ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Линдсей опустила глаза на свои ухоженные руки.

– Нет.

– Тогда почему Донни подумал…

– Донни – дурак. Если вы этого до сих пор не поняли, то и вы не лучше. Он считал, что сможет представить в суде Памелу плохой матерью, потому что та задерживалась на работе и иногда ужинала с клиентами-мужчинами. Как будто торговля недвижимостью – это бордель. Идиот! Это было смешно. Он цеплялся за соломинку. Донни использовал бы и преследование против нее, если бы смог.

– Памела принимала его всерьез?

– Мы говорим об опеке над ее дочерью. Разумеется, она относилась к этому серьезно. Не понимаю, какое отношение это имеет к Ренару.

– Он утверждает, что Памела, говорила ему, будто не осмеливается ни с кем встречаться, пока не получит развода, потому что боится Донни.

– Допустим. Но, как выяснилось, ей следовало опасаться совсем не Донни, верно?

– Вы говорили, что ей с трудом удавалось отделаться от мужчин, проявлявших к ней интерес. Много ли было таких вокруг нее?

Линдсей прижала пальцы к виску.

– Мы все это уже обсуждали с детективом Стоуксом. Мужчинам нравилось флиртовать с ней. Даже Стоукс с ней заигрывал. Это ничего не значит.

Анни захотелось спросить, не потому ли это ничего не значило, что Памелу не интересовали мужчины вообще. Если Памела и Линдсей стали партнерами не только по работе и Донни об этом узнал, он наверняка постарался бы это использовать при разводе. Такого рода открытия становятся последним ударом по самолюбию мужчин и доводят их до крайностей. Этот мотив легко подходил как Ренару, так и Донни.

Она хотела спросить прямо: «Вы с Памелой были любовницами?» Но Анни прикусила язык. Она не могла себе позволить еще больше вывести из себя Линдсей Фолкнер. Если эта дама пожалуется на нее шерифу или Стоуксу, ей придется подметать двор у офиса шерифа до конца своей карьеры.

Анни отодвинула кресло и медленно поднялась, доставая визитную карточку из нагрудного кармана. Она зачеркнула рабочий телефон, вписала домашний и подтолкнула карточку по столу к Линдсей.

– Если вспомните какие-то детали, которые могут пригодиться, позвоните мне. Я буду вам очень благодарна. Спасибо, что уделили мне время. – Анни повернулась к рыжеволосой женщине: – На вашем месте я бы поменяла номера на машине. Это чревато неприятностями.

Уже сидя в джипе, Анни в последний раз оглядела дом и попыталась вспомнить, было ли что-то полезное в разговоре с его хозяйкой. А что, собственно, она собиралась найти?

Правду, ключ, недостающий фрагмент головоломки, который свяжет все воедино. Где-то лежит это звено, затерявшись среди лжи. Кто-то должен найти его, и если Анни постарается, поработает, копнет чуть поглубже, то этим кем-то станет она.

ГЛАВА 23

Бар «Буду Лаундж» косвенным образом оказался причастным к чудовищному убийству, и этот факт притягивал к нему местных полицейских лучше любой рекламы. В девяносто третьем году бар сменил хозяина – спустя несколько месяцев после гибели Анник Делауссе-Жерар от рук Душителя из Байу. Тогда опустошенные горем родители Анник продали свой бизнес местному музыканту и бармену Леонсу Комо.

Полицейские появились здесь сразу после убийства дочери хозяев, в знак сочувствия и осознания общей вины за случившееся. Посещения, начавшиеся при таких трагических обстоятельствах, превратились в привычку, и эта привычка продолжала жить.

Стоянка оказалась заполненной на две трети. Здание стояло на берегу затона, поднимаясь над землей на прочных сваях на тот случай, если вода подойдет слишком близко. Громкая, как каменный обвал, музыка пробивалась даже сквозь стены. Она стала еще слышнее, когда дверь распахнулась и выпустила на ступени две смеющиеся пары.

Ник вошел внутрь. В баре гремела музыка, над стойкой и столами висел густой табачный дым, аромат жареной рыбы и гумбо пропитывал воздух, словно крепкие духи.

Стоукс сидел на своем обычном месте на углу стойки, что позволяло видеть весь бар и всех присутствующих женщин. Он увидел Ника и приветственно поднял стакан.

– Эй, братва, к нам пожаловал наш опозоренный товарищ! – провозгласил он, широкая улыбка засияла на его лице, прямо посреди козлиной бородки. – Ники! Ты решил выйти в свет или тебя привели сюда дела?

