ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анни резко вывернула руль влево, и джип завис над трясиной, чавкающей, словно голодный монстр. Краем глаза она видела, что «Кадиллак» готовится к новому удару, и тут ей удалось разглядеть водителя – черное лицо со сверкающими глазами и раскрытым в неслышном для нее крике ртом. Дорога резко повернула вправо, джип снова оказался на шоссе и столкнулся носом с «Кадиллаком», высекая сноп искр.

В мгновение ока перед Анни промелькнули возможные варианты. Ей с ним не справиться и не убежать от него, но у нее машина-внедорожник, маневренная для своих габаритов. Если ей удастся добраться до дамбы, то она спасена.

Анни нажала на тормоз, и джип послушно заскользил юзом. Когда «Кадиллак» пронесся мимо, Анни превратила юз в разворот на сто восемьдесят градусов и нажала на газ. В зеркало она увидела габаритные огни «Кадиллака», горящие в темноте, как красные глаза хищника. К тому времени, как этот слон с мотором развернется, Анни будет уже на полпути к дамбе, если только проселочную дорогу не залило водой больше, чем на фут.

Анни свернула на узкую дорогу и нажала на тормоз. Перед ней расстилалась только блестящая черная водная гладь, полностью скрывшая дорогу. Слишком поздно, поняла Анни. Ей следовало поступить умнее и вернуться в дом к Ренару. Попросить убежища у одного убийцы, чтобы скрыться от другого. Но «Кадиллак» уже несся к ней, выигрывая от ее нерешительности.

Если джип застрянет, Анни окажется в его руках, кем бы он, черт его побери, ни был, во власти любых его желаний. Ей придется достать револьвер из рюкзака и сдерживать этого сукиного сына, пока не подоспеет помощь.

Анни все-таки двинулась вперед. Джип коснулся воды, мотор взревел, колеса забуксовали. Противный визжащий звук прокручивающихся впустую колес повторялся снова и снова.

– Ну давай же, давай, давай, – упрашивала машину Анни.

Джип повело вправо, когда заднее колесо почувствовало твердую дорогу. В зеркале Анни видела, как «Кадиллак-убийца сворачивает вслед за ней. И тут передние колеса оказались на более твердой почве, и джип рванулся навстречу безопасности.

– Господи Иисусе… Боже мой… черт побери, – шептала Анни, ведя джип по извилистой проселочной дороге, и ветки хлестали по ветровому стеклу.

Анни свернула вправо. Еще полмили пути по тропе, на глазах превращающейся в болото, и она смогла въехать на дорогу, идущую по дамбе.

Деревья расступились, и дождь сомкнулся вокруг ее машины. Только вспышки молний оживляли окружающий ее мир. Все казалось черным, мертвым, нигде не было ни одной живой души.

Анни начало трясти. Ее только что попытались убить.

Магазин уже закрылся. Свет из гостиной в доме Сэма и Фаншон медовым пятном ложился на стоянку. Анни припарковала машину поближе к лестнице и бегом поднялась к себе в квартиру. У нее дрожали руки, и она никак не могла открыть замок.

Оказавшись наконец в прихожей, Анни сбросила кроссовки, оставила на полу сумку и прошла прямиком на кухню. Подтащила стул к холодильнику. Над ним в шкафчике стояла запылившаяся бутылка виски.

Доставая бутылку, Анни вспомнила о Маллене. Он бы с удовольствием заснял это на видеокамеру. Ну как же, явное доказательство ее алкоголизма. Ублюдок! Если она только узнает, что это Маллен сидел за рулем этого проклятого «Кадиллака»… То что? Последствия окажутся куда более серьезными, чем одно только обвинение помощника шерифа в преступлении.

– Жизнь должна быть попроще, – размышляла Анни, открывая бутылку и наливая себе двойную порцию. Она сделала большой глоток и сморщилась, когда алкоголь обжег горло.

– А меня не хочешь угостить?

Анни резко обернулась. От страха сердце стучало в горле. Стакан упал на пол и разбился.

– Я закрыла дверь, когда уходила, – только и смогла произнести она.

Фуркейд пожал плечами:

– Я уже говорил, что твои замки – это плевое дело.

Ник взял посудное полотенце и наклонился, чтобы убрать безобразие на полу.

– Ты что-то сегодня не в себе, Туанетта.

