ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ах, неужели?!

Джэйн не могла удержаться от улыбки. Несомненно, он все время держал в голове этот небольшой план.

— Ну да, — сказал он, продолжая невинно смотреть на нее.

Джэйн пожала плечами, взяла ведро и направилась к двери.

— Хорошо.

У Рэйли было ощущение, что она ударила его молотком по голове.

— Хорошо? — пробормотал он и бросился следом. — Ты сказала “хорошо”? Я могу остановиться у тебя?

— Да.

Джэйн снова улыбнулась ему и пружинящим шагом направилась к выходу.

Рэйли обратил свой взор к небесам. Сердце бешено колотилось у него в груди.

— Спасибо, — прошептал он, поднимая руки и благодаря великодушного Господа. — Добиться ее согласия оказалось чертовски легко.

Джэйн усмехнулась, идя впереди него.

— Ты это правильно сказал, дружок.

Глава 4

Рэйли ехал домой вслед за Джэйн, держа свой джип на приличном расстоянии — так, на всякий случай. Ее манера водить машину могла бы заставить попотеть целый отряд ангелов-хранителей. Ее маленький спортивный автомобиль ехал то по одной стороне извилистой дороги, то по другой, следуя за ходом мыслей своей хозяйки. Наслаждаясь пейзажем морского побережья, она едва не сбила пару велосипедистов. А когда ее внимание привлекла овца, которая паслась рядом с дорогой, Джэйн едва не попала под колеса туристического автобуса, успев в последний момент повернуть руль и выехать на другую полосу. Этого было достаточно, чтобы нормальный человек заработал себе сердечный приступ. Даже пес, сидевший на пассажирском месте в машине Рэйли, заволновался.

— Я знаю, Рауди, — пробормотал Рэйли, — она может свести с ума любого, “И, Бог свидетель, она уже это сделала со мной”, — мысленно продолжал Рэйли. В последнее время все его мысли занимала Джэйн. Больше он ни о чем и ни о ком не мог думать.

Он притормозил джип и свернул вслед за Джейн на частную дачу, которая располагалась на холме, заросшем соснами. Въехав во двор фермы, они остановились.

— Ну, вот мы и приехали, — сказала Джэйн, натянуто улыбаясь.

Сердце у нее ушло в пятки. Пригласить сюда Рэйли было легко. Но теперь, когда он уже здесь, ей стало не по себе. Раздумывая, правильно ли она поступила, женщина потрогала браслет. Никакого знака. Она нервно улыбнулась Рэйли, а потом, когда он наклонился, чтобы выйти из машины, показала браслету язык. Эта чертова вещица стала такой разборчивой в своих предчувствиях. Отлично! Просто замечательно! И это именно тогда, когда Джэйн больше всего нуждается в покровительстве волшебных сил.

Джэйн озабоченно посмотрела на Рэйли. На его кожаной куртке осела дорожная пыль, а волосы растрепал ветер. Прищурившись, он осматривал окрестности. Он выглядит таким красивым и мужественным. Возможно, пригласить его сюда — не такая уж глупая затея.

— Ну, и где же дом? — спросил Рэйли. Его собака выскочила из машины и сразу же отправилась исследовать незнакомое место.

— Вот это и есть дом.

Джэйн махнула рукой в сторону здания и застенчиво пригладила растрепавшиеся волосы, уверенная, что после поездки в своем автомобиле по побережью она, вероятно, выглядит, как жена Франкенштейна.

Рэйли, нахмурившись, уставился на серое здание, которое ему показала Джэйн.

— Джэнни, но это же сарай.

— Был сарай, — поправила она его. — Я его переделала.

— Знаешь, а я не очень-то удивлен, — сказал он, пожимая плечами.

Это так похоже на Джэйн. Другие женщины при ее финансовом положении отстроили бы себе огромные особняки с аккуратными ухоженными газонами и статуями. Джэйн же жила в Богом забытом месте в перестроенном сарае.

Он внимательно присмотрелся к зданию и заметил ряд окон с одной стороны. Около входа была разбита клумба, на которой цвели ярко-красные и белые цветы. На деревянной скамейке, стоящей неподалеку, свернувшись клубком, лежал черно-рыжий кот. Заметив собаку, он начал махать хвостом.

Рауди резко залаял на кота и быстро убежал в другой конец двора.

