ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Разве у меня нет повода для беспокойства? Я не вижу свою дочку. Меня преследовал псих-полицейский, которого я сам выкупил из тюрьмы. Теперь еще Стоукс явился сюда и поинтересовался, не я ли проломил голову Линдсей Фолкнер. А тут еще бизнес… – Он тяжело вздохнул. – И Памела… – У него на глаза навернулись слезы, и Донни отвернулся. – Я этого не хотел, – прошептал он.

– Все так причудливо переплелось, – заметила Анни. – Я навестила Линдсей сегодня утром. Она не в слишком хорошей форме.

Анни промолчала. И в краткий миг тишины она увидела, как выражение уверенности сползает с лица Бишона.

– Я полагаю, вы слышали, что кто-то стрелял в Ренара вчера вечером?

– Об этом говорят в городе, – сказал Донни. – Я думаю, что, если бы его пристрелили, местные жители поручили бы стрелку возглавлять очередной парад. Всем надоело ждать правосудия. Но если вы хотите знать, не я ли нажал на курок, увы, нет. На этот раз у меня есть полдюжины свидетелей. Я был здесь и работал над платформой для парада.

– И рабочие сегодня отдыхают?

– Работа закончена. Я праздную, – он поднял бутылку. – Не хотите присоединиться?

– Нет, спасибо.

Ее отказ не понравился Бишону.

– Не люблю, когда меня отвергают.

– А как насчет соревнования? Линдсей говорила мне, что вы ревновали к детективу Стоуксу, когда тот встречался с Памелой по делу.

Улыбка немедленно погасла. Донни налил себе еще немного виски, взял кружку и привольно откинулся в кресле, вытянув ноги.

– Этот парень просто бездельник, вот и все. Предполагалось, что он должен вести расследование. А на самом деле ему только и хотелось, что залезть к ней в трусики.

– И вы полагаете, что в этом детектив добился успеха?

– Памела не спала с кем попало.

– А если и так, то какое отношение это могло иметь к вам?

– Она все еще оставалась моей женой, – Донни едва сдерживался.

– На бумаге.

– Я все еще любил ее. Мы могли бы все преодолеть.

Его уверенность удивила и встревожила Анни.

– Донни, но ведь Памела подала документы на развод.

– Но она по-прежнему носила мою фамилию и не сняла мое кольцо. – На глазах у него снова появились слезы, а рука задрожала. – А она бывала на людях с…

Он не был настолько пьян, чтобы не закончить предложение. Бишон покачал головой, отгоняя соблазн, и отвернулся.

– Вы хотели сказать – бывала на людях с детективом Стоуксом? – нажала Анни.

– За ленчем они обсуждают дело. За ужином другой аспект того же дела. Я же видел, как Стоукс на нее смотрит. Я понимал, чего парень хочет. Ему было наплевать на дело. Он ничего не предпринимал, чтобы как-то остановить негодяев.

– Откуда вам об этом известно?

Донни моргнул:

– Потому что я знаю. Я там был.

– Где? – настаивала Анни. Она встала и подошла к Донни, не давая ему времени занять оборону. – Откуда вам знать, что делал и чего не делал детектив Стоукс?

«Если вы сами в этом не участвовали…» – закончила про себя Анни.

Донни помолчал, не глядя на нее.

– Спросите его самого, – наконец произнес он. – Спросите его, чем он занимался. Поинтересуйтесь, чего хотел Стоукс. Я не поверю, что он не хотел того же и от вас. – Его глаза пробежали по лицу Анни. – Может быть, он и сейчас хочет. Возможно, вы в его вкусе.

Донни отпил виски и откатился от стола вместе с креслом.

– Вы говорили со Стоуксом о его интересе к Памеле? – спросила Анни.

– Он сказал, что если я недоволен его работой, то мне следует обратиться к шерифу, но только я буду выглядеть последним идиотом, потому что сама Памела ни на что не жаловалась.

– И что вы почувствовали по отношению к Памеле?

Донни Бишон не ответил. Он взял с полки книжного шкафа маленькую фотографию в рамке и посмотрел на нее так, словно давно не видел. На снимке были они с Памелой и пятилетней Джози.

