ЛитМир - Электронная Библиотека

— И что же, по твоему? — спросила Риана.

— Он упоминает четыре основные природные силы — воздух, землю, огонь и воду, — сказал Сорак. — Хорошо, это то, что даже ребенок знает, но он идет дальше и говорит, что последние, возможно, наиболее влиятельны в нашем бедном водой мире.

— Ну и что, это очень разумно, — сказала Риана. — Вода, естественно, является самым важным природным элементом в таком сухом мире, как наш.

— Но, он не сказал «последний», а говорит «последние». Это означает, что он имеет в виду два последних, воду и огонь.

Риана нахмурилась. — Ну и что? Огонь тоже очень важен.

— Но почему? — спросил Сорак. — Кроме очевидных причин, конечно, то есть обеспечивать тепло и свет, энергию для приготовления еды и так далее. Легко понять, почему вода может быть важнее, чем воздух и земля, но почему огонь? И, кроме того, он не говорит, что вода и огонь важнее. Он говорит, что они влиятельнее.

— Лично я все-еще не понимаю, — сказала Риана, сбитая с толку. — Что такого ты видишь в этих словах, чего я не вижу?

— Возможно я просто вычитал там то, чего в них нет, — ответил Сорак. — Однако, я подозреваю, что это не тот случай. Рассмотрим поподробнее: он рассказывает нам о магии жрецов. Он также упоминает друидов. Хорошо, мы оба изучали Путь Друидов, и прекрасно знаем, что в терминах магии жрецов воздух и земля намного важнее огня. Растениям требуются воздух и земля, для того, чтобы расти — и вода, конечно — но совершенно не требуется огонь. Напротив. Огонь — враг всего растущего. И жреческая магия, особенно магия друидов, берется главным образом из земли. Из земли — но не из огня!

— Да, это правда, — сказала Риана.

— И почему тогда, та часть дневника, которая описывает магию жрецов, говорит нам, что огонь влиятельнее, чем земля и воздух? Огонь может быть и больше влияет на повседневную жизнь народа, но не на магию жрецов. И среди самих жрецов намного больше тех, кто поклоняется и получает свою силу от воздуха и земли, а не от огня.

— Тем не менее есть и жрецы огня, — сказала Риана. — Особенно среди дварфов.

— Но они посвятили себя огню или солнцу? — спросил Сорак.

— Скорее солнцу, — ответила Риана, пожимая плечами. — Но это же одно и то же, разве не так?

— Ты уверена? — сказал Сорак. — Тогда почему они сами не говорят так? Но даже и в таком случае, жрецов солнца намного меньше, чем жрецов земли и воздуха. Больше всего жрецов посвятили себя земле, за ними жрецы воздуха. Но в части, посвященной магии, он говорит об огне и утверждает, что огонь более влиятелен, чем земля или воздух. Или, по меньшей мере, кажется, что он так говорит. И не один друид не поклоняется огню.

— Но вообще нет друидов, поклонящихся одной из основных сил, — заметила Риана. — Он определенно говoрит об этом.

— Верно, он так и говорит, — ответил Сорак. — Итак, сформулируем: почему он, похоже, говорит о том, что огонь и вода более влиятельны, чем земля и воздух в терминах магии жрецов?

Риана покачала головой. — Не знаю.

— Теперь рассмотрим следующую фразу, — сказал Сорак. — В ней он говорит, что короли-волшебники прославляются, как если бы они были бессмертными существами.

— Ну да, они бессмертны, — сказала Риана. — Оскверняющая магия сделала их такими, особенно сейчас, когда они все начали превращение в дракона.

— Но он не говорит, что они бессмертны, — настойчиво сказал Сорак. — Он говорит, что они прославляются, как если бы они были бессмертны. Он говорит нам, что они не бессмертны, что они живут так долго только из-за силы своей магии, и что их можно убить.

— А теперь вглядимся тщательно в те слова, которые он выбирает, чтобы написать следующее: «…многие правители способны передавать свои магические способности темпларам, которые служат им. Но разве они стоят наравне с основными природными силами, которым поклоняются настоящие жрецы? Я так не думаю.» На первый взгляд Странник говорит здесь что короли-волшебники совсем не так могущественны, как элементарные силы природы, которым поклоняются жрецы. Или, возможно, он имеет в виду, что темплары не так могущественны. Но, конечно, это знают все. Не важно, темплар или король-волшебник, никто из них не может иметь больше силы, чем вода или земля. Зачем же говорить об этом?

