ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Медноголовый щитомордник! – усмехнулся Йорк. Он заглянул в джип. – Я ничего не вижу.

– Почему бы тебе не поползать по полу и не поискать его? Когда он цапнет тебя за задницу, тогда поверишь в его существование!

– Возможно, это был всего лишь ремень безопасности?

– Я пока еще могу отличить ремень от змеи.

– Ну конечно… А может, ты просто красила губы да засмотрелась в зеркало? Вот и потеряла управление. Могла бы и правду сказать. Мне такое не впервой выслушивать, – хихикнул он. – Вечно вы, девочки…

Анни схватила Йорка за рукав рубашки и рывком повернула к себе:

– Ты видишь на моих губах помаду, ты, ублюдок высокомерный? В моей машине змея, а будешь так со мной еще разговаривать, так я обмотаю эту гадину вокруг твоей шеи и удавлю тебя!

– Эй, Бруссар! Ты оскорбляешь офицера!

Окрик раздался с дороги. Ну, разумеется, это был Маллен. Он припарковался на обочине – старый «Шевроле» с рыбачьей лодкой на прицепе. В тесных джинсах его ноги казались тощими, как у цапли.

– Она говорит, что в ее машине медноголовый щитомордник. – Йорк ткнул большим пальцем в сторону джипа.

– Ага, а то он об этом не знал, – резко бросила Анни. Маллен скорчил гримасу:

– Ты опять за свое? Истеричка в приступе паранойи. Возможно, тебе следует проверить уровень Гормонов, Бруссар.

– Да пошел ты…

– Ого-го, оскорбление словом, нападение на полицейского, неосторожное вождение… – Маллен подошел к окну со стороны пассажирского сиденья и заглянул В машину. – Возможно, она пьяна, Йорк. Пусть подышит в трубочку.

– Черта с два! – Анни обошла капот. – Если я найду доказательства, что ты приложил к этому руку…

– Не угрожай мне, Бруссар.

– Это не угроза, а обещание.

Маллен шумно втянул носом воздух:

– Мне кажется, я чую задах виски. Тебе лучше отвезти ее в участок, Йорк. Стресс плохо на тебя действует, Бруссар. Напиться утром, до дороге на работу… Какой стыд.

Йорк недоверчиво покачал головой:

– Я ничего не чувствую.

– Эй ты, идиот, ей же уже мерещатся змеи, и она слетела с дороги. Подгони машину и посади ее туда!

Анни уперлась руками в бока.

– Я никуда не поеду, пока вы не достанете змею из моей машины.

– Сопротивление властям. – Маллен с удовлетворением продолжал список ее прегрешений.

– Я полагаю, нам лучше всего отправиться в участок и во всем разобраться, Анни. – Йорк постарался, чтобы в его голосе прозвучало сожаление.

У нее не оставалось выбора. Йорк не мог разрешить ей сесть за руль, если есть сомнения в ее трезвости. Но черт побери, не станет она дышать в эту распроклятую трубку и развлекать их. Она им не дрессированный пудель в цирке!

– Я думаю, тебе лучше сесть сзади, – заметил Йорк, когда Анни взялась за ручку передней дверцы патрульной машины.

Анни прикусила язык. А она-то привезла Фуркейда на своей машине, стараясь привлекать как можно меньше внимания. Ей никто не окажет такую любезность.

– Мне нужен рюкзак, – сказала она, – там мой револьвер. И еще я хочу, чтобы вы закрыли мою машину.

Анни смотрела, как Йорк возвращается обратно в кювет. Он сказал что-то Маллену, потом подошел к машине со стороны водителя и вынул ключи из замка зажигания. Маллен тем временем открыл противоположную дверцу, достал рюкзак Анни, потом снова нагнулся. Когда помощник шерифа разогнул спину, то в руке у него была извивающаяся змея. Маллен держал ее у самой головы. На вид в ней было не меньше четырех футов. Достаточно большая, хотя щитомордники в этих краях бывают несколько больше. Маллен сказал что-то Йорку, они оба засмеялись, затем Маллен раскрутил змею и забросил ее в посадки сахарного тростника.

– Это всего лишь уж! – крикнул он Анни, бросая ей рюкзак. – Нет, ты точно наклюкалась, Бруссар! Не можешь отличить одну змею от другой.

– Я бы этого не сказала, – парировала Анни. – Я знаю, какая змея ты, Маллен.

И всю дорогу до Байу-Бро она обдумывала это.

