ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не отмахивался от Памелы! А теперь почему бы тебе все не объяснить мне лично и не свалить отсюда, а? У меня был такой чудесный день, пока ты не появилась.

– Из больницы Милосердия прислали результаты анализов Линдсей Фолкнер, те самые, что были потеряны. Мне показалось, что им место в деле, хотя вряд ли тебя это волнует. С чего бы тебе беспокоиться, ведь ты даже работать толком еще не начал.

– Да пошла ты, Бруссар! – Стоукс вырвал документ из ее руки. – Я бы все равно зацепил Роуча, это только вопрос времени.

– Я уверена, что это заявление очень поможет тем женщинам, кто пострадал от его рук после Дженнифер Нолан.

В эту минуту в дверях появился Маллен. Он переводил взгляд с Чеза на Анни и обратно.

– Ты идешь, Чез? Они не могут начать вечер без нас.

Стоукс сверкнул своей самой обворожительной улыбкой.

– Я уже иду, парень.

Анни покачала головой:

– Вечеринка в честь того, что обыкновенная женщина раскрыла уголовное дело вместо тебя. Тебе действительно есть чем гордиться.

Стоукс поправил шляпу на голове, пригладил пурпурный галстук.

– Представь себе, Бруссар, я горжусь. И сожалею только об одном – что Роуч не начал с тебя. – Он выпроводил Анни из здания. Она неохотно побрела к департаменту, не сводя глаз с Маллена и Стоукса. Они уселись каждый в свою машину и по очереди вылетели со стоянки, отчаянно сигналя в честь победы.

ГЛАВА 43

Ник выпрямился за рулем своего пикапа, наблюдая, как Донни выходит из офиса и садится в «Лексус». Цвет лица у него был под стать машине. Бишон всегда ходил ссутулившись, но теперь эта сутулость стала еще заметнее, словно ему на плечи легла огромная тяжесть. Ник понимал, что Донни должен вот-вот сорваться и сделать ход, и ему не хотелось упустить такой шанс. Фуркейд раздавил очередной окурок в переполненной пепельнице, завел мотор и стал ждать, пока «Лексус» скроется за углом.

Терпение – вот ключ к разгадке. Это самое главное в наблюдении и в жизни вообще. Очень полезный навык, но им так трудно овладеть. Мужчинам вроде Донни это никогда не удается. Он слишком быстро попытался продать бизнес Памелы. Спешка привлекла ненужное внимание. «Но кто привел этот механизм в действие? – размышлял Ник. – Донни, Маркот или я сам?» Последнее предположение жгло ему внутренности, словно язва. Он и сам не слишком научился терпению.

Улица Дюма была многолюдна и оживленна. От машины Бишона Ника отделяло четыре автомобиля. «Лексус» как раз притормозил у поворота. В пятницу вечером людей всегда тянет в город. Ник много слышал о том, что на карнавал на Марди-Гра в Байу-Бро съезжаются жители со всей Южной Луизианы, и все ради танцев на улице, празднеств и карнавального шествия. Так как серийного насильника убили, атмосфера всеобщего веселья станет еще живее, чувство облегчения примешается к всеобщей эйфории.

Весь день передавали специальные выпуски новостей, посвященные убитому Уилларду Роучу, окрещенному «насильником в маске». Это, разумеется, в пух и прах разбивало теорию Анни о том, что Стоукс и есть насильник, но Ник не мог не восхищаться тем, что она смогла взглянуть на дело под неожиданным углом. Теперь, когда с насильником покончено, Анни будет легче сосредоточиться на Ренаре и изобличить его.

Ренар по-прежнему оставался подозреваемым номер один. Донни вполне мог совершить нечто неприглядное, но это скорее было бы связано с финансовыми махинациями, а не с убийством. Одно только имя Ренара заставляло Ника ощетиниться. Всякий раз, как он мысленно прокручивал дело, все приводило его к Ренару – логика, чутье, улики. И так повторялось снова и снова. Главным действующим лицом этой истории вне всякого сомнения был Маркус Ренар, только Фуркейду никак не удавалось найти ключ к разгадке. Пока не появилась Анни.

Ник подумал о том, как странно все вышло. Сначала он просто хотел использовать молодую женщину как наживку. Но чем успешнее срабатывал его план, тем меньше он ему нравился. Ник все еще никак не мог забыть кошмарную картину в ее спальне. Фуркейд понимал, что Анни подумала о том же, о чем и он. Они оба вспомнили тело Памелы Бишон, пригвожденное к полу в доме в Пони-Байу.