Рэйли осмотрелся вокруг и заметил несколько зданий поменьше. Там находился курятник, перед ним маленький огороженный дворик, по которому разгуливали экзотические цыплята с изысканными гребешками и экстравагантными хвостами. Поближе к дому стоял маленький коровник, крыша которого поросла травой. Большая часть двора была отведена под будущий огород. Дальше стояла маленькая конюшня, возле которой сидел Рауди, с напряженным вниманием разглядывая небольшое стадо лохматых длинношеих лам.

Рэйли улыбнулся. Джэйн не могла держать коров или овец, как другие люди. Ей обязательно нужны ламы и цыплята, которые выглядели так, будто только что прилетели с другой планеты.

Джэйн тоже оглядела свои владения.

— Ну, что ты об этом думаешь?

— Мне нравится. Приятное местечко. Ферма не очень-то походила на овцеводческую станцию, на которой он вырос и собирался провести всю свою жизнь. Но здесь Рэйли чувствовал себя как дома. Здесь можно было вдыхать запах земли и ощутить на своей коже свежий воздух. Это было совсем не похоже на Лос-Анджелес. Но это подходило Джэйн, а значит, как он сразу же решил, подойдет и ему.

— Сколько у тебя земли?

— Четыреста акров. И почти вся невозделанная. Но мне всегда хотелось иметь ферму.

Джэйн подошла к машине Рэйли и заглянула внутрь, высматривая, что бы она могла перенести в дом. Женщина схватила за ручки невероятных размеров сумку и боролась с ней пока не подошел Рэйли. Он рукой отстранил Джэйн от машины, вытащил сумку, как будто она ничего не весила, и перекинул лямку через плечо. Джэйн подняла на него глаза и вздохнула. Он стоял слишком близко.

— Я всегда считала, что если человек живет на большом открытом пространстве, то он освобождается и может духовно соприкоснуться с изначальными уровнями безгрешного существования. Ты так не считаешь?

— Ты выросла на ферме? — спросил Рэйли, не обращая внимания на ее мистический лепет.

— Да. Мой папа работал на крупной ферме породистых лошадей в Кентукки. Париж, Кентукки. Я часто представляла, что это Париж, Франция, но…

— Джэнни, — мягко сказал он, — ты нервничаешь из-за того, что я остаюсь в твоем доме? В чем дело? Не ручаешься за себя, если я буду спать в соседней комнате?

Вообще-то, она не позволяла себе думать об этом.

— Мы могли бы опустить подготовительный этап, — прошептал он, наклоняясь ниже. — У меня нет возражений против того чтобы мы поближе узнали друг друга в постели.

Джэйн облизнула губы и ничего не сказала. Ее даже пугало, как сильно она хотела, чтобы он поцеловал ее. Ей стоило больших усилий самой не потянуться к его губам.

Входная дверь с грохотом распахнулась, и Джэйн вздрогнула.

— Ты привезла мне орешки? Я просто умру, если ты их опять забыла, Джэйн, — проскулил явно женский голос с восточным выговором.

Рэйли резко повернулся, чтобы посмотреть на обладательницу этого голоса, и от изумления открыл рот. В дверях дома стояла девушка лет шестнадцати в порванных джинсах и черной футболке с изображением какой-то “металлической” группы. Ее черно-рыжие волосы были “уложены” в корону из остроконечных пучков, напоминавшую прическу какой-нибудь экзотической ящерицы. В одном ухе торчала английская булавка. К тому же девушка была очень, очень беременной. Незнакомка тоже смотрела на Рэйли, и ее глаза становились все больше и больше.

Джэйн воспользовалась минутным замешательством, чтобы прийти в себя. Она отошла от джипа — и от Рэйли — и поправила свою куртку. К ней уже частично вернулась уверенность. В конце концов, она не останется с Рэйли одна в этом доме. Она сосредоточилась на охватившем ее чувстве облегчения, пытаясь не обращать внимание на разочарование.

— Божество! Божество! — нечленораздельно бормотала девушка, прижав ладони к бледным щекам.

Ее ногти были выкрашены в черный цвет.

— Это же.., это.., божество. Джэйн покачала головой и бросила на Рэйли хитрый взгляд.

— Если бы ты мог закрывать в бутылки и продавать эффект, который оказываешь на женщин, ты бы скоро стал называть Рокфеллера несчастным бедняком.

8
{"b":"12204","o":1}