ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дыши глубоко. Ты должен найти центр своего существа…

— Джэйн… — предостерегающий тон подсказал ей, что она должна найти другой подход. Космическая энергия жизни для него слишком абстрактное понятие.

— Ты хороший актер. Ты замечательный актер. Мне жаль, что у тебя сложилось впечатление, что я думаю иначе. Ты думаешь, ты хороший актер.

После многозначительной паузы он скакал:

— Конечно.

— Скажи это вслух.

— Джэйн…

— Скажи, или я прекращу массаж.

— Ты чертовски жестока.

— Скажи.

— Я хороший актер.

— Ты очень хороший актер. Так почему же ты снимаешься в таких фильмах?

— Мне предлагали кучу денег за них, а мои родители были по уши в долгах. Мне представилась возможность помочь им, и я ею воспользовался.

Джэйн прикусила губу. Рэйли делал это из чувства долга. Ей стало стыдно за то, что она думала, что он снимается во второсортных картинах, только чтобы побыстрее заработать денег и набить свои собственные карманы. Возможно, в глубине души она чувствовала его благородство. Но было гораздо легче верить в гудшее, потому что это давало ей оружие против ее чувства к Рэйли. Слезы навернулись ей на глаза.

— Ты очень хороший человек, Пэт Рэйли. Он повернулся и посмотрел на нее.

— Там, откуда я приехал, мужчина всегда стоит за свою семью и друзей. У нас так заведено.

— Упрямец. Неужели твоя мама не учила тебя, как нужно принимать комплименты.

— Нет.

Он повернулся лицом к Джэйн и слегка приобнял ее.

— Она слишком занята тем, что выгоняла меня из кухни, когда я воровал у нее пирожки, не давая им остыть.

Джэйн засмеялась.

— Я так и думала.

— А сейчас ты как думаешь? — он еще ближе придвинулся к ней.

Рэйли поцеловал ее, и Джэйн не разрешила себе задавать вопросы. Она просто наслаждалась. Она только надеялась и молилась, что он любит ее так же сильно, как она его.

Глава 7

В дверь тихо постучали. Джэйн сразу же проснулась. Высвободившись из объятий Рэйли, она осторожно села на кровати так, чтобы не разбудить его. Он крепко спал, уткнувшись лицом в подушку. Его дыхание было ровным и глубоким. Простыня еле прикрывала его до пояса. Джэйн мечтательно вздохнула и загадочно улыбнулась самой себе Ей внезапно захотелось поцеловать его мускулистую спину.

— Джэйн? — голос Кэнди звучал нерешительно. — Ты спишь?

Джэйн виновато встрепенулась:

— Одну секунду, детка, — громко прошептала она, встала с постели, накинула халат и, потуже завязав его, открыла дверь.

Кэнди стояла, обхватив себя руками, из-под них виднелся огромный живот. Теперь она уже не была похожа на задиристого панка, которого изображала днем. На Джэйн смотрели широко открытые глаза подростка, переживающего трудный период жизни. Во фланелевой ночной рубашке, с ненакрашенным лицом, она выглядела очень молодой и ранимой.

— Что случилось, малыш? — спросила Джэйн. — С тобой все в порядке?

Кэнди пожала плечами, стараясь как можно более непринужденно двигаться по комнате. Не дай Бог, кто-то подумает, что ей нужна чья-то помощь.

— Я не могла заснуть. Ребенок сильно шевелится и… — она вдруг запнулась при звуке рокота, доносившегося из спальни Джэйн, который больше всего походил на храп мужчины. Глаза Кэнди округлились, рот непроизвольно открылся в недоумении:

— О Боже! Извини. Я, кажется, помешала. Иду спать. Со мной все в порядке.

— Не говори глупостей. Ты ничему не помешала, — попыталась выкрутиться Джэйн. Но у нее было мало шансов: Рэйли явно вошел во вкус. Его храп напоминал рычание двигателя, с которого сняли глушитель. Джэйн покраснела.

— Все в порядке, Джэйн, — осторожно сказала Кэнди, пряча улыбку в уголках губ.

Джэйн приложила руки к щекам и застонала:

— Нет, не в порядке. Какой же тогда пример я подаю тебе?

— Ужасный, я думаю, — серьезно ответила девушка. Они спустились по ступенькам к дивану и уселись рядышком. — А знаешь, какой пример показывали мои родители? Папаша напивался каждый день и гонял мать. Я не думаю, что он знал, как это — любить кого-то.

