ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ей понадобится ваша помощь, чтобы выкарабкаться, – сказала Анни. – У нее впереди долгий путь к выздоровлению.

– Не говорите… обо мне так… будто… меня здесь нет. При звуке слабого голоса рыжеволосая женщина обернулась к постели и улыбнулась.

– Минуту назад тебя здесь не было.

– Миссис Фолкнер, это Анни Бруссар, – она наклонилась к больной. – Я пришла вас навестить.

– Вы… нашли меня… после…

– Да, это я нашла вас.

– Спа…сибо.

– Мне бы хотелось сделать для вас больше. Сейчас целая специальная группа ищет парня, напавшего на вас.

– Вы… тоже с ними?

– Нет. Дело ведет детектив Стоукс. Я слышала, что вы с ним встречались за ленчем в день перед нападением. Вы говорили ему что-нибудь о Памеле? Почему вы звонили мне в понедельник?

Линдсей так долго молчала, что Анни решила, что она снова потеряла сознание. Палату наполняло гудение мониторов. Анни собралась отойти от кровати.

– Донни, – прошептала Линдсей.

– Что Донни?

– Ревновал.

– К кому он ревновал? – Анни нагнулась ниже.

– Так… глупо. Ничего такого не было.

Линдсей снова впадала в забытье, и Анни тронула женщину за плечо, пытаясь удержать ее хрупкую связь с миром.

– Линдсей, к кому ревновал Донни?

Снова повисла тишина, и в воздухе словно повеяло могильным холодом.

– К детективу Стоуксу.

ГЛАВА 33

Донни ревновал Памелу к Стоуксу? Анни так и эдак обдумывала эту информацию, просматривая пришедшие факсы.

Не так сложно представить, что Стоукс флиртовал с Памелой Бишон. Ведь только этим Чез и занимался – каждую минуту проверял действие своих чар. Он считал своим долгом заигрывать с каждой женщиной. Еще в воскресенье Линдсей Фолкнер сказала Анни, что Памела привлекала мужчин, ничего для этого не предпринимая. Мужчин тянуло к Памеле, они находили ее очаровательной и милой. И Чез Стоукс не мог стать исключением из этого правила.

Памелу продолжали преследовать, следовательно, детектив Стоукс мог очень часто общаться с ней на совершенно законных основаниях. Неужели Донни неправильно воспринял их встречи? И если так, то как именно он мог поступить? Напрямую объясниться со Стоуксом? Или с Памелой?

Если Стоукс знал, что Донни ревнует, он бы наверняка вспомнил об этом после убийства Памелы. Ренар говорил, что Памела боялась мужа, опасалась встречаться с другими мужчинами из-за того, что мог натворить Донни. Муж угрожал лишить ее права опеки над ребенком. Но если Памела встречалась со Стоуксом только по делу, то Донни ничего от этого не получал.

Но так ли все происходило на самом деле? Как сказала Линдсей Фолкнер?

«Так глупо. Ничего такого не было».

Но Донни считал иначе. Он слышал то, что хотел услышать, интерпретировал ситуацию так, как ему было удобно. Или Бишон дал волю своему темпераменту? Анни сотни раз видела, когда мужья избивали жен. Предлогом служили выдуманные грехи, воображаемые любовники, все, что давало возможность выпустить пар.

Никто никогда не обвинял Донни в том, что он плохо обращался с женой. Но это вовсе не означает, что его мозг работает иначе. Памела выкинула его из дома, подала на развод, пыталась разделить их компании. И воображаемая связь взбунтовавшейся жены со Стоуксом могла подтолкнуть Донни к опасной черте.

От всех этих размышлений у Анни безбожно разболелась голова. Вероятно, Ник был прав. Если ей не удастся держать все концы отдельно, то нити спутаются в клубок и затянутся вокруг ее собственной шеи. Ренар оказался у нее на крючке, как и предсказывал Фуркейд. Анни решила, что съездит в больницу еще раз и проверит, узнает ли Линдсей шарф, подаренный Маркусом Памеле.

– Помощник шерифа Бруссар, у нас нет времени бездельничать! – прикрикнул на нее Майрон и прошагал к своему столу походкой дворцовой стражи. – У нас много работы. Детективу Стоуксу требуются сведения обо всех мужчинах, обвиненных в жестоких сексуальных преступлениях в этом округе за последние десять лет. Я возьму список из компьютера, а вы отберете дела. Я зарегистрирую их выемку, а вы отнесете документы в особую группу в то здание, где сидят детективы.