Хукер был не в настроении разбираться с последствиями чьей-то шутки, пусть и злонамеренной. Он разразился нотацией, стоило только Йорку переступить вместе с Анни через порог участка. И гнев его обрушился на Анни:

– Стоит мне только отвернуться, Бруссар, как ты немедленно оказываешься в какой-то куче дерьма. Твои приключения мне уже поперек горла!

– Да, сэр.

– Предполагается, что помощники шерифа берут под стражу всяких подонков, а не друг друга.

– Так точно, сэр.

– Пока здесь работали только мужчины, у нас не было таких неприятностей. Стоит только появиться бабе, как у всех начинает стоять.

Анни сдержалась и не стала ему напоминать, что она работает уже два года и до сих пор ничего подобного не происходило. Разговор происходил в кабинете Хукера, который намеренно оставил дверь открытой, поэтому все желающие могли слышать разнос. Анни только надеялась, что это последнее из унижений. Взбучку она переживет. Либо у Хукера не останется в запасе оскорблений, либо его хватит удар, в любом случае она сможет наконец отправиться патрулировать улицы.

– С меня хватит, Бруссар! Заявляю тебе об этом последний раз.

Откуда-то из глубины коридора раздался возмущенный голос:

– Что значит, вы не можете ее найти? – и Анни узнала гнусавый голос Смита Притчета. Интересно, что могло заставить окружного прокурора прийти в участок в субботу?

– Вы говорите, что храните все записи о звонках по номеру девять-один-один, но именно пленки за тот день, когда арестовали Фуркейда, у вас нет?

Пульсирующая вена зигзагом прорезала высокий лоб Притчета. Он стоял в коридоре у пульта диспетчера в желтовато-зеленой рубашке от Изо, шортах, шиповках для гольфа и вертел в руке клюшку для первых девяти лунок.

Женщина за стойкой скрестила руки на груди.

– Так точно, сэр, именно об этом я вам и толкую.

Притчет пронзил ее гневным взглядом, потом повернулся к Эй-Джею:

– Где, черт побери, Ноблие? Ты ему дозвонился?

– Он уже едет, – сообщил Эй-Джей. И зачем только Притчет устроил эту проверку в субботу утром, да еще поднял такой шум? Эй-Джей Дусе не стал бы раздувать всю эту историю с пропажей пленки, но Притчет вел себя как пятилеток на Рождество. Он позвонил Эй-Джею с третьей лунки по сотовому и сообщил, что, хотя адвокат Фуркейда уже представил свою версию развития событий того вечера; написанную его клиентом, Ноблие продолжал утверждать, что детектив приехал на место происшествия после сообщения на 911 о грабителе. Разумеется, это была ложь, шитая белыми нитками. И Притчет намеревался разоблачить Ноблие. Записи службы 911 должны были ему в этом помочь, так как в диспетчерской в офисе шерифа хранились все пленки. Но пленку с записями именно за тот вечер нигде не удавалось обнаружить.

Дверь распахнулась, и в участок вошел Гас Ноблие в джинсовой рубашке, джинсах и ковбойских сапогах, источая тяжелый запах конюшни.

– Не стоит выходить из себя, Смит. Найдем мы эту чертову пленку. Ну положили ее не туда, всякое бывает.

– Не туда положили, как же! – Притчет погрозил клюшкой шерифу. – Нет никакой пленки, потому что не было никакого вызова и никто не пытался никого ограбить возле здания фирмы «Боуэн и Бриггс».

– Ты хочешь сказать, что я вру? После всех этих лет, что я прикрывал твою спину? Ты мелкая, неблагодарная душонка, Смит Притчет. Если не веришь мне, поговори с патрульными, дежурившими в ту ночь. Спроси, слышали они вызов или нет.

Притчет вытаращил глаза и двинулся к шерифу, его шиповки цокали по полу.

– Я уверен, что они подтвердят любое вранье, только бы прикрыть Фуркейда! – рявкнул он. – Нам не к лицу играть в такие игры, Гас. В твоей корзине лежит гнилое яблоко. Выброси его, и покончим с этим.

Гас недружелюбно покосился на него:

– Вероятно, у нас нет этой пленки, потому что ее уже забрал Уайли Тэллант. Как доказательство невиновности своего подзащитного.

– Что?! – завопил Притчет. – Ты можешь вот так запросто отдавать такие вещи защитнику? Ноблие пожал плечами:

30
{"b":"12203","o":1}