– Она была такой красивой, – прошептал Донни. Отставив фотографию в сторону, он снова повернулся к Анни. – Как и вы, детектив. Красивые карие глаза, – он, поколебавшись, протянул руку и убрал с ее лица пряди волос. – Красивая улыбка. – Бишон коснулся уголка ее губ. – Будьте осторожнее, а не то мне захочется жениться на вас.

Анни стояла не шевелясь, гадая, что говорит сам Донни, а что подсказывает ему выпивка. Когда зазвенел звонок у двери, мужчина сразу же пришел в себя.

– Принесли пиццу, – объявил он, выходя из комнаты.

Анни задумалась, насколько Бишон контролирует себя. Его логика оказалась в опасной близости от классического способа размышлений маньяка, каковым все считали Ренара. Странно, что мужчина, не пропускающий ни одной юбки в городе, был так оскорблен тем, что жена, с которой он должен был вот-вот развестись, встречается за ленчем с другим мужчиной. «Ничего такого не было», – сказала Линдсей. Она вообще неохотно заговорила на эту тему, ей это показалось совсем незначительным.

И все-таки Линдсей Фолкнер вспомнила о Стоуксе в тот самый день, когда поссорилась с Донни… И в ту же самую ночь кто-то постарался заставить ее умолкнуть навеки.

Куски головоломки никак не складывались в мозгу Анни. Донни в отчаянии, потерявший жену и бизнес. Донни, не способный смириться с тем, что его отвергли. Донни, разъяренный, доведенный до последней черты собственными проблемами и видом жены в обществе другого мужчины. Подталкиваемый обстоятельствами к этой темной черте, смог ли перешагнуть ее Донни в момент ослепления яростью?

Внезапный звонок телефона сбил Анни с мысли. Она ждала, что включится автоответчик, но этого не произошло. Кто мог звонить в офис в такое время? Клиент? Подружка? Партнер?

Когда телефон замолчал, Анни сняла трубку. Не сводя глаз с двери, она нажала клавишу со звездочкой, потом набрала 69 и стала ждать, когда звонок вернется туда, откуда он исходил.

Трубку сняли после четвертого звонка.

– Маркот слушает, – раздался мужской голос.

ГЛАВА 35

– Когда ты наконец заделаешь эту стену, Маркус? – трагическим голосом произнесла Долл. – Эта дыра постоянно напоминает мне о том вечере. Так когда ты ее закрасишь?

– Завтра, мама.

Маркус снял со стены излишек еще влажной штукатурки. Ему никогда раньше не приходилось заниматься подобным делом, но никто из мастеров не соглашался делать ремонт. Куда бы он ни звонил, всегда все заканчивалось одинаково – как только на другом конце провода слышали его фамилию, трубку немедленно вешали.

Маркус сам починил изуродованную стеклянную дверь. Когда привезут новое стекло, ему придется впервые в жизни попробовать его вставить. А пока дыру прикрывали плотные шторы. Долл сама опустила все жалюзи и закрыла занавески, чтобы скрыться от возможного соглядатая или снайпера.

– Офис шерифа должен был оплатить ремонт, – заметила она. – Это по их вине в нас стреляют. Ты только посмотри, что они сделали с тобой, хотя ты виноват только в том, что вел себя как дурак, и все из-за этой женщины. Они ленивы, жадны до денег…

– Они не все такие, мама, – перебил ее Маркус. – Анни сказала, что постарается выяснить все, что случилось тем вечером.

– Анни, – в голосе Долл звучало неодобрение. – Тебе не стоит обманывать себя, Маркус. Она тебе кажется кем-то вроде ангела. Но эта мисс ничем не лучше остальных.

Отключившись от нытья матери, Маркус встал на колени, чтобы вымыть пол возле стены. Он представлял себе, как хорошо было бы уехать отсюда и начать все сначала, освободившись от бремени семьи и репутации. Ему представлялся просторный светлый дом, выстроенный по его собственному проекту, может быть, где-нибудь в Техасе или во Флориде. Ренар воображал, как возвращается домой после работы и готовит ужин для Анни. Ведь она не принадлежит к числу хозяйственных, домашних женщин. Ему будет приятно научить ее. Они будут работать бок о бок на кухне, и он покажет ей, как почистить и разделать рыбу. Его пальцы сомкнутся на ее руке, обхватившей ручку ножа, и он станет направлять ее…

– Маркус, ты меня не слушаешь?

75
{"b":"12203","o":1}