

Саманта застонала, словно от удара. Всхлипнув, она вырвалась из рук Брайса и убежала в дом. Брайс с отвращением покачал головой:

– Рафферти, ты – жалкий тип.

Вне себя от ярости, Уилл подскочил к нему и, сделав вид, что наносит удар, остановил кулак в нескольких дюймах от носа Брайса.

– Ну давай, придурок! – дразнил он. – Ответь на удар, городской парнишка.

Мэри видела, что Уилл слегка покачивается. Казалось, у него двоится в глазах. Мэри приблизилась к нему и подняла руку:

– Перестань, Уилл. У тебя и без того достаточно переломов.

Да, Вилли-парнишка, никуда ты не годишься. Опять осрамился. Это у тебя получается лучше всего.

Гнев, ярость и страх огнем обожгли Уилла, и он с диким воплем бросился на Брайса.

Брайс встретил Уилла точным и сильным ударом справа в нос. Послышался мерзкий хруст сломанной кости, и из носа Уилла, точно вода из пожарного крана, хлынула кровь. Ошарашенный и удивленный, Уилл отшатнулся вправо. Брайс не дал ему опомниться. Теперь, в отсутствие Саманты, он мог дать себе волю, и потому, схватив стул, как бейсбольную биту, нанес им своему противнику два мощных удара: один – по ребрам, другой – под колени.

При первом ударе Уилл согнулся пополам, почувствовав, что у него сломана еще пара ребер. Второй удар заставил колени резко согнуться. Обливаясь кровью, Уилл повалился на дорожку и застонал. Брайс нанес ему еще один сильный удар, на этот раз ногой в живот, от чего Уиллу пришлось расстаться со значительным количеством выпитого виски и едва различимыми остатками того, что он съел на завтрак.

– Убирайся с моей земли, Рафферти! – ледяным тоном произнес Брайс, и, повернувшись, отошел от Уилла.

Шокированная жестокостью атаки, Мэри опустилась на колени рядом с Уиллом и положила трясущуюся руку ему на плечо:

– Ты можешь встать?

– Не исключено. – Уилл попытался усмехнуться сквозь кровь и рвоту. – Но тебе придется подождать, Мэри Ли.

– Вставай, паяц, – нахмурилась Мэри. – Я прокачу тебя… до больницы.

На террасу выбежала экономка в сопровождении двух работников ранчо. Брайс через плечо кивнул на Уилла:

– Уберите его отсюда! Мортон, отгони этот кусок металлолома, который он называет грузовиком, в город. Я не желаю, чтобы он поганил мою дорогу!

Мэри резко вскинула голову. Кендал Мортон. Поросенок, выросший в гадкую свинью. На Мортоне была грязная клетчатая рубашка с закатанными рукавами, обнажавшими сплошь покрытые татуировкой мускулистые руки. Круглое лицо Мортона исказила мерзкая гримаса, когда он подхватил Уилла, обнажив при этом ряд неровных, темных зубов.

Кендал Мортон никуда не смывался. Он работал на Эвана Брайса.

О Господи, какие еще будут сюрпризы?

* * *

– Собираешься прочесть мне лекцию, Мэри Ли? – пробубнил Уилл через набрякшую кровью тряпку, прижимая ее к сломанному носу. Он, скорчившись, сидел справа, на пассажирском сиденье, и изо всех сил старался прислушаться к звукам слева, тщетно пытаясь отвлечься от адской боли в ребрах.

Мэри кинула взгляд в зеркало заднего вида, а потом стрельнула им в Уилла:

– На черта я буду распространяться? Ты слишком пьян, чтобы что-то услышать. Да я сомневаюсь, чтобы ты вообще мог слышать. Скорее всего, доктору следует проверить, существует ли у тебя связь между ушами и мозгами.

Уилл слабо хихикнул, но тут же застонал от боли, как только «хонда» угодила колесами в дорожную яму. Мэри сочувственно поморщилась и сбросила скорость. Но жалость немедленно отступила на задний план, уступив место гневу и страху.

Мэри начинала понимать, почему Джею Ди приходилось так трудно с Уиллом. Возможно, Уилл и не заслуживает понимания. Возможно, он действительно нуждается в крепком пинке под зад. Быть может, на самом деле ей следует просто выбросить Уилла из машины, вместо того чтобы позволять ему заливать кровью коврик в салоне?

Мысли у Мэри стали путаться, как только она бросила еще один взгляд в зеркало заднего вида. За ней следовал Кендал Мортон в грузовике, на котором приехал Уилл Небольшой кортеж замыкал на одном из пикапов Брайса второй работник с ранчо.

Какого черта делает Мортон, работая на Брайса? Oт множества догадок у Мэри голова шла кругом.

В пункте неотложной помощи доктор Лэример с видом крайнего неудовольствия переводил взгляд то на Уилла, то на Мэри. Он, очевидно, предпочитал принимав разных пациентов, вместо того чтобы в один и тот же день заниматься ранами, ушибами и переломами все того же пострадавшего. На вопрос Мэри о том, не могут ли они, получить скидку за столь частые посещения, единственным ответом доктора стало недовольное ворчание.

Мэри сидела на стуле с прямой спинкой и смотрела на Уилла, поражаясь перемене, происшедшей в Рафферти-младшем. Взгляд его сейчас прояснился. Скорее всего, Уилл успел протрезветь, хотя этого нельзя было утверждать с уверенностью.

– Знаешь, до меня никак не доходит, о чем ты думал, явившись в дом Брайса таким вот образом…

– Думал? А что это такое?

– …но это выглядело настолько неправдоподобно, по-идиотски! У меня нет слов, чтобы описать, что это было.

Уилл бросил на Мэри хмурый взгляд; глаза его слезились от новокаина.

– Уилл, – упершись руками в колени, Мэри подалась вперед, – Брайса не напугаешь. Он ведь пойдет на мокрое дело. Ты его «достал», и не надо говорить, что он может сделать. У таких парней денег больше, чем у Господа Бога, и я действительно не думаю, что Брайс ошивался где-то поблизости, когда людям раздавали совесть. У него есть власть, способная разрушить «Старз-энд-Барз».

– Ага. Что ж, теперь это проблема Джея Ди – не моя.

Стиснув зубы, Мэри встала.

– Мне осточертело ломать голову над тем, кто из вас тупоголовее! – взорвалась она, откидывая дрожащими руками волосы назад. – Ладно, забудем Брайса. А как насчет Саманты? Куда ты ее заберешь? Быть может, на угольные шахты?

– А вот это, Мэри Ли, не твое дело, – пробормотал Уилл, потупившись и разглядывая свежие густые пятна крови на джинсах. – Так что выбрось из головы. Ты ничего не знаешь о нас с Самантой.

– Это верно, – покачала головой Мэри. Взяв с пола сумочку, она перекинула ремешок через плечо и направилась к выходу. Уже взявшись за ручку двери, Мэри обернулась и тяжело посмотрела на Уилла: – Тебе нужно повзрослеть.

75
{"b":"12202","o":1}