ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джэйн спрыгнула на мокрый тротуар и смахнула с лица прядь влажных от тумана волос.

— Ну, если ты находишь ее глупой, то что тогда делаешь здесь? Ты мог придумать какую-нибудь отговорку и уже давно сниматься в каком-нибудь фильме.

— Я здесь, потому что пообещал. Значит, вот как. Он пообещал и, согласно своим принципам, должен был выполнить обещание. Ей хотелось услышать совсем другое. Неудовольствие отразилось на ее лице. Если не считать нескольких фраз о любви, брошенных две недели назад, Рэйли больше не сказал ни слова о своих чувствах. А Джэйн ничего не спрашивала, потому что боялась услышать неприятные для себя слова. Ей хотелось, чтобы он здесь был не из-за какого-то долга, а потому что действительно любит ее.

Женщину обидели его слова. Она смотрела на него, пытаясь заставить подбородок не дрожать.

— Ну, если это единственная причина, то ты можешь ехать, — сказала она. — Ты сдержал свое обещание.

— Джэйн.

Рэйли глубоко вздохнул, обнял ее и притянул к себе. Она не шевелилась.

— Давай не будем ссориться. Я знаю, что очень нелегко выдерживать натиск прессы и поклонников. Но через день-два их интерес иссякнет. Поверь мне.

— Ты говорил то же самое две недели назад.

— Может быть, они пробудут здесь до премьеры. Подумай о том, какие деньги их присутствие принесет твоим молодым актерам. Ты ведь хочешь им помочь?

Джэйн потерлась щекой о рубашку, под которой ощущалось его теплое тело и почувствовала его запах.

— Я не знаю, что я хочу, — пробормотала она, проклиная свой браслет за молчание.

— Ты хочешь меня? — спросил он, желая услышать “да”. Но сам почувствовал, что сейчас не то время, чтобы нажимать на Джэйн.

Женщина усмехнулась:

— Мы на улице.

— Да, ну и что?

— Я не собираюсь заниматься этим здесь. Они подошли к дверям театра.

— Не знаю, чего тебе не хватает, любовь моя.

Джэйн сухо улыбнулась, покачала головой и стала искать ключ. В чем она всегда могла быть уверена, то это в том, что Рэйли желает ее.

— Вот он, — раздался громкий крик, и они услышали топот бегущих по тротуару людей. — Это Рэйли! Пэт Рэйли!

"И еще в одном я могу быть уверена — в поклонниках”, — подумала она огорченно.

Они быстро вбежали в театр и захлопнули за собой дверь. Актеры наблюдали за ними со смешанным чувством удивления и беспокойства.

Джэйн выдавила из себя улыбку. Все-таки она вдохновляла их, и именно она уговорила людей организовать театр.

— Ну что? Здорово, правда? — Марлен Дэзирэ погрозила ей пальцем, при этом дюжина медных браслетов зазвенела на ее запястье.

— Я говорила тебе, что ничего хорошего от него ждать не надо. У него аура светится красным светом.

— Я могла бы предсказать все это по его ладони, — сказала Ванда Стайлз и приложила руку к своей груди, большая часть которой была открыта благодаря низкому декольте.

Ее ногти длиной в несколько сантиметров, покрытые красным лаком, блестели, под светом рампы.

Рэйли спрятался за спину Джэйн. Ванда Стайлз — следующий человек после ведьмы, с которым он хотел бы встретиться. У него, разумеется, не было предубеждений. Но ему не понравилось желание Ванды читать по его ладони.

— Не понимаю, как они все узнают, что Рэйли здесь, — недоумевала Сибил Хантли. — Я только сказала своей матери.., своему мужу.., и своему парикмахеру.

— Я сказал только секретарше, — продолжил Фил Петтс. — А она сказала только в своем карточном клубе.

"Ну, вот, а поклялись, что никому не скажут, — подумала Джэйн, наблюдая за провинившимися коллегами. — А впрочем, это не имеет никакого значения. Может быть, все уже давно было предопределено судьбой. Интересно, выдержим ли мы с Рэйли это испытание”.

Арни фон Блюхер вышел вперед с самым серьезным видом:

— Может быть, мне фыйти и отокнать их от тфери?

— Нет, спасибо, Арни. Думаю, что Скринвут уже там. Он сделает все, что нужно. Из-за двери послышался голос:

— Так, все отойдите, представление закончено. Идите домой или я раздавлю вас, как спелые дыни.

