ЛитМир - Электронная Библиотека

— А вы не боитесь того, что Король-Тень сделает, когда он узнает о вашем участии в этом деле? — спросил Сорак.

Энке просто пожал плечами. — Я не совершил никакого преступления, — сказал он. — На самом деле у меня даже не было выбора. Дом Энке едва ли в состоянии отказать в просьбе одной из королев. Вот отказ действительно был бы страшным оскорблением Королевского Дома Нибеная. Насколько я знаю, я просто действую в соответствии с желаниями Короля-Тени, переданных мне его самой юной женой.

— Вы прекрасно знаете, что это не так! — возразила Коринна.

— О, действительно ли я знаю это, Ваше Высочество? — спросил Энке. — Мои представители в Нибенае получили это поручение, причем их уверили, и привели доказательства, что оно исходит от вашей матушки, королевы-консорта. Им сказали, что вас необходимо в полной безопасности доставить в Галг с этом караваном, и обеспечить вам место первого класса. Виконт Ториан сам вызвался сопровождать вас, учитывая долголетние связи между его семьей и нашим торговым домом. Лично я встретил вас первый раз в своей жизни.

— Но вы знаете ситуацию, потому что я объяснила ее вам, — возразила принцесса.

— Вы сказали мне, что вы сами поклялись стать сохранителем и что в результате вас выслали из вашего собственного королевства. Едва ли в такой ситуации меня можно обвинять в том, что я уверен, что это желание вашего отца.

— Как я уже говорила, Лорд Энке слишком хорошо знает лабиринты дипломатии, — сказала Коранна. — Особенно когда дело идет о его собственном доходе. Я уверена, что моя мать хорошо заплатила Дому Энке.

— Действительно хорошо, — сказал Виконт Ториан. — И я не понимаю причин вашего упрямства, Ваше Высочество. Без сомнения, ваша мать опасается того, что может сделать Король-Тень, когда узнает о вашем предательстве, и того, как он воспримет его. Первый инстинкт матери — защитить ребенка. Едва ли она хочет, чтобы вас наказали или даже сделали еще чего-нибудь, похуже.

— И поэтому она приказала выбросить меня на все четыре стороны, — горько сказала Коранна.

— При всем моем уважении, Ваше Высочество, — ответил Ториан, — вы сделали эти сами, когда впервые связались с Союзом Масок. В Нибенае, как и в Галге, это преступление, караемое смертью. Вы сами сунули голову в петлю. Вы должны быть благодарны вашей матушке, которая спасла вашу жизнь. Или вы думаете, что ваш отец просто бы закрыл глаза на такие действия со стороны своей дочери? У Короля-Тени больше детей от его многочисленных консортов, чем в моей собственной семье слуг. Я очень сомневаюсь, что потеря одной заблудшей дочки, ставшей причиной такого конфуза в семье, хоть чуть-чуть озаботит его.

Риана потрясенно слушала этот разговор. Сорак сидел молчаливый, выслушивая все эти откровения в своей обычной бесстрастной манере. Без сомнения, он разрешил Страж проверить мысли Энке, Ториана и Коранны, и он знал, говорят ли они правду. Но то, что по настоящему поразило ее саму, было безразличие Энке ко всему этому деле. Его даже на секунду не заинтересовал спор, который шел перед ним. Но опять, подумала она, а почему его должно это волновать? Его позиция абсолютно безопасна. Дом принял поручение от королевы-консорта. Точка. Отказать — означало нанести серьезное оскорбление. До этого момента он безусловно прав. Он, или Ториан, или его представители, у них всех не было выбора. И если им его положение кажется двусмысленным, то ли тюремщик, то ли проводник, то ему самому глубоко наплевать на то, что они думают о нем. Они оба сохранители, и знали, какая судьба грозит им, окажись они в руках короля-осквернителя.

— Ну почему мы должны говорить о таких печальных предметах? — спросил Энке. — Наши гости наверно уже соскучились. Вперед, перед нами замечательный обед, и вино из лучших виноградников Атхаса. Давайте немного порадуемся жизни.

— Действительно, — согласился Ториан. — Он повернулся к Сораку. — Ведь это ты разоблачил заговор мародеров, собиравшихся пощипать караван из Тира. Я бы очень хотел узнать детали этого дела.

— Да, тут нечего рассказывать, — ответил Сорак. — Можно сказать, что я наткнулся на этот заговор и рассказал о нем Собранию Советников Тира.