– Слушаюсь, сэр, – с кукольной улыбкой ответствовала Анни, пряча нужный ей факс под книгу регистрации.

Они работали быстро, но повседневные обязанности заставляли их часто прерываться. То звонили из суда, то из страховых компаний, то необходимо было завести формуляр на только что арестованного грабителя, подобрать улики для суда над торговцем наркотиками.

Вся эта суета оказалась утомительно-скучной, и Анни это раздражало. Ей хотелось быть среди тех, кто ищет и находит улики, пишет рапорты, а не копаться в старых документах.

На ленч ей отводилось всего десять минут. Анни провела их с батончиком «Сникерса» в руке и с телефонной трубкой, прижатой к уху. Она обзвонила подряд все местные гаражи, проверяя, не ремонтирует ли кто машину типа седан с повреждением дверцы со стороны пассажира. И ничего не нашла. Ее противник либо спрятал машину, либо перегнал для ремонта в другой округ. Анни проверила список недавно угнанных автомобилей и не нашла ничего похожего на «Кадиллак». Расширяя зону поиска, она принялась за гаражи в округе Сент-Мартин.

– Эй, Бруссар, – раздался грубый окрик Маллена. Помощник шерифа перегнулся через барьер. – Прекращай свою трескотню и принимайся за работу!

Анни ответила ему свирепым взглядом, благодаря очередного механика за то, что он ей ничем не смог помочь, и повесила трубку.

– Особая группа сейчас важнее всего, – Маллен даже раздулся от гордости.

– Неужели? А ты-то как туда попал? У тебя оказались под рукой фотографии шерифа в голом виде, оседлавшего козу?

Маллен фыркнул, он был слишком доволен собой.

– Я думаю, это все из-за моей работы над делом Нолан.

– Ты-то при чем? Вызов приняла я. Знаешь что, Маллен, – сквозь зубы процедила Анни, – я бы предложила тебе наесться дерьма и сдохнуть, но, судя по запаху у тебя изо рта, ты только им и питаешься.

Она ожидала, что Маллен заглотит наживку и набросится на нее, но вместо этого он отодвинулся от нее подальше и спросил:

– Послушай, я могу получить сейчас эти файлы? А что до нашей маленькой вражды, давай просто забудем. И без обид, ладно?

– Без обид? – переспросила Анни. Она наклонилась к нему, ее голос звучал приглушенно и напряженно. – Ты терроризируешь меня, угрожаешь мне, из-за тебя мне пришлось потратить уйму денег, меня сняли с патрулирования. И вот теперь я тут перекладываю бумажки, в то время как ты работаешь над делом, которое должно было бы быть моим, и ты еще предлагаешь мне не обижаться? Да ты просто сукин сын. Именно обиду я, сейчас и чувствую. И поверь мне, я обязательно докажу, что это ты был вчера вечером в том «Кадиллаке» и пытался меня убить. И вот тогда ты у меня попляшешь, а о значке можешь вообще забыть.

– «Кадиллак»?! – На лице Маллена отразилось огромное удивление. – Я не понимаю, о чем ты толкуешь, Брусcap. О «Кадиллаке» мне ничего не известно!

– Ой, только избавь меня от спектакля, – фыркнула Анни. – Забирай свои папки и катись отсюда.

Она швырнула ему папки с документами, они пролетели по барьеру и шлепнулись вниз. Содержимое вывалилось на пол.

– Черт бы тебя побрал! – заорал Маллен. На его крик из своего кабинета вышел Хукер.

– Господь всемогущий, это опять ты, Маллен?! – рявкнул сержант. – У тебя что, начались нервные припадки? Или с руками проблемы?

– Никак нет, сэр, – напряженно ответил помощник шерифа, свирепо глядя на Анни. – Это просто случайность.

Смит Притчет монотонно бубнил, расхаживая вдоль письменного стола в своем офисе, сложив руки на достаточно внушительном животе. Анни наблюдала за ним, едва сдерживая нетерпение. Судя по всему, она слушала черновой вариант речи прокурора на суде по делу Фуркейда, которое состоялось бы еще через много недель или даже месяцев, если бы. это было во власти Притчета. Анни сидела в кресле для посетителей. Эй-Джей стоял у противоположной стены, прислонившись к книжным полкам, игнорируя пустое кресло всего в нескольких шагах от Анни. За те десять минут, что Анни провела в офисе окружного прокурора, Эй-Джей не проронил ни слова.

70
{"b":"12203","o":1}