ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рэйли состроил мину на эту колкость, но продолжал, не отрываясь, смотреть на надвигавшееся на него панковское существо. Он осторожно отступил на шаг назад.

— Кэнди, стой, — сказала Джэйн и схватила свою юную подопечную за плечо, не давая ей дальше преследовать Рэйли, прижавшегося спиной к джипу.

— Кэнди, это — Пэт Рэйли. Он был хорошим другом моего покойного мужа. Он поживет у нас немного.

Подобное описание их отношений не ускользнуло от внимания Рэйли, и он холодно взглянул на Джэйн.

Она снова пыталась восстановить прежнюю преграду между ними — память о Маке. Ну уж, нет, это у нее не пройдет. Но только он успел открыть рот, чтобы сообщить ей, о чем думает, как Джэйн снова заговорила:

— Рэйли, это Кэнди Кэйн. Она будет жить со мной, пока не родит ребенка.

— Она кто? — прохрипел он.

Все его горячие мечты о постельных играх были безжалостно потушены холодной водой реальности.

Джэйн самодовольно улыбнулась.

— Кэнди живет здесь. Со мной. В моем доме. Двадцать четыре часа в сутки.

Рэйли озабоченно потер подбородок, охваченный двумя одинаковыми по силе желаниями — рассмеяться и схватить Джэйн за ее симпатичную шейку.

Он поддался первому и подавил второе. Маленькая шалунья! Неудивительно, что она так быстро согласилась, чтобы он остановился у нее. Он погрозил ей пальцем.

— Не думай, что ты меня победила, дорогуша.

— Ох, как мне нравится этот парень, — благоговейно прошептала Кэнди, пожирая Рэйли глазами. Джэйн бросила на нее уничтожающий взгляд.

— Именно такие разговоры приводят к заметному увеличению размера твоей талии.

— Джэйн! — ужаснувшись, воскликнула девушка.

Ее лицо покраснело от злости, но она сразу же понизила голос до смущенного шепота.

— Господи, неужели так уж необходимо говорить об этом?

— Дорогая, я не думаю, что это ускользнуло от его внимания. Рэйли не настолько наивен, чтобы подумать, что ты засунула под футболку подушку.

Все еще держа Кэнди за плечи, Джэйн серьезно посмотрела на нее.

— Ну, как ты себя чувствуешь сегодня? По тебе не скажешь, что тебе грозит смерть от нехватки орешков. И это хорошо, потому что я забыла купить продукты.

— Опять? — Кэнди покачала головой и с жалостью посмотрела на Рэйли. — Надеюсь, ты приехал сюда не затем, чтобы поправляться. То малое, что мы имеем, просто отвратительно. Вот только подожди, пока она не угостит тебя своим чаем.

Она состроила такую мину, которая более чем понятно продемонстрировала ее отношение к заварке.

Джэйн начала защищаться от нападок на свою стряпню.

— Я сама ращу травы для этого чая. И, хочу вам сообщить, моя натуральная пища исключительно полезна для здоровья.

Кэнди фыркнула.

— Брюссельская капуста и овес. Да тут можно умереть с голоду.

— Ты ешь, как матрос! — возразила Джэйн, всплеснув руками. Кэнди потянула вниз свою футболку, показывая им свой огромный живот.

— Конечно, я же ем за двоих.

— За кого это? Арнольда Шварцнеггера и холодильник “Полюс”?

Кэнди проигнорировала Джэйн и с надеждой посмотрела на Рэйли.

— Ты умеешь что-нибудь делать, кроме как сногсшибательно выглядеть? Например, готовить?

Он засмеялся.

— Я могу превосходно пожарить яичницу и бифштекс.

Кэнди посмотрела на небо и вздохнула.

— Может быть, все-таки Бог и есть. А теперь, если вы меня извините, мне нужно пойти полежать. У меня ужасно болят ноги. Приятно было познакомиться, Рэйли.

— Мистер Рэйли, — поправила ее Джэйн.

— А, какая разница.

Рэйли положил руку Джэйн на плечо и молча наблюдал, как Кэнди вперевалочку подошла к дому-сараю и скрылась там.

— Как она у тебя оказалась? Судя по ее виду, она из Нью-Йорка или его окрестностей.

— Провидено, Роуд Айленд. Она убежала из дома. Я забрала ее из одного приюта в Сан-Франциско. Мой друг — опекун там. Он познакомил меня с Кэнди, и я просто привезла ее к себе домой. Она очень хорошая, правда. У нее могло бы быть блестящее будущее, если бы она прекратила попытки саботировать его.

