ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 3

Она подумала, что он снова собирается поцеловать ее и, к своему стыду, поняла, что хочет этого. Но он не поцеловал, а долго смотрел на нее, не говоря ни слова, и, как она предполагала, ожидал ее реакции.

Сила его влияния пугала Джэйн, потому что она не могла с ней справиться. К тому же о Пэте Рэйли ходили самые невероятные слухи, и, если хотя бы половина из них соответствовала действительности, у него было умопомрачительное количество любовных интрижек. Джэйн и сама видела его с несколькими женщинами, когда жила в Лос-Анджелесе.

Что актеры отличаются непостоянством, Джэйн знала по собственному опыту общения с ними еще до того, как встретила Мака. В основном это были мужчины, не переносившие критики в свой адрес. Их пристрастия менялись, как ветер. Они требовали от партнеров абсолютного внимания и всю жизнь играли главную роль в придуманном ими же фильме.

Рэйли тоже упрям и явно непостоянен, что для Джэйн казалось фатальным сочетанием, которое будет жечь ее, пока они вместе. А когда он направит свои интересы в другую сторону, она останется на пепелище.

— Я думаю, лучше все оставить в прошлом, — сказала она отходя.

— Как мы можем оставить в прошлом то, что еще не случилось?

Законный вопрос, но она не хотела отвечать на него. Есть вещи, которые просто не должный случаться. “Джое”, как говорят китайцы, — судьба, удача. Возможно, быть вместе — просто не их “джос”. Рэйли, конечно, подобное объяснение не устроит.

— Я приехала сюда, чтобы начать все сначала, — сказала Джэйн. — Я не хочу никаких призраков из прошлого, я не хочу чувствовать себя виноватой.

Рэйли устало вздохнул. Он и сам за последние несколько лет приводил себе тот же аргумент. Он нетерпеливо провел рукой по волосам.

— Мак умер, Джэнни. Умер и похоронен. Мы не виноваты в его смерти, и мы живы. Мы не виноваты, что любим друг друга, — он жестом остановил ее возражения. — И не отрицай, что любишь меня. Я отлично знаю — это так.

Джэйн прикусила язык, чтобы не сказать грубость.

— О'кей. Возможно, я люблю тебя. Но только я не собираюсь становиться в длинную очередь твоих бесчисленных любовниц, Рэйли. Я не хочу, чтобы ты вывернул всю мою жизнь наизнанку. Я живу здесь. Я нашла свою точку опоры и не хочу, чтобы ты лишил меня этого.

Рэйли шел за Джэйн в одну из захламленных комнат за сценой, раздраженно качая головой. Ну вот, опять она несет какую-то метафизическую чушь. Эта женщина умела плести бессмыслицы лучше, чем десять политиков. Сознательно или нет, но она пользовалась имеющейся способностью, чтобы отгораживаться от людей. Только самые терпеливые могли преодолеть подобное препятствие, а он не из таких, нет. Но будь он проклят, если позволит ей отделаться от него.

— Можешь оставаться со своей точкой опоры, если хочешь.

Одним движением он повернул Джэйн к себе лицом.

— Но я никуда не уйду. Я слишком долго жил без тебя, чтобы все сейчас бросить.

— Ах, так вот оно что. Я для тебя, оказывается, только сложная задачка, — сказала Джэйн, пытаясь воспользоваться приемом Элайны — сухим сарказмом.

Но ожидаемый эффект был разрушен ее дрожащим от обиды голосом.

— Боже, помоги мне! Это все равно, что размахивать красной тряпкой перед быком. Ты меня не получишь Пэт Рэйли!

Он схватил ее за руку, когда она попыталась вырваться.

— Черт возьми, Джэнни, ты же знаешь, что не права.

— Нет, не знаю, — в ее глазах сверкал гнев, так долго сдерживаемый, гнев на себя и на него за их взаимное чувство. — Я была женой твоего лучшего друга, разве бывает задачка посложнее?

Рэйли выразительно выругался и конвульсивно сжал руку Джэйн.

— Я любил Мака как брата и никогда не сделал бы того, что причинило бы ему боль. Но он умер, черт побери, а мы нет. Как долго ты будешь позволять ему защищать тебя от самой себя и от меня? Тебе же нужно как-то жить!

