ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ренар невозмутимо смотрел на нее, а когда заговорил, голос его звучал спокойно:

– Я шел туда за покупками, а не за алиби.

– Можете избавить меня от подробностей, – прервала его Анни, – я и так все помню. В пять сорок Линдсей Фолкнер уходила из офиса и заметила, что ваша машина все еще стоит на стоянке. У Памелы сидели клиенты, они должны были подписать документы. В восемь десять вы остановились у магазина «Хобби» Хиберта и кое-что купили. В числе ваших покупок были и лезвия для рабочего ножа.

– Для тех, кто создает кукольные домики, это необходимый инструмент.

– Клиенты ушли из офиса Памелы в восемь двадцать. Они последними видели ее живой, если не считать убийцы. Тем временем в магазине не оказалось всего того, что вам было нужно, поэтому вы отправились в Лафайетт. А на обратном пути, по вашим словам, у вас по неизвестной причине сломалась машина, и вы просидели два часа на проселочной дороге, пока вам не помогла какая-то добрая душа, которая, кстати, так и не дала о себе знать. Вы заявили, что приехали домой около полуночи, но никто не смог этого подтвердить, потому что ваша мать отправилась в Богалусу навестить сестру. Такова ваша версия.

– Это правда.

– Судмедэксперт определил время смерти Памелы. Это полночь плюс-минус минуты, а погибла она всего в нескольких милях от вашего дома.

– Я не убивал ее.

– Вы не могли отделаться от мыслей о ней.

– Я просто потерял голову, – признался Ренар, медленно вставая. Он подошел к маленькому холодильнику и достал две бутылки минеральной воды. – Мне бы очень хотелось, чтобы Памела ответила мне тем же, но этого не случилось, и я смирился. – Он поставил бутылки на стол, пододвинув одну из них к Анни. – А муж Памелы был одержим ею не меньше меня. Мне кажется, она его боялась. Памела говорила мне, что не отважится встречаться с другим мужчиной, пока развод не будет окончательно оформлен.

«Удобный предлог, чтобы отшить надоедливого ухажера», – подумала Анни, но это могло быть и правдой. Все знали, что Донни Бишон не хотел развода. Линдсей Фолкнер призналась, что считала именно Донни тем человеком, который преследовал Памелу. Повсюду шептались о сражении супругов за право опеки над Джози, хотя, судя по всему, у Донни не было никаких шансов выиграть.

– Но это могло быть и всего лишь предлогом, – тихо сказал Ренар. – Мне кажется, Памела все-таки с кем-то встречалась, правда недолго.

– Почему вы так думаете?

Если Ренар что-то знает, то, следовательно, он шпионил за Памелой. Если Маркус Ренар признает, что преследовал Памелу Бишон, и расскажет, что видел ее с другим мужчиной, это только ухудшит его положение – появляется новый мотив. Ревность. Памела променяла его на другого.

Анни встала из-за стола.

– Я услышала много любопытного, благодарю. Памелу пытал, а потом убил либо ее бывший муж, с которым она еще не оформила развод, либо тайная лесбиянка Линдсей Фолкнер, либо таинственный любовник, которого вы не можете назвать. Вы всего лишь жертва преступного заговора. Неважно, что у вас были мотив, средства и возможность, да и ваше алиби никуда не годится. И не имеет значения, что детективы нашли кольцо Памелы у вас в доме.

Ренар тоже встал и заковылял за ней к двери.

– Почему вы все время говорите о моей одержимости? Фуркейд тоже одержим этим делом. Он подложил кольцо. Он проделывал такое и раньше. У него та еще биография. А вот у меня чистая совесть. Я никому никогда не причинял боли. Поверьте, я не делал этого.

– Почему я должна вам верить? Поставим вопрос иначе. Почему вы так хотите убедить меня? Вы свободны. У окружного прокурора против вас ничего нет.

– Пока нет. Сколько времени понадобится Стоуксу или Фуркейду, чтобы сфабриковать новые доказательства? Я ни в чем не виноват. Но моя репутация загублена. Они не успокоятся, пока не доберутся до меня так или иначе. Кто-то должен докопаться до правды, Анни, и пока только вы одна что-то делаете.

– Я работаю, – холодно подтвердила Анни, – но не могу гарантировать, что вам понравится результат моей работы.