— Определенно там было что-то намного более интересное, — сказал Ториан. Он взглянул на Риану. — Подозреваю, монахиня, что ваш приятель слишком скромен.

— Он вообще не любит слишком много говорить, — ответила Риана.

— Замечательная черта характера, — ответил Ториан. — Хотя это приводит к слегка односторонней беседе, особенно во время обеда. А что с вами? Куда вас влечет ваше паломничество?

Риана слегка заколебалась и взглянула на принцессу, которая впала в сердитое молчание. — Нибенай, — сказала она.

На этот раз Коранна резко взглянула на нее, но потом опять уставилась в пол.

— В самом деле? Это очень долгий путь, — ответил Ториан. Жаль, что мы не сможем сопровождать вас. Караван идет в Урик.

— Так нам и сказал Лорд Энке, — заметила Риана.

— Но мы благодарны вам за гостепреимство. Утром мы продолжим наш путь.

— Нибенай относится к сохранителям совсем не так, как Дом Энке, — сказал Ториан.

— Совершенно верно, — согласился Лорд Энке, — но монахини-виличчи не занимаются магией, и, хотя их орден и предан Пути Друида, они вне политики. Так что можно сказать, миледи, что хотя там вам вряд ли обрадуются, но особенно приставать не будут.

Риана, естественно, не сказала ему что она не совсем странствует, по меньшей мере не в том смысле, в каком он думает, что они ищут Мудреца, так что можно сказать, что этот поиск еще как «политический».

— Меня очень удивляет, что вы выбрали северный путь, через горы, — тем временем продолжал Ториан. — Южная дорога, через Алтарук и Галг, намного короче.

— Но путь через Каменные Пустоши и через Горы Барьера еще короче, — сказала она.

Энке и Ториан невольно сели прямо и с изумлением уставились на нее. — Вы собираетесь пересечь Пустоши? — спросил Энке. — При всем моем уважении к вам, миледи, это…в высшей степени неумно.

— Это хуже, чем неумно, — сказал Ториан. — Это абсолютное безумие.

— Мой юный друг имеет в виду… — начал было Энке, собираясь смягчить замечение Ториана, но тот прервал его.

— Я сказал именно то, что имел в виду, — резко заявил он и взглянул на Сорака. — Если вы собираетесь взять монахиню и пересечь вместе с ней пустоши, вы обрекаете ее на смерть. Еще ни один человек, который пытался пересечь пустоши, не дожил до того, чтобы рассказать об этом.

— Но я не обычный человек, милорд, — сказала Риана. — И не мог друг. Я — виличчи, а он — эльфлинг.

— Речь идет не о ваших физических возможностях, миледи, — сказал Лорд Энке. — Хорошо известно, что монахини-виличчи с детства тренируются и в состоянии справиться с любым препятствием, и Сорак, без сомнения, обладает невероятной силой и выносливостью. Но посмотрите на территорию, которую вы собираетесь пересечь. Нет более неровной, опасной и суровой поверхности на всем Атхасе, чем Каменные Пустоши. Там вы не найдете еды ни для себя, ни для вашего канка. Там нет воды. Земля весьма камениста и по ней трудно идти. Там невозможно идти быстро. Днем солнце так нагревает камни пустоши, что они будут обжигать вам ноги через любые сапоги. А что уж говорить о хищниках, которые ждут вас там.

— И даже если, каким-то чудом, вы все-таки выживите и пересечете пустоши, вам надо будет еще пересечь горы, чтобы попасть в Нибенай, — добавил Ториан. — И примите совет от того, кто путешествовал в этих горах — это очень нелегкое путешествие. И очень опасное. Конечно, если вы попытатетесь пересечь пустоши, вам нечего беспокоиться о том, как бы безопасно пересечь горы. Вы никогда не достигните их.

— Он прав, — сказал Энке. — На карте, да, путь может показаться короче, но карта никогда не расскажет вам настоящей правды. Я призываю вас, в самых сильных выражениях, еще раз подумать об этом.

Риана собиралась было ответить, но Сорак ее опередил. — Я не сомневаюсь, что вы и милорд Ториан значительно лучше нас знакомы с этой местностью, и мы благодарны вам за ваше предупреждение. А какую дорогу вы посоветовали бы нам?

26
{"b":"12207","o":1}