Фуркейд свернул следом за «Лексусом», направившимся по дороге вдоль затона.

Парковка около «Буду Лаундж» была практически полна. Ник заметил машину Бишона и припарковал свой «Форд» на обочине чуть дальше по шоссе. Музыка пробивалась сквозь стены бара, украшенного китайскими фонариками в честь праздника. Одетые в маскарадные костюмы участники вечеринки танцевали на недостроенной веранде. Блондинка с внушительными формами в зеленой полумаске сняла топ и призывно потрясла обнаженными грудями, напоминающими пару арбузов, перед проходящим мимо Ником. Он даже не повернул головы.

– Господи, Ники, да у тебя в жилах лед, а не кровь! – Стоукс хлопнул его по спине.

Ник мрачно взглянул на него, заметив явное несоответствие соломенной шляпы и маски Зорро.

– Хочу как следует расслабиться. Сегодня особый день!

– Я слышал.

– Для копов выпивка за счет заведения. Ты выбрал подходящий вечерок, чтобы вылезти из своей раковины, Ники.

Они прошли сквозь веселящуюся толпу к бару. Веселье было почти ощутимым, в воздухе словно пробегали электрические разряды, а к ним присоединялись ароматы жареных в масле креветок, вспотевших тел и дешевого одеколона. Чез протолкался к бару и специально поулыбался, чтобы его засняли. Ник осмотрелся в поисках Донни. Тот нашел себе местечко в середине стойки. Он не выглядел как человек, пришедший на вечеринку. Бишон потягивал виски, словно прописанное врачом горькое лекарство.

Стоукс протянул стакан Нику:

– За своевременный конец еще одного мешка с дерьмом.

– Теперь ты можешь сосредоточить все усилия на Ренаре, – заметил Ник, наклоняясь к Чезу поближе, чтобы не перекрикивать шум.

– Да, я так и собираюсь сделать. Пора покончить с этой ситуацией. – Чез опрокинул в рот содержимое стакана, поморщился, когда виски обожгло горло и встряхнулся, как мокрый пес. – Ты не собираешься развлечься, приятель? Чем ты занимаешься в такой сумасшедший вечер?

– Приглядываю кое за кем. – Ник специально не стал вдаваться в подробности. – Тут кое-что намечается. Взялся, чтобы не простаивать.

Стоукс фыркнул:

– Тебе бы подружку завести, приятель. Советую обратить внимание на Валери, она сейчас на веранде. Эта девица – настоящее поле для разминки. Понимаешь, о чем я?

– А что случилось? Она тебе надоела?

– Сегодня вечером меня ждут в другом месте, – многозначительно сказал Чез.

– Меня тоже, – ответил Ник, наблюдая, как Донни оторвался от бара и направился к двери, единственный пленник печали среди смеющихся лиц.

Когда Бишон проходил мимо, Ник отвернулся к стойке, ставя на нее стакан.

– Выпей еще, – предложил Стоукс, всегда с охотой тратящий чужие деньги.

– Один стаканчик – это для меня сегодня предел. Позже увидимся.

Фуркейд протолкался на галерею и увидел, как «Лексус» аккуратно выезжает со стоянки, выруливая среди пикапов и грузовичков. Ник бегом добрался до своего «Форда» и уселся за руль.

Бишон направился прочь из города, но машин на шоссе оказалось достаточно, чтобы Ник без труда держался у него на хвосте. Терпение, повторял он про себя, терпение. Ему очень хотелось посмотреть, что из этого получится, кинуть Донни кусок веревки и посмотреть, не станет ли тот вешаться.

Сумерки сменились вечерними тенями, над водой повис туман. «Лексус» свернул на восток, пересек затон, потом сделал еще один поворот к югу и выехал на главную улицу Лака. Оказавшись на окраине города, Бишон направил машину к роскошному клубу под вывеской «У Ландри».

Ник проехал мимо ресторана, заметив по пути длинный серебристый «Линкольн», стоявший чуть в стороне от других машин. Его шофер казался черной тенью, застывшей за рулем. Ник проехал два квартала, развернулся и остановился у служебного входа клуба.

Он вошел в ресторан через оставленную открытой дверь кухни, выпускавшую на улицу умопомрачительные ароматы. Работники кухни предпочли не обратить на Ника внимания.

91
{"b":"12203","o":1}