— Пытаешься спасти мир, Джэнни? — нежно спросил он.

В его голосе не было ни сарказма, ни насмешки, а лишь любопытство, которое светилось и в его глазах.

Джэйн любила свой дом. Она планировала его так, чтобы он отвечал двум требованиям: удобство и открытое пространство. Одна комната переходила в другую, и между ними почти не было стен. Единственный недостаток, над которым она даже не подумала, — невозможность уединения. “Поэтому Рэйли будет очень трудно застать ее одну в комнате.., или ей — его”, — добавила она, нахмурившись.

Ее здравый смысл подсказывал ей осторожно относиться к Рэйли и тому, что заставляет его разжигать ранее запретный огонь. Но сердце говорило другое, и Джэйн призналась в этом себе.

Кого она пытается обмануть? Она никогда не была равнодушна к Рэйли. Если бы это было не так, она не обратила бы на него особого внимания, когда Мак представил его ей. Соблазн изменить любимому мужу никогда бы не пришел ей в голову, и ее совесть была бы теперь чиста.

"Мак умер, Джэнни. Умер и похоронен. Тебе не в чем себя винить”.

Рэйли стоял, скрестив руки на груди, и удивленно рассматривал первый этаж этого более чем странного здания. Он никогда не видел ничего подобного. Комнаты отделялись друг от друга мебелью или завесами вьющихся растений.

Они прошли через невероятных размеров кухню, где с потолка и стен свисали медные и железные котелки и пучки сухих трав. Посредине стоял огромный стол из отполированной сосны.

В одной из “комнат” сидела Кэнди и перелистывала какой-то журнал.

Рэйли заметил там свою собственную фотографию и, усмехнувшись, отвернулся, но тут же застыл на месте. На подставке стоял аквариум, и Рэйли удивленно уставился на его содержимое.

— Черт возьми! Это же тарантул!

— Знаю, — спокойно ответила Джэйн, как будто все ее знакомые держали именно этих зверей. — Странно, почему ты удивлен. В конце концов, ты ведь сам прислал мне его.

Рэйли в недоумении закрыл и открыл рот. Он перевел взгляд с Джэйн на огромного лохматого паука и обратно. Точно! Он купил его в зоомагазине и отослал ей, когда она разгромила “Смертельное оружие”. Это была просто идиотская шутка.

— Я не думал, что ты оставишь его у себя! Джэйн наклонилась над аквариумом и покрошила туда корм, улыбаясь Гарри, который проворно глотал угощение.

— А что же еще я могла с ним сделать? Рэйли не знал, что ответить. Среди знакомых ему женщин не было ни одной, которая стала бы держать тарантула.

— Лично я голосовала за то, чтобы отправить его на небеса, — вставила Кэнди. — У меня от него мурашки бегут по телу. Не хотела тебя обидеть, Рэйли.

— Я не обиделся, — пробормотал он, качая головой.

— Не бойся, этот урод не помешает тебе развлекаться с Джэйн, Она не настолько к нему привязана.

Джэйн взяла у Кэнди журнал.

— Это даже отдаленно не напоминает учебник по алгебре.

Кэнди проигнорировала намек. Она не отрывала взгляда от Рэйли.

— Джэйн, ты хоть знаешь, кто это? — горячо заметила она и щелкнула пальцами по обложке журнала. — Он — самый сексуальный мужчина во Вселенной. Джэйн, в твоей гостиной находится самый сексуальный мужчина Вселенной, а ты показываешь ему какого-то паука. Что с тобой происходит?

— Ничего. А есть в твоем журнале какие-нибудь полезные статьи? Например, такие, где людям советуют не лезть не в свои дела?

— Нет. Но здесь масса всего о том, каков этот парень в постели.

— Пусть твои глазки не блестят, милочка, — посоветовала Джэйн Кэнди, возвращая ей журнал. — Он — обыкновенный мужчина.

Кэнди посмотрела на Джэйн страдальческим взглядом, который должен был означать, что она находит Джэйн немного не в себе.

— Джэйн. Мой дядя Фред, который продает ортопедическую обувь, просто мужчина. Тот толстый парень, который снимает показания с наших счетчиков, просто мужчина. А Пэт Рэйли — это что-то обалденное.

Боже, как она права! Есть мужчина, а есть Рэйли.

9
{"b":"12204","o":1}