ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что я буду думать об этом? — закончила ее мысль Страж. — Если это возможно, я бы, в первую очередь, поинтересовалась как это возможно.

— Что ты имеешь в виду?

— Это зависит от того, как это будет достигнуто, предполагая, что это может быть достигнуто, — ответила Страж. — Представь себя на моем месте, если сможешь. Допустим, что ты не просто Риана, а только одна из многих личностей самой себя. Ты разделяешь свое тело и свое сознание с другими, которые тоже части тебя, хотя и отдельные. Давай предположим, что ты нашла волшебника, котрый может сделать тебя как все — в смысле, который ты имеешь в виду. Разве бы ты не поинтересовалась, как именно он может сделать это?

— Если бы этот волшебник сказал тебе: «Слушай, я могу сделать тебя целой, все твои отдельные личности сольются в единую, гармоничную личность», в таком случае наверно ты бы склонилась к такому решению. И приняла бы его с радостью. Но что, если этот волшебник скажет тебе: «Риана, я могу сделать так, чтобы ты была как все. Но после этого будет существовать только Риана, а все остальные исчезнут.» Захотела бы ты принять такое предложение? Разве это не то же самое, что согласиться на смерть, смерть всех остальных? И если мы предположим, только для нашей дискуссии, что ты сможешь принять такое решение, какой же будет результат?

Если все остальные, которые все вместе составляют нечто большее, чем просто набор отдельных личностей, исчезнут, что будет от выиграно и что потеряно? Если они все умрут, что это будет за личность, которая останется жить? Будет ли она полноценная? Или она останется только фрагментом бывшего целого?

— Я понимаю, — сказала Риана. — Если бы это произошло со мной, и выбор был бы за мной, я бы конечно отказалась. Но, допустим, что речь идет о первой возможности, которую ты упомянула.

— Объединить всех в одну единственную личность — Сорака? — спросила Страж.

— Таким способом, чтобы сохранить вас всех, хотя и как одну личность вместо многих, — сказала Риана. — Что тогда?

— Если бы это было возможно, — ответила Страж, — у меня не было бы возражений. Если бы для племени было выгодно стать одним вместо многих и сохранить этих многих как часть Сорака, ну что ж, это действительно может пойти на пользу. Но, опять, мы должны думать о том, что мы выиграем и что потеряем. Что станет с той силой, которой мы все обладаем, как племя? Сохранится ли она, или будет утрачена, как результат объединения? И что станет с Кетером? Если Кетер является, как мы подозреваем, духом с другого плана, сохранится ли его способность заменять Сорака на время, показывать себя через Сорака? И сохранится ли этот мост, который соединяет нас и его?

Риана кивнула. — Да, все это необходимо иметь в виду. Однако пока это все пустые размышления. Возможно даже Мудрец не обладает такой силой.

— Мы не узнаем этого, пока не найдем его, — сказала Страж. — И кто знает, как долго может продлиться наш поиск? Есть и еще одно соображение, которое стоит обсудить, поскольку мы обсуждаем все возможности. То, что ты могла просто позабыть.

— И что же это?

— Допустим мы нашли Мудреца, и он способен объединить нас всех в единую личность, не потеряв никого. Сорак объединяет в себе все племя, мы все растворяемся в этой единой личности, котороя, как ты говоришь, «нормальна». И все племя становится Сораком. Все мы, я, Кивара, Поэт, Путешественник, Темный Маркиз, Скрич, Эйрон и еще много других, которые глубоко зарыты внутри, все становимся Сораком. Ну и тогда, будет ли этот новый Сорак тем Сораком, которого ты знала и любила? Не станет ли он кем-то, совершенно отличным от себя, прежнего? Не перестанет ли существовать старый Сорак?

Риана некоторое время шла молча, размышляя над этим. Страж не вмешивалась в ее размышления. Наконец Риана сказала, — Я никогда не рассматривала возможность того, что Сорак может так изменться, что будет совершенно другим. Если бы это случилось, тогда, я полагаю, мои собственные мысли и чувства на этот счет зависели бы от того, было бы это изменение хорошо для него. Точнее, хорошо для вас всех.

