ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дверь одной из комнат открылась, и в коридор вышла Линдсей Фолкнер. Деловая партнерша Памелы Бишон выглядела так, словно еще в школе ее избрали королевой и с тех пор она с достоинством несет это звание. Она шла по коридору навстречу Анни с широкой, сияющей улыбкой.

– Доброе утро! Как поживаете? – Женщина произнесла это так сердечно и дружески, что Анни даже обернулась – не вошел ли кто-то еще следом за ней. – Меня зовут Линдсей Фолкнер. Чем могу вам помочь?

– Я Анни Бруссар из офиса шерифа. – О чем вряд ли можно сразу догадаться, добавила Анни про себя. Она уже успела сменить перепачканную кофе форму на джинсы и рубашку-поло, спрятав значок в карман. Ей не хватило мужества достать его. У нее и так достаточно неприятностей, а если Гас Ноблие пронюхает, что она затеяла, то ей мало не покажется.

Энтузиазм Линдсей Фолкнер тут же увял. В больших зеленых глазах вспыхнули искры раздражения. Она остановилась за столом секретаря и сложила руки на груди, примяв изумрудную шелковую блузку.

– Знаете, меня от вас просто трясет. Нам – семье Памелы, ее друзьям – и так досталось, и что вы сделали? Ни-че-го. Вам известно, кто убийца, а он себе разгуливает на свободе. Ваша некомпетентность меня просто поражает. Господи, если бы вы сразу приняли меры, Памела была бы жива.

– Именно я нашла Памелу. Больше всего на свете мне хочется, чтобы убийца за все ответил.

– Тогда поднимитесь этажом выше, арестуйте его, а нас всех оставьте в покое.

Миссис Фолкнер развернулась и пошла прочь по коридору. Анни пошла за ней следом.

– Ренар сейчас наверху?

– Ваши дедуктивные способности просто поразительны, детектив.

Анни не стала поправлять свою собеседницу, повысившую ее в звании.

– Это, должно быть, как соль на рану – работать с ним в одном здании.

– Ненавижу его, – не повышая голоса, ответила Линдсей Фолкнер и вошла в свой кабинет. – Здание принадлежит нам. Если бы я завтра могла разорвать с ними договор об аренде, они немедленно оказались бы на улице. Но и в этом случае закон опять на его стороне. – На ее лице читались одновременно ненависть и ужас. – Он является на работу, как будто не совершил ничего дурного. А я каждый день прохожу мимо кабинета Памелы… Пустого кабинета… – Линдсей на мгновение прижала руку к губам и отвернулась, устремив взгляд на парковку.

– Я знаю, что вы с Памелой были близкими подругами. – Анни уселась в кресло у стола, достала блокнот и приготовила ручку.

Миссис Фолкнер, словно из воздуха, достала крошечный платочек и аккуратно приложила к уголкам глаз.

– Мы познакомились в колледже и сразу стали лучшими подругами. Я была подружкой у нее на свадьбе. Я крестная мать Джози. Мы с Памелой были как сестры. У вас есть сестра?

– Нет.

– Тогда вы не поймете. Убив Памелу, этот зверь убил какую-то часть меня… Эту боль ни с чем не сравнить.

– Если мы докажем вину Ренара, то его приговорят к смерти.

Губы Линдсей чуть дрогнули в усмешке.

– Мы с Памелой всегда выступали против смертной казни. Какими же наивными мы были. Ренар не заслуживает снисхождения. Ни одно наказание не будет для него достаточно жестоким. В воображении я много раз мучила его до смерти. Я лежала ночами без сна и думала о том, что если бы мне хватило смелости… – Она посмотрела на Анни, и в ее глазах появился вызов. – Вы арестуете меня? Так же, как арестовали отца Памелы?

– Он не просто представлял себе Ренара мертвым.

– Памела была единственной дочерью Хантера. Он ее так любил, а теперь и у него внутри что-то омертвело, как и у меня.

– Вы полагаете, что именно Ренар преследовал Памелу?

На лице Линдсей появилось виноватое выражение, она опустила глаза и стала рассматривать свои руки, лежащие на крышке стола.

– Памела говорила, что это он.

Женщины помолчали.

