ЛитМир - Электронная Библиотека

Канки не охотились на людей или гуманоидов, но если кто-нибудь, укушенный канком, падал и, парализованный, лежал без движения, солдат-канк мог решить, что это еда и приволочь его тело в стадо, где его и съедали. Канки двигались не слишком быстро и ели на ходу, в свое удовольствие. Быть парализованным и съеденным живыми канками было еще то удовольствие, особенно учитывая, что процесс мог длиться часами, если стадо было невелико. Риана подумала, что это не самое приятное будущее.

Канки плохо видели и не воспринимали никаких запахов, но зато они очень хорошо ощущали движение и улавливали малейшие колебания почвы. Легкие шаги по песку они обнаруживали в сотнях ярдов он себя. Халфлинги, которые могли двигаться по пустыне практически нелышно, могли приблизиться к канку на несколько ярдов и остаться им незамеченными, но Риана знала, что даже с ее подготовкой виличчи, она никогда не сможет так неслышно ступать. Эти канки узнают о них когда они будут самое меньшее в двух сотнях ярдов и немедленно переполошатся.

— Возможно тебе лучше подождать здесь, — сказал Сорак, жестом показывая ей оставаться на месте.

— И разрешить тебе остаться одному против их всех, — сказала она, хотя как раз сейчас ей совсем не хотелось подходить к ним.

— Это не я буду против них, а Скрич, — сказал Сорак. — И если окажется, что Скрич не в состоянии справиться с ними, помни, что я могу бежать намного быстрее тебя.

— С этим я не спорю, — сказала Риана. — Но если они окажутся достаточно близко, у тебя может не оказаться времени для бегства.

— Вот почему я собираюсь держаться подальше от них, пока мы не узнаем, отвечают ли они Скричу. Племя очень сильно, но не слишком любит спасаться бегством, даже если необходимо. Если мы разделимся, опиши широкий круг и иди на восток. Путешественник легко найдет тебя по следам.

Он пошел к стаду ровным шагом, плащ за его плечами раздувался под порывами ветра пустыни.

— Удачи! — сказала она ему вслед. — Будь осторожен!

Пока он шел к стаду, канки начали действовать как защищающаяся армия. Солдаты выдвинулись вперед и встали между Сораком и производителями пищи, которые в свою очередь окружили свою созревшую королеву. Они начали быстро постукивать своими жвалами, предупреждая чужака, звук при этом был такой, как будто ребенок стучит палкой по забору, только намного громче.

Сорак пошел медленее, когда подошел к ним. Риана заметила, что его осанка слегка изменилась и поняла, что Скрич вышел наружу. Она уже видела его раньше и легко распознала изменения, хотя большинство людей не заметили бы в эльфлинге никаких перемен. Движения стали чуть-чуть другие, и тело слегка изогнулось, вот и все. Но для опытного глаза Рианы, Сорак начал двигаться примерно так, как это делают животные. Его походка стала более плавной, поступь легче, все тело стало изгибаться при ходьбе, он скорее не шел, а крался. В его движениях появилось что-то кошачье, а потом его осанка изменилась и сильно изменилась.

Когда Скрич приблизился к канкам-солдатам, он стал двигаться рывками и толчками, согнулся, держа локти далеко от боков, руки вытянулись вперед, он почти уперся ими в землю. Он стал размахивать руками вверх и вниз, оставаясь в этой странной, очень неудобной позе, и Риана несколько секунд глядела на него, совершенно озадаченная тем, что он делает. Было такое ощущение, что он выполняет фигуры странного ритуального танца. Как если бы он пытался имитировать походку паука или, скорее… и тут она сообразила. Скрич имитировал поведение канака. Она слышала смешные звуки, выходившие из его горла, и осознала, что он пытается повторить, насколько ему позволяет анатомия эльфлинга, звуки, издаваемые жвалами канка.

Канки-солдаты, до этого быстро бежавшие к нему, внезапно остановились, заколебавшись. Скрич тоже остановился. Риана видела, как большие головы солдат озадаченно заходили вперед и назад. Она задержала дыхание, глядя на их крайнее изумление.

Канки были смущены так как им повстречалось что-то, что не было канком, но двигалось как канк. Звуки, исходившие изо рта этого странного сущестав не были теми звуками, которые они издавали сами, но очень похожи, и к тому же это был не быстрый сигнал вызова, а спокойный знак узнавания.

