ЛитМир - Электронная Библиотека

Other Voices, Full Ci & An American Prayer

«Когда умер Джим, я подумал: „Черт! Что же мне теперь делать?“ — вспоминал Кригер. — Все, что я знал, было связано с музыкой. Я не мог даже вообразить, что займусь чем-то другим». Хотя отъезд Джима в Париж и означал неопределенно долгий перерыв в деятельности The Doors, никто в группе не мог и подумать о том, что все так скоро кончится. Особенно в связи со столь трагическими обстоятельствами. По словам Джона Денсмора, все трое были «невероятно шокированы. Это было как… мы просто подумали: „Что же теперь?“ Мы собрались вместе, потом поиграли немного и наконец решили, что наша работа должна продолжаться, что мы должны продолжать исполнять музыку. Вибрации, связывавшие нас, были столь сильными, что мы просто не могли не продолжать. Джим был нам другом, человеком, с которым мы в течение долгих лет жили рядом и сочиняли музыку. Но в конце концов мы поняли, что у нас впереди еще долгая жизнь и нам надо продолжать жить. Поэтому, оправившись от потрясения, мы стали думать, что нам делать дальше. Никто из нас не хотел играть с кем-то другим, и после пяти лет, проведенных вместе, мы решили начать все заново»

В 1972 г. Манзарек рассказывал: «Поначалу мы не были уверены в своих силах — мы не знали, как нам теперь следовало звучать. Мы не знали, какую форму все это примет… но понемногу все стало определяться».

Трио подумывало о том, чтобы сменить название, но эта идея ни к чему не привела («Все, что приходило нам в голову, звучало слишком претенциозно», — признавался впоследствии Кригер). Кроме того, музыканты решили не искать замену Джиму, а взять вокальные партии на себя. Рей объяснял: «Да, мы подумывали о том, чтобы найти нового певца, но было просто невозможно ввести в наш коллектив новую личность… а что, если он оказался бы не тем парнем, что надо? К тому же для него это было бы тяжело — он навсегда остался бы только заместителем Джима».

И вот в июле 1971 г. группа The Doors вновь переступила порог своей рабочей студии, и музыканты взялись за разработку песен (среди которых был материал, не вошедший в «L. A. Woman») для нового альбома. В роли продюсера выступал Брюс Ботник, а большую часть вокальных партий взял на себя Рей. Робби пел гармонии, а солировал только в паре песен. Пять бас-гитаристов и два перкуссиониста дополняли новое звучание группы. В результате альбом под названием «Other Voices» («Другие голоса») оказался значительно лучше, чем ожидали многие… но утрата Моррисона была невосполнимой. Хотя альбом и достиг 31-й строчки в американском хит-параде, многие слушатели и критики были согласны с мнением журнала «Rolling Stone»: «В этой музыке можно распознать The Doors, но в основном благодаря внешним признакам… они все те же The Doors, но без прежней страсти и заинтересованности в том, что они делают. Очевидно, Джим Моррисон был не просто певцом…»

Манзарек отмечал: «Я думаю, многим понадобится время, чтобы привыкнуть к тому, что мы сейчас делаем. Поначалу, наверное, они могут немного растеряться… но как только они дадут себе труд вслушаться, то начнут „въезжать“ в нашу музыку…»

По крайней мере, публика на концертах по-прежнему была полна энтузиазма. Зимой трио (плюс басист Джек Конрад и перкуссионист и ритм-гитарист Бобби Рей) отправилось в гастроли по Канаде и Соединенным Штатам, рекламируя новый альбом. Турне получило одобрительные отзывы. Весной 1972г. группа гастролировала по Европе, давая концерты в Германии, Швейцарии, Франции, Бельгии, Голландии и Великобритании, а завершила поездку выступлением в лондонском «Империал Колледж». После этого музыканты отправились в Лос-Анджелес, чтобы начать работу над следующим альбомом.

С самого начала работа у The Doors не ладилась. Они оставили свою рабочую резиденцию «The Doors Workspop» и перебрались в принадлежавшую компании А&М студию «Hollywood» и, кроме того, отказались от услуг Брюса Ботника. На сей раз среди приглашенных музыкантов был видный джазовый флейтист и саксофонист Чарлз Ллойд, и в целом в музыке преобладало джазовое, довольно невнятно выраженное настроение. Альбом «Full Circle» («Полный цикл») вышел в свет в сентябре 1972 г. К недостаткам, характерным еще для предыдущего диска, прибавились новые, и в результате получилась довольно унылая работа. Выше 68-й строки в хит-параде пластинка так и не поднялась, и на этот раз критики не стали слишком церемониться. «У меня возникли проблемы с тем, чтобы дослушать до конца сторону один, — отмечал обозреватель журнала „Creem“ Бак Сандерс. — На самом же деле мне было все равно, дослушаю я ее до конца или нет».