— Я не хочу быть такой жестокой, — сказала Страж, — но подумай о том Сороке, которого ты знаешь сейчас и который любит тебя. Я понимаю эту любовь и, до некоторой степени, готова ее разделить, но я не могу любить тебя таким образом, как это делает Сорак. Возможно это потому, что я женщина и по природе такова, что не могу любить другую женщину. Если Сорак изменится так, как мы с тобой только что обсуждали, возможно, что и его любовь изменится. Но ты должна подумать и об остальных. Эйрон, к примеру, мужчина, но он думает о тебе только как о друге, а не как о любимом человеке. Наблюдатель не любит тебя и никогда не полюбит. Путешественник совершенно равнодушен к тебе, но не из-за каких-то действий с твоей стороны, а просто потому, что Путешественник есть Путешественник, и у него вообще мало эмоций. Темный Маркиз в этом отношении точно такой же. Кивара всегда рада новым ощущениям и новому опыту, но даже если ей не мешать и дать возможность любить тебя физически, она будет непостоянным и ветренным любовником. А ведь есть еще и остальные, чьи чувства и способ мысли войдут в создание нового Сорака, о котором мы говорим. Весьма возможно, что этот новый Сорак уже не будет любить тебя.

Риана облизала свои губы. — Если это изменение будет выгодно для него — выгодно для вас всех — и сделает его счастливым, тогда я приму его, несмотря на всю ту боль, которое оно мне принесет.

— Ну, не забудь, мы говорим о чем-то, что может никогда не произойти, — ответила Страж. — Когда мы в первый раз говорили о твоей любви к Сораку, я назвала тебя эгоистичной и обвинила в том, что ты думаешь только о себе. Я говорила слишком жестоко и теперь сожалею об этом. Теперь я знаю, что ты совсем другая. И все, что я сказала, я сказала не для себя, а для тебя. Никто не должен строить на болоте. Не исключено, что все твои надежды могут провалиться в трясину. Я знаю, что намного легче сказать, чем сделать, но ты должна попытаться научиться любить Сорака как друга или брата, тогда, чтобы не случилось в будущем, твое сердце не разорвется от горя.

— Ты права, — сказал Риана. — Намного легче сказать, чем сделать. Возможно у меня не получится.

Они шли весь день, изредка останавливаясь, чтобы отдохнуть, и их путешествие, по большей части, проходило спокойно, без событий. Когда наступил день, температура начала подниматься до тех пор, пока темное солнце Атхаса не обрушилось на них сверху, как безжалостный противник. Сорак опять вышел на поверхность и сопровождал ее весь этот день, хотя Страж и сохранила от него в тайне последнюю часть их разговора. Они вообще разговаривали все меньше и меньше, экономя силы для долгого тяжелого пути, лежавшего перед ними.

Риана никогда раньше не путешествовала по пустыням Атхаса и когда пустые земли простерлись перед ней, уходя в бесконечность, она была поражена дикой красотой этой земли и ее свехъестественным спокойствием. Она всегда думала о пустыне, как о пустом и безжизненом месте, но все оказось совсем не так. Пустыня была полна жизни, хотя такого сорта, которая нашла пути приспособиться к безжалостному климату.

Низкорослые деревья пагафа попадались то там то тут, хотя в пустыне они выростали намного ниже и более изогнутые, чем в лесу или около города, где было больше воды. Здесь, в пустых землях, они были не больше дестяти-пятнадцати футов в высоту, а их голые, лишенные листьев и перекошенные ветки практически не давали тени. Их зелено-голубые стволы и сучья давали им возможность получать поддерживающую жизнь энергию прямо от солнца, а их корни зарывались глубоко в почву в поисках воды, широко распространяя во все стороны моногочисленные отростки. Во время короткого дождливого сезона, когда над пустыней проносились муссоны, проливая драгоценную влагу в коротких, но яростных штормах, на ветвях деревьев пагафа появлялись тонкие листья, скорее напоминавшие иголки, образуя похожую на перья крону, и появлялись дополнительные ветки, чтобы использовать дополнительную воду. Потом, когда возвращалась обычная сухость, игольчатые листья падали, а дополнительные ветки умирали, давая возможность дереву сохранить свою жизненную силу до следующего цикла роста.

10
{"b":"12207","o":1}