ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Интересно, что она сказала бы ему, если бы узнала, о чем он сейчас думает. С первой их встречи он почувствовал к ней что-то особенное, но все время считал, что это имеет отношение только к сексу. Он называл свое чувство по-разному, но ни одно определение не подходило: всегда ускользал какой-то нюанс чувства, как только он хотел понять его. И, кто знает, может быть, то было зерно любви, которое сейчас пускало свои первые ростки. Да, он любил Джэйн. Вопрос состоял в том, что делать с этой любовью. Первый импульс — привязать ее к себе как можно скорее, но он подумал, что Джэйн будет против. Она всегда была осторожна со своим сердцем, по крайней мере, в том, что касалось его.

Он знал, что она любит его. И не ошибался. Любовь читалась в ее глазах. Но им нужно время. Время для того, чтобы Джэйн научилась доверять ему, чтобы поняла, что ей ничто не угрожает с его стороны, как не угрожало тогда, когда она была женой Мака. Ей нужно время, чтобы убедиться в том, что она не очередное его романтическое увлечение.

Но им понадобится пара недель или месяц. Стоя у двери, он покашлял, чтобы обратить на себя внимание. Обе, Джэйн и Кэнди, подняли головы. Джэйн порозовела, глаза ее блестели. Казалось, что она смутилась, что немного удивило его. Рэйли захотелось взять ее на руки и унести в комнату. Он овладел собой и наклонился, чтобы взять с дивана свою рубашку.

Он внимательно посмотрел на Кэнди, потер подбородок и сказал:

— А, да, я знаю тебя, — Он надел рубашку и засунул ее в брюки. — Я просто не сразу узнал тебя без твоих вихров.

Кэнди запустила в него подушкой.

— Ах, ты, умник.

Рэйли повернулся к Джэйн и произнес с притворной обидой:

— Неужели ты позволишь ей разговаривать со мной таким тоном? Джэйн ухмыльнулась:

— Я всегда советую говорить только правду.

— Женщины! Невозможно жить с ними, но без них у нас нет чистого белья.

— А какая тебе разница? — спросила Кэнди язвительно, — в журнале написано, что ты не носишь его вообще.

— Кэнди! — прошептала Джэйн. Рэйли только засмеялся:

— Не верь всему, что пишут в журналах Иначе попадешь в беду.

— Слишком поздно, — Кэнди встала с дивана, погладила живот и глубоко вздохнула.

— Извините, но я собираюсь пойти сделать налет на холодильник. Я и так целый день придерживаюсь диеты.

— А что, если мне для всех нас приготовить чай? — предложила Джэйн.

Рэйли и Кэнди захлопали в ладоши. Чай, приготовленный Джэйн из трав, выращенных на крыше, был отвратителен. Рэйли сделал один глоток и смог сравнить его только с ядом, который аборигены использовали для своих отравленных стрел.

— Горячий шоколад? — спросила его Кэнди.

— Да, горячий шоколад сверху этой алтейки.

Кэнди встала и вышла.

— Ты храпишь, — сказала Джэйн таким тоном, будто он совершил самый тяжкий грех на свете.

Рэйли удивленно поднял брови:

— Неужели?

— Кэнди услышала тебя. Храп доносился из моей спальни, — она гневно фыркнула, хлопнув себя по бокам руками.

— Ну, я думаю, дорогая, что она уже в курсе, как это делается, и ничего нового не узнала.

— Дело не в этом.

Усмехнувшись, Рэйли подошел к Джэйн, обнял ее и, наклонив голову, нежно поцеловал в шею.

— Почему ты покраснела, Джэйн? Ты ведь не краснела, когда мы занимались любовью.

— Это совсем другое, — ответила Джэйн. — Я считаю, что в постели нужно быть предельно честной. Буддисты говорят, что откровенность в сексуальных отношениях является ключом к духовному совершенствованию.

— Полностью согласен с тобой. Я тоже считаю, что двум влюбленным друг в друга людям нечего стыдиться.

Он еще сильнее прижал ее к себе и спросил — Может быть, я немного опоздал с этим вопросом, и все же, как ты думаешь, нас ждет то же, что и Кэнди?

Джэйн замерла при мысли о том, что внутри у нее развивается ребенок Рэйли. Ее удивило, с какой силой ей захотелось, чтобы так и было в самом деле. От Мака она не могла иметь детей и смирилась со своей судьбой. Иметь ребенка от Рэйли… Острое желание иглой пронзило ей сердце.