«Теперь я понимаю, что „Full Circle“ был просто бедой, — признавался Денсмор годы спустя. — Однако тогда мы искренне были увлечены им. Но потом, когда примерно половина работы была сделана, проблема выбора материала стала действовать нам на нервы. Чью песню выбрать? Рей тянул в одну сторону, Робби — в другую, и обстановка стала понемногу накаляться, поэтому, я считаю, наш альбом вышел не слишком удачным». Кригер впоследствии высказывался о поздних альбомах группы еще более откровенно: «Мы надеялись уловить что-то, но ничего хорошего не получилось. Без него все звучало очень неуклюже. Нам так и не удалось обрести равновесие. Мы полностью обоссались».

Но в тот момент они еще не были способны признаться себе в этом. Единственное, что было очевидно: группа нуждалась в лид-вокалисте. Осенью 1972 г. музыканты отправились в Лондон, чтобы организовать прослушивание певцов. (Почему Лондон? Кто знает?) Манзарек был недоволен таким ходом событий и вскоре решил, что с него хватит. Заявив о своем уходе, он вылетел домой в Лос-Анджелес. «Нам хотелось „подпитать“ наши творческие батарейки, подобно тому как это собирался сделать Джим, уезжая в Париж, — признавался Рей, — но ничего не получилось. Настало время закрыть „Двери“.

В конце концов, Манзарек заключил сольный контракт с компанией «Меркюри Рекордс». В 1974 г. вышла в свет первая его работа, джаз-роковый альбом «The Golden Scarab» («Золотой жук») — «невероятно претенциозный», по оценке «New Musical Express». Через год Рей выпустил второй (более роковый) альбом «The Whole Thing Started With Rock'n'Roll, Now It's Out Of Control» («Все начиналось с рок-н-ролла, теперь все вышло из-под контроля»). Манзареку помогали специально приглашенные «гости» — Фло и Эдди, а также поэтесса Патти Смит, читавшая фрагменты из «The New Creatures». И лишь благодаря этому последнему обстоятельству вторая пластинка получилась чуть интереснее первой. Оба альбома вышли на «Меркюри».

Вернемся к Джону и Робби. Оставшись в Лондоне, они упорно продолжали поиски вокалиста. Между тем Денсмор прекрасно понимал причины, заставившие Манзарека покинуть группу: «Каждый из нас, и я в том числе, сочинял песни. Те, что писал Рей, были очень личными — может быть, философскими, космическими, — и поэтому он один мог их петь. Ведь другой певец просто не был способен исполнять материал, имевший столь личностный характер. И вот, когда мы перебрались через океан, сначала мы были как бы вместе, но осознав, насколько у нас разные музыкальные устремления, Рей откололся и уехал домой. Тогда мы с Робби решили, что, раз уж мы приехали сюда, чтобы начать что-то новое, нам надо делать это. На протяжении где-то четырех месяцев мы жили там, играли с разными людьми и наконец кое-кого для себя подобрали».

На вакантное место вокалиста претендовали Кевин Койн, Ховард Уэрт и Джесс Роуден (ходили слухи, что в этом списке был даже Игги Поп, который якобы по такому случаю перекрасился в брюнета). В конце концов остановились на Роудене. И вот в начале 1973 г. новая группа «The Butts Band», в которой, помимо Кригера, Денсмора и Роудена, играли Филип Чен (клавишные) и Рой Дэвис (бас), начала репетиции. Дебютный альбом — довольно бледный опус под названием «The Butts Band» (1974) — частично записывался на Ямайке, и «New Musical Express» назвала работу, в которой чувствовалось влияние регги, «весьма многообещающей». Однако вскоре, сразу после короткого тура по Британии, Роуден, не желавший переезжать в Лос-Анджелес, объявил о своем уходе. Группа, деятельность которой и без того затруднялась тем обстоятельством, что музыканты жили по разные стороны Атлантики, прекратила свое существование. В следующем году Денсмор и Кригер попытались реанимировать группу в новом составе: Майкл Сталл (вокал, гитара), Алекс Ричмен (клавишные), Майк Берковиц (ударные) и Карл Ракнер (бас). Однако выпущенный ими альбом «Hear And Now» был встречен еще хуже, и вскоре группа развалилась окончательно. Оба альбома появились под лейблом «Blue Thumb Records».

18
{"b":"12206","o":1}