ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Медленно он отошел от кабинки и направился к подоконнику. На его губах играла какая-то кошачья усмешка, и это странным образом подействовало на Джэйн. Она почувствовала себя крохотной птичкой, которую внезапно лишили защиты привычной клетки.

Рэйли обхватил ее руками за талию и легко снял с подоконника.

— Понимаешь, Джэнни, ты можешь убежать от меня, но ты никогда не сможешь от меня спрятаться.

Джэйн показалось, что он сейчас поцелует ее, но вместо этого Рэйли опустил руки и отступил на шаг назад.

— Слушай, я чувствую себя как-то неудобно здесь.

— Ага, — с готовностью согласилась она, энергично кивая головой.

Прищурив глаза, Джэйн начала разглядывать его.

— Держу пари, ты был первым ребенком в семье. Потом ты, скорее всего, Овен. Я знаю кое-кого, кто с удовольствием прочел бы твою ауру.

Левый угол рта Рэйли приподнялся в ленивой усмешке.

— Звучит что-то слишком сложно для меня.

— Это совсем несложно, — серьезно объяснила ему Джэйн. — Ты даже сможешь приобрести большой чувственный опыт.

— В таком случае и не стал бы возражать, если бы обучением занялась ты, — пробормотал он, почесав затылок.

Джэйн вздрогнула. От его взгляда можно упасть в обморок. Разговаривать с ним о чувственном опыте! Она имела в виду совсем другое, а Рэйли все сводит на одну тему. Она нервно теребила браслет, который снова начал жечь ей кожу на запястье.

Женщина откашлялась и прошептала:

— Я не обладаю достаточной для этого телепатической силой.

— Какого черта, Джэйн, мы притворяемся? Это же моя профессия. Так я зарабатываю себе на жизнь.

А сейчас он тоже притворяется? Эта мысль не давала ей покоя. Он ведь отличный актер, и ей было бы трудно понять, когда он играет, а когда нет. Вот одна из причин, побудивших ее сделать вид, что она не хочет, чтобы они были вместе.

— Все мы в своей жизни притворяемся. Кто-то больше, кто-то меньше, ведь так? — задумчиво сказала Джэйн.

— Да, ты права. Но я не хочу больше притворяться, когда дело касается тебя, Джэнни.

Он посмотрел ей в глаза, в них читалась неуверенность.

— Я не хочу, чтобы мы оба притворялись. Я только хочу, чтобы мы выяснили, что же происходит между нами. Что ты скажешь? Ты готова помочь мне?

— Я боюсь, Рэйли.

— Чего ты боишься? Меня?

Ответ на этот вопрос был положительным, но ей казалось не очень-то благоразумным признавать очевидное, поэтому она попыталась найти другое объяснение своим страхам.

— Я не знаю, готова ли я снова к подобным отношениям с мужчиной. И я тем более не уверена, что этим мужчиной можешь быть ты. Ведь я тебя почти не знаю. Ты был другом Мака, а не моим. И потом, я просто не верю в отношения, основанные только на сексе. Индусы учат, что секс — это одна из жизненных шакр, стоящая в одном ряду с элементарными животными потребностями. Я думаю, взаимоотношения людей должны строиться на более высокой духовной основе. Как ты считаешь?

Рэйли долго смотрел на нее, нахмурив брови. А он-то всегда считал секс отличной штукой. И кем это, интересно, вообразили себя эти индусские парни, усложняя личную жизнь человека подобной волшебной абракадаброй?

Да, он желает Джэйн так, что желание сжигает его. Опасаясь потерять над собой контроль, он боится подходить к ней даже на расстояние вытянутой руки. Но это ведь не только секс. Если быть откровенным, он может получать его, когда захочет с любым количеством довольно привлекательных женщин. Но он их не хочет. Ему нужна только Джэйн. Он еще не знает, куда приведет его желание, но обязательно выяснит.

— Ты хочешь сказать, что сначала мы должны стать просто друзьями? — спросил он, слегка запнувшись на последнем слове.

У него никогда раньше не было друзей-женщин. Почему-то ему это казалось ненормальным.