— Так ты думаешь, что он имел в виду что-то совсем другое? — спросила Риана.

Сорак передал дневник ей. Прочитай это место повнимательнее, — сказал он.

Риана напрягла глаза, чтобы увидеть страницы в слабом свете костра. Она перечитала абзац один раз, затем другой, третий. В четвертый раз она медленно прочитала его вслух: «И на самом деле, многие правители способны передавать свои магические способности темпларам, которые служат им. Но разве они стоят наравне с основными природными силами, которым поклоняются настоящие жрецы?»

— Остановись здесь, — сказал Сорак. — А теперь опять вазгляни на последнюю фразу. Когда он использует слово «они», к кому оно относится? Или точнее, к чему?

— К чему? — повторила она, нахмурившись. Потом она сообразила. — Ааа! К чему, не к кому! Это относится не к темпларам, а к магическим способностям, которые передаются им.

— В точности, — сказал Сорак. — Тем способом, как это написано, можно понять и так и так, но если он имеет в виду, что правители не чета элементарным силам природы, он просто утверждает очевидное, так как короли-волшебники используют элементарные силы природы для получения своей силы, как это делает любой адепт. Если же мы прочитаем это иначе, можно предположить, что элементарные силы можно использовать для того, чтобы победить силу, переданную темпларам, в частности Странник привлекает наше внимание к элементу огня. Он выставляет вперед влияние воды на наш засушливый мир только для того, что помочь скрыть это значение.

— Но ты уверен, что это именно то, что он имел в виду? — спросила Риана.

— Чем больше я думаю об этом, тем более становлюсь уверен, — ответил Сорак. — Вспомни наше оружие, которым мы тренировались в монастыре. Ты помнишь, каким тяжелым и неудобным оно казалось нам вначале, и какими бессмысленными казались упражнения, которые мы делали снова и снова, постоянно повторяя те же самые серии движений?

Риана усмехнулась. — Да, на самом деле мы хотели только подраться друг с другом.

— Но теперь мы знаем, что безостановочное повторение этих упражнений укоренило их в наших умах и наших телах, так что теперь, когда мы сражаемся, мы делаем их рефлекторно и безупречно, даже не думая о том, как их сделать. Когда Сестра Диона дала мне дневник, она написала на нем: «Небольшой подарок, который поможет тебе во время путешествия. Более слабое оружие, чем твой меч, но не менее могущественное, по своему». И теперь, надеюсь, я наконец понял значение ее слов. Дневник Странника является, по своему, своеобразным оружием. Когда ты просто читаешь его, раз или два, ты знакомишься с основными движениями. Но когда ты читаешь его постоянно, опять и опять, ты достигаешь мастерства и проникаешь в самую сущность, начинаешь по-настоящему понимать его. Это путеводитель, Риана, и самый разрушительный. На первый взгляд это путеводитель по Атхасу, но внутри это учебник для тех, кто борется против разрушителей. Ничего удивительного, что он запрещен, и короли — волшебники назначили награду за голову Странника, кто бы он ни был.

— Ты думаешь, он еще жив? — спросила Риана.

— Возможно и нет. Дневник впервые появился много лет назад; похоже никто не знает в точности где или как. Его тщательно копируют и втайне распространяют члены Союза Масок. Ясно, что Странник был сохранителем, возможно кто-то из выскопоставленных членов Союза.

— Хотела бы я знать, узнаем ли мы это когда-нибудь, — заметила Риана, подкладывая в огонь куски дерева. Обломанные ветки дерева пагафа медленно разгорелись и блаженное тепло прогнало ночной холод. Какой-то ночной зверь завыл, не очень далеко от них. По спине Рианы пробежала дрожь.

— Ты выглядишь усталой, — сказал Сорак. — Ты должна что-нибудь поесть. Завтра тебе понадобится вся твоя сила. У нас впереди еще очень долгий путь.

13
{"b":"12207","o":1}