– Я пытаюсь взглянуть на дело по-новому, стараюсь найти что-то, чего не заметили детективы-мужчины. – «Хороший аргумент», – похвалила себя Анни. Надо будет привести его в свое оправдание, когда Ноблие снова вызовет ее на ковер за превышение полномочий.

– Ренар казался таким безобидным, – пожала плечами Линдсей. – Мне и в голову не приходило, что этот архитектор – психопат. Он работает здесь много лет. Я никогда… Он не…

– Мы не можем всегда предвидеть опасность, – мягко успокоила ее Анни. – Если он не давал повода подозревать его…

– Но Памела ведь подозревала. С тех пор как они с Донни разошлись, Ренар начал крутиться вокруг нее, и это беспокоило Памелу.

– Вы сначала подумали на кого другого? – спросила Анни.

– На Донни, – Линдсей не колебалась ни секунды. – Памелу начали преследовать вскоре после того, как она объявила мужу, что хочет с ним развестись. Я думала, что Донни пытается запугать ее. Я даже позвонила ему по этому поводу и сделала внушение.

– И как Донни отреагировал на это?

– Он обвинил меня в том, что я настраиваю против него Памелу. Я ответила, что пыталась это сделать много лет назад, но она все-таки вышла за него замуж.

– Для вас теперь, должно быть, в высшей степени неприятно решать с ним деловые вопросы.

– Это просто кошмар. Развод бы автоматически отсек Донни от нашей компании. Памела собиралась переделать завещание, чтобы ее половина фирмы отошла к Джози по трасту. У меня появилась бы возможность выкупить эту долю за счет страховки, которую мы планировали приобрести. Но это были просто разговоры. Мы обе были молоды и здоровы… – Линдсей помолчала. – В любом случае, мы ничего не успели сделать до…

Анни чувствовала симпатию к этой женщине, ей импонировали ее сила и ярость, искренняя боль за подругу.

– А что происходит сейчас? – поинтересовалась она.

– Теперь мне приходится иметь дело с Донни, у которого деловое чутье, как у клеща. Он вел себя крайне омерзительно, несмотря на то, что мы фактически спасли его компанию от разорения. Памела согласилась на сомнительную сделку ради этого…

– О чем вы?

– «Бишон Байу девелопмент» фиктивно продала земельные участки нашей фирме. На самом деле мы просто прикрывали Донни от кредиторов.

– И эти участки до сих пор у вас?

Улыбка Линдсей показалась Анни мрачной.

– Да. Но теперь половина бизнеса принадлежит Донни, так что фактически вся собственность наполовину принадлежит ему. Но прежде чем что-то с ней сделать, он должен получить мое согласие. В настоящий момент мы зашли в тупик. Донни жаждет вернуть свою собственность, а я хочу получить эту фирму в полное владение. Но дело в том, что Донни вдруг решил, что половина Памелы стоит в два раза больше, чем это есть на самом деле. Он пытается нажать на меня, угрожая неким мифическим покупателем его доли из Нового Орлеана.

Ручка Анни замерла в воздухе.

– Из Нового Орлеана?

«Новый Орлеан. Недвижимость. Дюваль Маркот», – немедленно всплыло у нее в памяти.

Линдсей даже покачала головой, настолько мысль показалась ей абсурдной.

– Зачем кому-то из Нового Орлеана покупать фирму в Байу-Бро?

– Вы думаете, что Донни блефует?

– Это он так думает. Я считаю его просто идиотом.

– Что вы будете делать, если он кому-то продаст свою долю?

– Не знаю. Дела у нас идут прилично, работа мне нравится. А вот это здание я продам, если у меня появится такая возможность, – призналась миссис Фолкнер, снова отворачиваясь к окну. – Теперь с ним связано слишком много плохих воспоминаний. Да еще этот ублюдок этажом выше… Я все время представляю себе, что детектив Фуркейд забил его до смерти. Я…

Она замолчала. У входной двери мелодично звякнул колокольчик, возвещая о появлении посетителей.

– Бруссар, – пробормотала миссис Фолкнер. В ее голосе послышались обвиняющие нотки. – Именно вы его остановили. А мне-то показалось, вы сказали, что хотите наказать убийцу.

– Так оно и есть.

Линдсей Фолкнер встала. Ее изящество и манера держаться выдавали происхождение из старой аристократии Юга.

– Тогда почему вы просто не прошли мимо?

– Потому что это было бы убийством.

32
{"b":"12203","o":1}