Он поднял на нее глаза. Анни побелела как полотно, глаза расширились и отливали стеклянным блеском, волосы повисли мокрыми прядями. Ник, как камертон, почувствовал исходящее от нее напряжение.

– Полагаю, так оно и есть, – ответила Анни. – Кто-то только что пытался меня убить.

– Что?! – Фуркейд распрямился с быстротой пружины и стал пристально оглядывать ее, словно ожидая увидеть кровь.

– Какой-то мерзавец пытался сбросить меня с шоссе, которое проходит вдоль затона, в болото. И ему это почти удалось.

Анни обвела взглядом кухню, старые шкафчики и стол пятидесятых годов, баночки со специями на рабочем столе и плющ, который она выращивала из маленького побега уже пять лет. Она взглянула на кошку-часы, чьи глаза и хвост двигались в такт убегающему времени. Все казалось ей теперь иным, как будто она очень давно не видела этих вещей, а теперь смотрит на них и не находит сходства с собственными воспоминаниями.

Виски жгло ее пустой желудок, словно кислота. Анни все еще ощущала его обжигающее прикосновение в гортани.

– Кто-то пытался меня убить, – снова прошептала она, на этот раз удивленно. К горлу подступила тошнота. Собрав все хладнокровие и достоинство, на какие только была способна, Анни посмотрела на Ника и произнесла: – Прошу прощения, но меня сейчас вырвет.

ГЛАВА 31

– Это не самый приятный момент в моей жизни. – Анни стояла на коленях перед унитазом, опираясь одним боком на старинную ванну на львиных лапах. – Прекрасная иллюстрация к моему имиджу пьяницы.

– Ты видела водителя? – поинтересовался Фуркейд. Он стоял в дверях, прислонившись к косяку.

– Только мельком. Я думаю, что он предусмотрительно надел лыжную маску. Была тьма кромешная. Шел дождь. И все произошло так быстро. Господи, – в голосе Анни послышалось отвращение, – я говорю то же самое, что и все жертвы, с которыми мне приходилось иметь дело.

– А что с номерами?

– Мне было не до того, я изо всех сил пыталась не угодить в это чертово болото. – Она помолчала, потом покачала головой и продолжала: – Я решила, что Ренар разыграл сцену с выстрелом, чтобы заманить меня к себе адом, но, может быть, я и ошиблась. Вполне вероятно, что кто-то выстрелил в него и наблюдал, как приехали и уехали полицейские, затем появилась я, ходила вокруг дома, потом тоже уехала.

– Но зачем было ехать за тобой? Почему не дождаться твоего отъезда и еще раз не попытаться прикончить Рена-Ра?

От ответа на этот вопрос Анни вырвало бы снова, если бы в ее желудке хоть что-нибудь осталось. Если нападавший охотился за Ренаром, тогда в том, что он преследовал ее, не оставалось никакого смысла.

– Возможно, ты и права насчет стрельбы, – заметил Фуркейд. – Ренару потребовался предлог, чтобы позвонить тебе. Рассказанная им история хромает, как трехногая собака.

Анни с трудом поднялась и присела на край ванны.

– Если это правда, то у парня из «Кадиллака» была только одна цель – я. Вероятно, он следил за мной от самого моего дома.

Она подняла глаза на Ника, надеясь, что тот станет ее разубеждать. Но не таким человеком был Ник Фуркейд. Факты оставались фактами, и он не видел оснований скрывать правду только для того, чтобы смягчить удар и успокоить Анни.

Ник снял полотенце с керамического крючка в виде руки, торчащей из стены, и намочил один конец холодной водой из-под крана.

– Тебе удается выводить людей из себя, Туанетта, – заметил он, присаживаясь на закрытую крышку унитаза.

– Я не нарочно.

– Тебе следовало бы сначала думать, а потом действовать. Но ты ни на что не обращаешь внимания, а это плохо.

– Кто бы говорил…

Анни прижала мокрое полотенце сначала к одной щеке, потом к другой. Она уже почти пришла в себя.

– Я всегда сначала думаю, Туанетта. Просто временами моя логика оказывается с изъяном, вот и все. Ну как ты? В порядке?

Фуркейд наклонился к Анни, убрал прядь волос со щеки. Его колено коснулось ее бедра, и она немедленно почувствовала нечто похожее на удар тока.

64
{"b":"12203","o":1}