Она любила Рэйли так, как только способна любить женщина Что слегка пугало ее. В том, что это не мимолетное увлечение, она была уверена. Но разве можно со всей уверенностью сказать о Рэйли тоже? Он ведь самый сексуальный мужчина во всей Вселенной, разбивший множество сердец.

— Джэйн?

Его голос вернул ее к реальности.

— Нет, мы не рассчитали. — Он осторожно поцеловал кончик ее носа. — Я не против, не думай. Я был бы не против нескольких маленьких Рэйли.

Джэйн покраснела, но скорее от удовольствия, чем от смущения, — Правда?

— Ну, ты будешь целыми днями менять пеленки. Только подумай, сколько фильмов избегут твоего острого языка.

Она искоса взглянула на него.

— Аптека на углу, между прочим. Лицо Рэйли вытянулось, и он выпустил ее из объятий.

— То есть, ты хочешь, чтобы я…

— Вот именно, папочка, — с хитроватой улыбкой сказала Джэйн. Рэйли густо покраснел.

— Ну, не могу же я пойти в аптеку и купить.., вот, черт побери. Об этом будет уже завтра напечатано в любой газете отсюда до Сиднея.

— А ты замаскируйся, Ромео, — предложила Джейн, которой доставила удовольствие его неожиданная растерянность. — А как же ты обычно делаешь — заказываешь их по почте, что ли?

Он уловил в ее голосе почти ревность, но это польстило ему. Рэйли подошел к ней и нежно обнял любимую:

— Давай мы раз и навсегда объяснимся, дорогая. У меня были женщины, я не отрицаю. Но я не делаю зарубок на ножках кровати.

Джэйн нахмурилась:

— А вдруг они у тебя железные?

— Неужели ты веришь во все сплетни, которые ходят обо мне?

— Если бы я поверила хотя бы половине из них, я не стала бы иметь с тобой ничего общего.

Он промолчал, но не сводил с нее глаз, а потом нежно провел рукой по ее шее.

— Джэйн, ты единственная из всех женщин, которая интересовала меня так долго. Поверь.

"Пэту Рэйли можно верить”, — подумала Джэйн, приподнимаясь на цыпочки, чтобы ответить на его поцелуй.

Может быть, их роман и будет удачным Может быть, он единственное исключение из тысячи актеров. Пока они целовались, Джэйн пришла к выводу, что ей ничего не остается, как выяснить, верно ли ее предположение. Все-таки она любила Рэйли так, как не любила никого.

— Не двигаться, — приказал Брайан.

— Что ты собираешься делать? — спросила Элайна. У нее был очень сосредоточенный вид, а на голове возвышался блестящий цилиндр. Прохладный ветер дул на побережье с океана, но яркое солнце приятно согревало спины.

— На моей голове не должно быть ни одного живого существа, когда ты снимешь эту штуку.

Брайан не ответил, а вместо этого обвил ее шею руками, потом сделал тоже в обратном направлении и быстро отдернул их назад вместе с цилиндром. Элайна не шевелилась, но ее холодные голубые глаза сузились, когда она увидела нахмуренное лицо Брайана.

— Брайан, я люблю тебя как брата, но если на моей голове есть хоть какая-нибудь живность, я тебя поколочу.

Брайан опустил тощего серого котенка и рассеянно погладил его. Тот поднял головку и замурлыкал.

— Не понимаю, почему не вышло, — мрачно сказал он. — Вместо него должен был появиться букет цветов.

Пока он искал клочок бумажки в кармане рубашки и делал какие-то записи, Элайна изо всех сил пыталась вернуть своей пятидесятидолларовой прическе прежний вид.

— Ты же знаешь, что я хочу помочь, — сказала она. — Ты всегда появлялся там, где был нужен мне, и я хочу, чтобы ты остался со мной. Но ты обещал, что не будешь класть на меня никаких животных.

Брайан с выражением обиды на лице натянул очки повыше на нос.

— Я не собираюсь класть животных тебе на голову. Я не понимаю, почему ничего не получается. Когда-то я мог делать этот фокус с закрытыми глазами, но потерял свои способности, — произнес он трагично, поднимая руки к небу.

Элайна взяла его руку в свою и поцеловала.

— Мне кажется, тебе надо отвлечься. — Она отступила на шаг назад:

14
{"b":"12204","o":1}