Риана увидела, как несколько канков-солдат резко бросились вперед, потом остановились и попятились. Скрич остался там, где он и был. Она смотрела, как он поднимает и опускает ноги, вверх и вниз, вверх и вниз, повторяя одни и те же движения в странном, рваном ритме, как будто танцуя танец с притопываниями и прихлопываниями, его руки и ноги одновременно дергались и подрагивали. Она вообще не понимала, что он делает, но это выглядело прелестно и удивительно. Потом, пока она смотрела в полном обалдении, несколько канков-солдат начали делать похожие движения, двигая своими многосуставчатыми ногами последовательно вверх и вниз, как если бы они бежали на месте. На этот раз они имитировали Скрича.

Один из них сделал серию смешных притоптываний, и остановился. Затем Скрич сделал свою серия притоптываний, немного других, и остановился. Затем несколько канков по очереди повторили этот забавный танец, и каждый раз Скрич повторял их движения, добавляя свои па.

Пока она смотрела, полностью захваченная этой пантомимой, Риана внезапно поняла, что они делают. Да они попросту разговаривают колебаниями, создаваемыми ударами их ног по земле. Она припомнила, как выращенные пастухами канки делали похожие движения на звериных рынках в Тире, и тогда она решила, что животные просто устали стоять без движения в своих тесных загонах, но теперь она поняла, что они разговаривали друг с другом. Скрич и канки-солдаты вели переговоры!

Пока она смотрела, агрессивность канков-солдат куда-то исчезла. Исчезли быстрые, грохочущие удары жвал, которыми они обменивались между собой, некоторые из них отвернулись от Скича и отправились обратно к производителям пищи и созревшей королеве. Те же, которые остались, отвернулись от Скрича, уставились друг на друга и начали свой танец с притоптываниями. Они говорят между собой, с восхищением поняла Риана.

Она не была уверена, что другие люди видели раньше такой способ общения между животными. Канков можно было контролировать псионически, и выращенных пастухами канков можно было натренировать так, чтобы они понимали команды, но никто и никогда не разговаривал с ними.

Спустя какое-то время несколько солдат, которые вернулись к созревшей королеве, привели одного из производителей пищи. Риана могла отличить его даже на расстоянии, потому что он был немного больше солдат, с более широким и округлым брюшком. Опять повторилась пантомима с притоптыванями, а потом Скрич повернулся и пошел по направлению к ней. Производитель пищи пошел за ним, подобно домашнему животному, которое покорно идет за хозяином, а остальные канки вернулись к своей королеве. Риана никогда не видела ничего, похожего на это. Она видела раньше, как Скрич общается с животными, но не с канками или похожих на них существами. Пока Скрич шел к ней, его походка слегка изменилась, и уже Сорак подошел к ней, улыбаясь во весь рот, канк-производитель пищи следовал за ним по пятам.

— Твой жеребец ждет, моя леди, — сказал он с лукавым поклоном.

— Если бы я не видела всю эту сцену своими глазами, я бы никогда не поверила в нее, — ответила она, изумленно покачивая головой. — Что Скрич…сказал им?

— А, это, — сказал Сорак, — он более или менее объяснил им, что у него с собой юная созревшая королева, но нет производителей пищи, чтобы заботиться о ней. Канки не общаются тем же способом, как мы это делаем, но, в сущности, это было то, что обсуждалось.

— И они просто отдали ему одного из производителей пищи? — спросила потрясенная Риана.

— Ну, «отдали» не совсем правильное слово, — сказал он. — Канки-солдаты обязаны защищать созревшую королеву, это инстинкт. И точно так же производители пищи обязаны заботиться о них. Они решили, что Скрич их товарищ, канк-солдат, хотя и немного странный, будь уверена, и хотя их основной рефлекс требует от них защищать свою собственную королеву, мысль о том, что есть другая королева, у которой есть только один канк-солдат и совсем нет производителей пищи, показалась им неправильной. В колонии с двумя королевами солдаты и производители пищи делятся таким образом, чтобы обе королевы получали нужные им заботу и защиту, и когда юная королева начинает взрослеть, колония делится, как это и произошло, и некоторые из них отправились с юной королевой строить новый улей. На ситуацию, которую нарисовал им Скрич, они могли отреагировать только одним единственным образом, их защитный инстинкт не дал им поступить иначе. Но в то же самое время, так как их стадо очень маленькое, тот же инстинкт требовал, чтобы все солдаты остались с королевой. У второй королевы, то есть у тебя, уже есть один солдат, то есть Скрич, но нет производителей пищи, вот так один производитель пищи и пришел к нам, чтобы помочь начать строить наш собственный улей.

20
{"b":"12207","o":1}