Джэйн кивнула и с интересом стала наблюдать, как Рэйли, потирая подбородок, обдумывает новую идею. Она готова была поспорить на свои часы, что у него никогда не было женщин-друзей. Он из тех мужчин, которые ценят своих друзей, свою собаку и свою женщину — обычно именно в этой последовательности. Если он решит попробовать, а потом сделает вывод, что ему это не нравится, — это будет самый верный способ от него избавиться. Но если только он решит попробовать, и это сработает, у них получится что-то удивительное. Подобный вариант показался Джэйн самым безопасным выходом из создавшегося положения, хотя она все же предпочла бы, чтобы он просто уехал.

— Согласен, — наконец сказал Рэйли. — Будем просто друзьями. Узнаем друг друга получше, а потом пусть все идет по естественному пути, что, как он подсчитал, через недельку приведет Джэйн в его постель.

Неплохо, хотя он и не привык ждать так долго.

Джэйн задумчиво кусала ноготь, и Рэйли внимательно наблюдал за ней. Очевидно, она не рассчитывала встретить с его стороны поддержку. Женщина выглядела настороженной, нерешительной. Возможно, ему тоже стоит подкинуть ей какую-нибудь идею, чтобы облегчить сделку. Знак доброй воли, так сказать.

— Тогда я помогу тебе с постановкой пьесы, — выпалил он, не давая себе времени хорошенько обдумать свой импульсивный порыв.

Его обдало холодной волной, когда он услышал собственные слова. Черт возьми! Неужели он только что предложил себя на роль в пьесе? Ведь там нужно играть, а не действовать, как он привык. Он не может играть в пьесе! Ведь там нет ни одной погони или перестрелки, никаких взрывов или уличных потасовок. Ему придется действительно играть.

Его охватил страх, который Рэйли попытался отогнать. Ведь речь идет всего-навсего о театре общины, а не о Бродвее. И это не “Макбет”, а просто маленькая романтическая комедия, в которой все остальные участники постановки тоже не актеры. “Вообще не актеры”, — торопливо поправил он себя. Это просто бухгалтеры и кассиры супермаркетов. Он справится. Никаких усилий. Все будет просто, как прогулка в парке, и приятно, как кусок пирога.

Джэйн наблюдала странную игру чувств на лице Рэйли и вспоминала его загадочное объяснение, почему он сейчас не в африканской пустыне на съемках третьей части фильма. И снова она отметила то выражение беззащитности, которое ее так тронуло. Ей захотелось обнять его и защитить.

"Боже, какая чушь”, — сказала она себе через секунду, когда он вдруг снова превратился в прежнего Рэйли. Это только ее воображение. Рэйли нужен защитник, как ей третий глаз.

— Ты действительно будешь играть в нашей пьесе? — спросила она.

— Конечно, — сказал он так уверенно, как будто не обливался потом от этой мысли минуту назад.

Джэйн обхватила себя руками за плечи и вздохнула. Она не могла позволить себе отказаться от подобной затеи. Уже одно имя Пэта Рэйли на афишах будет означать огромное количество дополнительных денег и для организаторов постановки, и для молодых артистов. А то, что Рэйли будет занят в самой пьесе, естественно поднимет интерес к ее проекту. Это — ее шанс. Шанс сделать то, о чем она мечтала с тех пор, как увидела Рэйли в малоизвестном австралийском фильме, в котором у него было не больше десятка строк. Это ее шанс выпустить на волю тот феноменальный талант, который — она в этом уверена! — скрывался за его красивой внешностью.

Джэйн медленно кивнула и подарила Рэйли одну из самых очаровательных улыбок.

— Ладно. Попробуем.

Рэйли едва удержался, чтобы не испустить победный крик и не исполнить какой-нибудь танец в честь торжественного события. Он только сейчас осознал до конца, насколько важно для него было согласие Джэйн. От чувства необычайного облегчения у него даже закружилась голова.

— Умница, Джэнни. Ну, теперь пошли к тебе, я буду устраиваться.

— Что ты будешь делать? Где? Рэйли открыл дверь уборной и пропустил Джэйн вперед. Когда он посмотрел на нее, его лицо выражало ангельскую невинность.

— Я не могу остановиться в отеле. Как только пройдет слух, что я в городе, у меня не будет и минуты покоя. А если мы теперь друзья, я думаю, ты позволишь остановиться у тебя.

7
{"b":"12204","o":1}