Джэйн обняла девушку за плечи, когда у той навернулись на глаза слезы, и ее рука несознательно потянулась к животу.

— До того, как я приехала сюда, я не знала, что на свете есть такие люди, как ты. Ты думаешь обо всех. Ты действительно хочешь помочь.

— Я делаю все, что в моих силах, — пробормотала Джэйн застенчиво.

— Ты, пожалуй, единственный человек, кто обо мне когда-либо заботился.

У Джэйн спазм перехватил горло. Она ласково потрепала Кэнди по плечу. Девушка была милым ребенком, которому много досталось в жизни. У Джэйн сердце сжалось при мысли о том, что пришлось пережить ей в детстве.

— Мне кажется, все остальные упустили свой шанс, потому что ты ведь самый хороший человек.

— Спасибо, — улыбнулась Кэнди. — Мне остается только надеяться, что когда-нибудь меня полюбят так же сильно, как ты любишь Рэйли.

Неужели ее чувство настолько очевидно? О Боже, она ведь сама поняла, что влюблена, только сейчас. А Кэнди сказала так, будто все уже давно знают. Интересно, как бы на эти слова отреагировал Рэйли? Неужели ее любовь так же очевидна для него, как и для Кэнди? Он сказал ей, что приехал в Анастасию, чтобы разобраться в том, что происходит между ними. А что будет, если она скажет ему, что они любят друг друга. Трасса для него слишком сложна в этих краях.

— Ты можешь поверить в то, что Тимоти Филдман приглашал меня на танец, — спросила Кэнди как можно небрежнее. — Вот идиот.

— Я, конечно, не знаю, — автоматически переходя на сторону Тимоти, ответила Джэйн, — но думаю, что с его стороны было бы очень мило пригласить тебя. Мне кажется, тебе следовало бы принять его предложение.

Кэнди неодобрительно посмотрела на нее:

— Ну, что ты такое говоришь? Ну как я могу танцевать сейчас? Если только на маскараде, где сошла бы за кенгуру.

— Тебе понравилось бы.

— Да, и чтобы все пялились на меня и думали о том, какая я неуклюжая. Нужно посмотреть правде в глаза: танцы для меня закрыты.

Она надула губы, от чего стала еще моложе. Джэйн с грустью улыбнулась. Так вот в чем причина тревоги Кэнди. Девушке показалось, что она осталась за бортом жизни. Сейчас у нее не было почти ничего общего со своими ровесниками. Из-за беременности она не могла общаться с друзьями, как раньше. Никто не попросит ее возглавить команду болельщиков или вступить в клуб плавания У Джэйн сжалось сердце при мысли о том, что Кэнди чувствовала себя одинокой. С другой стороны, девушка сделала свой выбор. С тех пор она уже успела обнаружить, что быть беременной в шестнадцать лет вовсе не является чем-то романтическим. Да и беременность не решала всех ее проблем, а, наоборот, создавала новые, намного сложнее первых. Но Джэйн, конечно, не собиралась читать ей лекции. Кэнди нуждалась сейчас не в проповедях, а в любви и поддержке.

— Тебе осталось совсем немного, — прошептала Джэйн, прижимая голову девушки к своему плечу. — У тебя еще вся жизнь впереди. У тебя и у твоего ребенка, — добавила она, положив ладони на округлившийся живот Кэнди.

— Да. Надеюсь, что у него будут любящие родители, которые будут его любить, — сказала Кэнди задумчиво. — Я уверена, что это так и будет.

Рэйли наблюдал за женщинами, опершись о дверь плечом и сложив руки на груди. Когда он внезапно проснулся и понял, что Джэйн нет рядом, то подумал, что она вышла, чтобы в тишине одной подумать о Маке Он был уверен в том, что она вспоминала о Мак Грегоре даже тогда, когда они занимались любовью. Он тоже не мог забыть о нем. От этого невозможно было уйти — Мак составлял значительную часть его жизни и жизни Джэйн. Но ведь Мака уже нет рядом. Рэйли встал и решил вернуть Джэйн туда, где она должна была быть — в его объятиях.

Сцена, которую он увидел, не успев выйти за дверь, взволновала его так, что непривычно сжало горло. Джэйн сидела на диване, обняв свою подругу, и разговаривала с ней мягким голосом, полным сострадания и заботы. Его Джэнни — настоящая женщина. Он подумал, что его сердце может разорваться от любви к ней.

13
{"b":"12204","o":1}