Джэйн вздохнула и принялась за работу:

— Ну что, приступим? У нас осталась только неделя. Нам нужно прорепетировать несколько сцен в третьем акте.

Рэйли просидел две первые сцены за кулисами, наблюдая за Джэйн. Она умела работать. Слишком хорошо умела, чтобы просто следить за работой других. У нее было режиссерское чутье, и она могла выжать из актеров все до капли. Актерский состав “Света звезд” полностью естественно жил на сцене, казалось, они забыли о публике, которая будет в зале во время представления. Даже Смбил, такая нервная на первой репетиции, что не могла даже выдавить и слова из себя, теперь полностью вошла в роль. Джэйн удалось донести до своих коллег мысль о том, что актерское искусство заключается не в произношении слов со сцены, а воплощается в живом человеке, поглощая его всего, с присущей ему манерой держаться, говорить, двигаться, думать.

Джэйн обладала тонким чутьем на деталь. Она знала, как нужно владеть голосом и телом, умела одним жестом, непродолжительной паузой в середине фразы оживить сцену.

Интересно, как она вела бы себя на съемочной площадке? Инстинкт подсказывал ему, что Джэйн была бы молодцом. Один Бог знает, что всего за несколько недель работы над пьесой она добилась от него больше, чем все режиссеры за много лет. Она помогла ему преодолеть возникшую перед ним преграду-неуверенность, помогла сосредоточиться на положительных ощущениях и не концентрироваться на отрицательных эмоциях страха.

Рэйли знал, что он приехал в Анастасию частично из-за того, чтобы убежать от неуверенности в своих силах. Но Джэйн помогла побороть ее, поверить в себя.

Он обязан своей маленькой Джэнни. Ему хотелось отплатить ей. Пэт Рэйли был не из тех мужчин, которые не отблагодарят за услугу.

Убедившись в том, что Джэйн поглощена работой с Марлен и Вандой над сценой ссоры с Филом, он достал свой сценарий и вытащил изнутри другой — “Вечность” Джэйн Джордан.

— Ты будешь звездой, Дэзирэ, — сказал Рэйли, глядя влюбленными глазами на свою партнершу.

Он поправил очки средним пальцем так, как это делал Брайан.

Джэйн тихонько хихикнула: Рэйли позаимствовал у ее друга много жестов для роли Уилсона Майкрофта, что оказалось очень кстати. Уилсон был таким же серьезным и честным, как и Брайан.

— Тебе больше не придется надевать костюм цыпленка, — сказала Сибил.

Она посмотрела туда, где должна была быть публика и спросила:

— Счастливый конец или нет? Джейн встала с кресла в третьем ряду и громко захлопала.

— Очень хорошо! Думаю, что нам нужно немного подождать после последней фразы аплодисментов, а затем опустить занавес. Публика будет в восторге.

Ей, конечно, не нравилось то, что Рэйли целуется с кем-то, но это ведь ради искусства, в конце концов. Как будто прочитав ее мысли, он подмигнул ей. У Джэйн расстаяло все внутри, но она решила не обращать на него внимания. У нее есть еще масса вещей, о которых нужно беспокоиться.

— Ну что? Начнем бег с препятствиями? — спросила она, когда все собрались расходиться на уикэнд.

— Арни и я возьмем на себя входную дверь, — вызвалась Марлен.

— Вперед, Тимоти, — сказала Кэнди, цепляясь за рукав Филдмана. — Мы выйдем через заднюю дверь и займемся журналистами. Можно сказать им, что я жду ребенка от Большого Фута.

— О Боже, Кэнди. Ну, не знаю. Мне не совсем понравилось, когда ты всех оповестила о том, что меня захватили инопланетяне и проводили на мне эксперименты в области секса.

— Что ты жалуешься? Твою фотографию напечатали на обложке еженедельника “Глоуб репорт”.

Рэйли помог Джэйн одеться и прижал к себе, чтобы поцеловать.

— Мне кажется, что Кэнди это все нравится.

— А тебе разве нет? — спросила Джэйн с притворным удивлением.

— Я бы сказал, что бы мне понравилось, — пробормотал он. — Я бы хотел, чтобы мы вместе провели уикэнд.

— Я бы тоже очень хотела, — вздохнула она.

17
{"b":"12204","o":1}