Его слова острыми стрелами пронзили сердце женщины. Один за другим она разжала пальцы, сжимавшие ее руку, и аккуратно расправила рукав своей куртки. Джэйн еле сдерживала подступившие к горлу слезы. Ей нужно уйти Она не может думать, когда Рэйли рядом.

— Извини меня, пожалуйста, — прошептала Джэйн, опустив голову, чтобы скрыть слезы. — Мне нужно в туалет.

Джэйн сидела на подоконнике, поджав колени и положив на них подбородок, и думала, что же ей теперь делать. Все тело горело от желания, а сердце трепетало от страха. Прав ли Рэйли? Действительно ли она использовала память о Маке, чтобы отгородиться от жизни? Или действовала разумно и осторожно?

А мотивы поведения Рэйли вообще оставались загадкой. Он достаточно ясно дал понять, что она нужна ему, но не объяснил., почему. Он отрицает, что Джэйн — лишь трудная задача, но она-то знает, что это так. Он хотел ее, еще когда она была женой Мака, но дружба не позволила довести дело до конца. А теперь она сама отказывает ему. Она для него лишь запретный плод, который, как всегда, более соблазнителен, чем тот, который легко получить.

Но такой настойчивости можно дать и другое объяснение. Возможно, его гложет то же чувство вины, что и Джэйн, и, получив желаемое, он хочет лишь избавиться от этого призрака их прошлого.

"О Господи! — вздохнув, подумала она. — Жизнь, оказывается, такая сложная”.

Джэйн заставила себя на минуту забыть о возникших проблемах и обвела глазами комнату Стены здесь были какого-то плесневело-зеленого цвета. А, может, это и есть настоящая плесень. Да, здесь потребуется генеральная уборка. С потолка грязными нитями свисала паутина. Дверь одной из кабинок держалась на единственной петле, а в другой вообще отсутствовала.

Людям должно быть стыдно, что они так запустили здание. Ну, ладно, зато теперь, когда у них есть театральная труппа, можно надеяться, что интерес к помещению театра будет расти так же, как и к самому искусству.

Со смешанным чувством гордости и удивления Джэйн подумала, что в этом есть и ее заслуга. Она еще никогда в жизни не ощущала ответственности за происходящее, но, переехав в Анастасию, сделала над собой усилие, чтобы почувствовать причастность к городу, к его обитателям , к Пэту Рэйли.

Джэйн вздрогнула, попыталась отогнать неприятные мысли и повернулась к грязному окну Достав из ведра губку, она начала рассеянно мыть пыльное стекло.

Джэйн подумала, что размеренные движения помогут ей отвлечься. К тому же очищать стекло от грязи показалось ей очень символичным.

Если бы она могла так же легко стереть свою неуверенность в Рэйли и его чувствах к ней.

Между ними всегда было что-то, чему нельзя даже дать разумного определения, что-то таинственное, почти мистическое. А что, если из этого вырастет какое-то абсолютно удивительное, чудесное чувство? Разве можно упускать возможность обнаружить его?

— По-моему, ты выбрала не ту профессию, дорогая, — его низкий голос мгновенно вывел ее из состояния мечтательной задумчивости. — Тебе бы стать домохозяйкой — это определенно более почетная работа чем та, что ты сейчас делаешь.

— Твоя точка зрения меня нисколько не удивляет, — ответила Джэйн, показав язык его отражению в стекле.

Ни для кого не было секретом, что Рэйли терпеть не может критиков. Он несколько раз публично заявлял об этом. Так что же он здесь-то делает, а?

Мужчина прикрыл дверь так, чтобы была видна только его голова. Он уже смыл остатки грима. Волосы остались еще влажными Черная краска с них почти полностью смылась, и теперь золотые непослушные пряди торчали в разные стороны. Казалось, он только что принял душ. Рэйли плечом открыл дверь и вошел в комнату, гремя своими подкованными ботинками, засунул руки в карманы куртки и прислонился спиной к двери одной из кабинок. В его глазах плясали озорные искорки.

— Это женская уборная, Рэйли, — сказала Джэйн, продолжая мыть окно. — А ты не женщина. Ты даже не джентльмен.

— Что верно, то верно. Я не какой-нибудь там слюнтяй-интеллигентик, который позволил бы тебе избавиться от него парой-тройкой неприятных словечек.

6
{"b":"12204","o":1}