ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако образ, созданный Килмером, убедил далеко не всех. Бывшая подружка Джима Ив Бэбиц писала в «Esquire»: «Может ли Вэл Килмер знать о том, каково это — всю жизнь быть толстым и вдруг, приняв немыслимое количество ЛСД, за одно лето превратиться в принца? Вэл Килмер всегда был принцем, поэтому в нем нет этого накала: если ты некогда не был беспризорным, тебе этого не изобразить».

Но, несмотря на великолепную игру Килмера (а может быть, как раз потому, что она была столь безупречна), сам фильм оставляет тяжелое гнетущее впечатление. Стоун акцентировал внимание на постепенной деградации своего героя. Редкие эпизоды, передающие подлинное обаяние, которым обладал Джим, совершенно теряются на фоне сцен, повествующих о его превращении в хама и алкоголика. Перед нами — не идол контркультуры, а просто сексуальная рок-звезда, не знающая меры в питье. Видеть на экране, как Джим упивается в стельку, вряд ли приятней, чем наблюдать это в реальной жизни.

По мнению многих, Стоун переборщил и с сексуальными сценами. Мэг Райан, игравшая Памелу, наотрез отказалась сниматься в одной из постельных сцен, и вообще, она явно чувствовала себя неловко в эпизодах, когда ей приходилось обнажаться. Райан старалась выжать из роли все, что возможно, несмотря на тот факт, что сценарий низводил отношения Джима и Пэм до ситуации «мальчик любит девочку». Мэг жаловалась: «Характер моего персонажа следовало бы развить, но этого не произошло. Он не более чем пустое место». Характеризуя подход Стоуна к образу Моррисона, Килмер определил его так: «сиськи и кислота», а «сисек» в фильме и впрямь немало: в концертных эпизодах просто невероятное количество наготы — начинаешь верить, что в те времена было обязательным правилом оставлять одежду у входа.

После выхода в свет экранизации автобиографической книги Рона Конвика «Рожденный четвертого июля» Стоуна упрекали в том, что он исказил повествование. В ответ на это режиссер заявил, что он допустил «малую ложь, чтобы раскрыть большую истину». Многие (в их числе Кеннеди и Манзарек) считают, что в фильме о Джиме Стоун использовал тот же подход. Но какую же истину пытался раскрыть здесь режиссер? Ответить на этот вопрос очень трудно. Тема шамана (и связанный с ней ассоциативный ряд) прослеживается на протяжении всего фильма, начиная со сцены смерти индейца, свидетелем которой был маленький Джим. В дальнейшем этот персонаж неоднократно появляется в фильме (пожалуй, даже слишком часто). Иногда Джим предстает в картине неким визионером-мистиком (порой с фрейдистским налетом). Эта линия достигает своей нелепой кульминации в эпизоде, когда Моррисон уводит своих друзей в пустыню, чтобы попробовать пейотль. «Я всегда буду с вами», — говорит Джим на манер Христа, и эта параллель выглядит по меньшей мере бестактно и предельно претенциозно. Хорошо, что Стоун избавил нас от «воскресения» Джима: сцены в ванной и на кладбище Пер-Лашез смотрятся вполне правдоподобно.

В лучших традициях голливудских фильмов-биографий роль остальных членов группы The Doors сведена практически к нулю. Они прилежно, но совершенно бессловесно выполняют функции, предусмотренные сценарием. Только для Кайла Маклохлана (специальный агент Дейл Купер из «Твин Пикс»), играющего Рея Манзарека в неестественно-белокуром парике, находится ответственная работа: всякий раз, как Джим устами Килмера изрекает нечто «значительное», Маклохлан глубокомысленно смотрит на него. Вероятно, он призван олицетворять святого Петра.

К достоинствам картины, помимо игры Килмера, следует отнести операторскую работу и постановку концертных эпизодов, которые, несомненно, передают энергию и возбуждение, пронизывавшие «живые» выступления The Doors. Но все равно, многие зрители (в том числе сами музыканты) чувствовали себя обманутыми. Манзарек был возмущен сценарием и не желал хоть как-то связывать свое имя с проектом, а остальные двое испытывали в лучшем случае смешанные чувства.

Как бы там ни было, фильм, вышедший на экраны в мае 1991г., внес свою лепту в поддержание мифа о Моррисоне, и оставшиеся в живых музыканты группы получили с этого свои дивиденды независимо от того, понравился им фильм или нет. Ни один из их сольных проектов не имел особого успеха, и поэтому они были заинтересованы в рекламе каталога старых записей The Doors. Еще до выхода фильма в свет каждый из музыкантов имел с переизданий пластинок группы около полумиллиона долларов в год — не так уж плохо для того, что, по сути, является пенсией. Жаль, что Джим уже не мог в этом поучаствовать. Кригер заметил по этому поводу: «Он — легенда, но он мертв. Но ведь можно добиться чего-то, и при этом сохранить жизнь, чтобы наслаждаться достигнутыми результатами. Пусть его жизнь будет уроком для всех».

23
{"b":"12206","o":1}