ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мама перестала существовать, сказал ему Ричард Кадроу, хотя Виктор сам этого не видел и не знал наверняка, правда ли это. Иногда ему представлялось, что мать входит к нему в комнату, как она это часто делала, садится к нему на кровать, гладит его по волосам и говорит с ним особым Ночным Голосом.

Напряжение завибрировало в нем на низкой ноте, стоило ему только вспомнить Ночной Голос. Ночной Голос говорил о красных вещах. Ночной Голос говорил о чувствах. Счастлив тот, кто ничего не чувствует.

Любовь, страсть, желание, гнев, ненависть. Их власть очень красная. Люди, к которым они прикасаются, перестают существовать. Как отец. Как мать. Как Маркус. Как Памела.

Иногда Виктору снится та самая ночь. Очень красное. Мама, и в то же время не мама, делает вещи, о которых говорил Ночной Голос. Эти воспоминания парализуют его, как и в ту ночь. Он стоял, окоченев, возле того дома много часов, укрытый темнотой, неспособный ни двигаться, ни говорить. Наконец он вошел внутрь, чтобы посмотреть, что там случилось.

Памела, и в то же время не Памела. Ему не понравилось, как изменилось ее лицо. Медленно он снял с себя маску и прикрыл его.

Любовь, страсть, желание, гнев, ненависть. Эмоции… Им лучше не поддаваться. «Лучше носить маску», – подумал Виктор, надевая только что изготовленную маску на себя и подходя к маленькому окошку взглянуть на мир, раскрашенный яркими красками дня и нежными тенями сумерек.

Ненависть, гнев, желание, страсть, любовь.

Их разделяет только тонкая темная линия.

104
{"b":"12203","o":1}