Ник пробрался среди постоянных клиентов, стерпел хлопки по спине от полицейских, имен которых он не вспомнил бы и под угрозой смерти, обошел официантку в тесной футболке, улыбавшуюся так призывно, будто она снималась для рекламного плаката.

Стоукс покачал головой, сожалея об упущенной возможности, чмокнул обесцвеченную блондинку, сидевшую рядом с ним на табурете, и ущипнул ее за задницу.

– Эй, сладкая почему бы тебе не пойти попудрить носик и не освободить место моему другу Ники? Он у нас легенда, разве ты не в курсе?

Блондинка соскользнула с табурета, коснувшись грудью руки Ника.

– Надеюсь, вы скоро снова начнете работать, детектив.

Стоукс подтолкнул его локтем, когда женщина ушла, унося свой задок, упакованный в слишком тесные, чтобы быть удобными, джинсы. Ее наряд был рассчитан только на то, чтобы соблазнять.

– Это Валери. Парень, эта девочка просто нечто, должен тебе сказать. У нее просто сказочная лохматка. Ты с ней развлекался?

– Я с ней даже незнаком, – с деланным спокойствием ответил Ник.

– Да это же секретарша Ноблие. Копам всегда дает. Господи, Ники, иногда мне кажется, что твои гормоны впали в спячку, – с отвращением констатировал Чез. – Ты же знаешь, что с тобой пошла бы любая курочка в этом заведении.

Не обращая внимания на свободный табурет, Ник прислонился к стойке, заказал пиво, потом закурил. Ему было плевать на замечание Чеза Стоукса о его сексуальном аппетите. Ник не считал секс всего лишь способом убить время, но он не собирался тратить силы и объяснять это Стоуксу.

Ансамбль объявил перерыв, и теперь в баре можно было разговаривать.

– Скучаешь без работы? – поинтересовался Стоукс. Он уже прилично выпил, потому что его взгляд был слегка затуманенным, а щеки неестественно разрумянились.

– Немного.

– Гас сказал, когда разрешит тебе вернуться?

– Все зависит от того, отправят меня в тюрьму или нет.

Стоукс покачал головой.

– А все эта Бруссар… Вот сучка! Эта телка не стоит таких неприятностей. Я все гадал, не лесбиянка ли она, но нет, как-то не похоже. Я думаю, ей просто надо вставить как следует, ну, ты меня понимаешь…

Ник взглянул прямо в глаза Чезу.

– Прекрати издеваться над Бруссар. Она просто выполнила свой долг. А на это требуется мужество.

Стоукс ошеломленно посмотрел на Фуркейда.

– Что с тобой такое, парень? Она прищемила тебе хвост…

– Я сам прищемил себе хвост. Бруссар всего лишь оказалась рядом.

Чез фыркнул.

– Что-то ты запел по-другому. И с чего бы это? – Он вдруг ухмыльнулся, подвинулся ближе, щекоча Ника бородкой – Может, ты решил оказать ей честь, а?

– Поговаривают, что жить без мозгов чертовски тяжело, – задумчиво произнес Ник, выпуская сигаретный дым из ноздрей. – Ты-то своими пользовался в последние дни или за тебя думает то, что висит у тебя между ног?

– Они работают по очереди. Господи, какая муха тебя сегодня укусила?

– Укусила она меня не сегодня, Чез, а несколько дней назад. И я до сих пор не слишком уверен, что это была за тварь. Может, ты мне поможешь разобраться?

– Возможно, если я только соображу, о чем идет речь.

Ник подвинулся чуть ближе.

– Пойдем-ка подышим вечерним воздухом, Чез. И поболтаем.

Стоукс попытался уклониться:

– Ники, послушай, у меня на сегодня другие планы, приятель. Я загляну к тебе завтра. И мы обо всем потолкуем. Но сегодня…

Фуркейд сделал шаг вперед, схватил Стоукса за яйца и как следует сжал.

– Вперед, Чез, – его голос напоминал львиный рык. – Ты начинаешь действовать мне на нервы.

Ник разжал пальцы, и Чез отшатнулся от него, побледневший от изумления, похожий на кота, которого окатили водой. Он судорожно глотнул воздух, озираясь в поисках свидетелей. Но в баре кипела своя жизнь, и этого маленького инцидента никто не заметил.

44
{"b":"12203","o":1}