Маркус придержал для нее дверь и смотрел ей вслед, пока она спускалась по лестнице и выходила из здания. Ее походка была легкой и стремительной. Она была свободнее Памелы в жестах. Свободолюбивая сестра Памелы, родственная душа. Эта мысль придала ему уверенности. Цепь не прервалась.

Его сердце принадлежало Памеле, но Анни освободит его. Маркус Ренар в этом не сомневался.

ГЛАВА 17

Фирма по продаже недвижимости «Байу риэлти» была уже закрыта, когда Анни подошла к парадному входу. А жаль. Ей так хотелось увидеть выражение лица Линдсей Фолкнер в тот момент, когда она расскажет этой высокомерной даме, что Маркус Ренар считает ее лесбиянкой.

А если это правда? Хотя мотивом для убийства это все равно не стало. Женщины не убивают женщин так, как расправились с Памелой Бишон.

Анни перешла улицу, села в джип и, поворачивая ключ в замке зажигания, еще раз взглянула на здание. Ренар стоял у окна на втором этаже и смотрел на нее. Она отвернулась и тронула машину с места. Ее джип помчался на другой конец города.

Донни Бишон с бутылкой пива в руке наблюдал за работой, сидя в конторке большого ангара. Донни так хотел порадовать свою девочку, воплотив ее фантазию в жизнь. Донни ни в чем не мог отказать дочери, и поэтому рабочие сейчас создавали платформу для карнавала на Марди-Гра. Он представлял себе, как Джози будет проводить с ним много часов, пока грузовая платформа станет превращаться в сказочное сооружение. Но Белла Дэвидсон увезла малышку на озеро Чарльза на целый день, чтобы, как она выразилась, «сменить обстановку».

– Чтобы держать ее подальше от меня, – со злобой пробормотал Донни себе под нос.

Он опрокинул бутылку и сразу же понял, что она пуста. Донни нахмурился и швырнул ее в бочку, где она присоединилась к своим давно опустевшим подружкам. Звон разбитого стекла был слышен даже сквозь грохот музыки кантри, доносящийся из радиоприемника. Кое-кто из рабочих обернулся и взглянул на него, но никто не произнес ни слова.

Отношение окружающих к нему очень изменилось после гибели Памелы. Донни казалось, что все за его спиной шепчутся и считают именно его, Донни Бишона, новым пугалом в Байу-Бро. Ему так хотелось, чтобы вся эта история осталась позади.

– Чертовы копы! – выругался он.

– Вероятно, мне следует уйти, – раздался голос. Анни нерешительно замерла в дверях.

Донни метнул в нее яростный взгляд.

– Разве мы знакомы?

– Анни Бруссар, из офиса шерифа, – на этот раз она продемонстрировала значок. «Будь упрямой» – ей снова вспомнились слова Фуркейда.

– О господи, теперь-то что еще? Что-то не в порядке с чеком? Если и так, то мне плевать. Можете отправить этого неблагодарного сукиного сына обратно в кутузку.

– Почему вы так говорите?

Донни собрался было рассказать о том, как Фуркейд на него наехал, но потом прикусил язык. Детектива ведь отстранили от дела. Не стоит рассказывать о его подозрениях еще одному полицейскому.

– Этот парень просто псих, вот и все. – Донни поднялся и теперь стоял напротив нее. – Итак, вы теперь вместо Фуркейда. А что случилось с тем вторым парнем, черным? Стоуксом, кажется?

– Ничего. Он все еще работает над этим делом.

– Да мне-то что. – Донни потянулся к старому холодильнику за новой бутылкой пива. – Если хотите знать мое мнение, то этот парень просто лентяй. Мне всегда казалось, что из этих двоих мозги есть только у Фуркейда. Чертовски плохо, что его отстранили. Правда, у него не все дома. – Бишон вскрыл очередную бутылку пива. – Проклятие, жаль, что Фуркейд не докопался до правды. Пива хотите?

– Нет, спасибо, – Анни чуть тряхнула головой, чтобы пряди волос прикрыли лицо, и Донни не смог ее сразу узнать.

– Ну да, вы же на службе. – Бишон хохотнул. – Хотя это никогда не останавливало известных мне полицейских, включая и Гаса Ноблие. Вы что, Новенькая?

34
{"b":"12203","o":1}