ЛитМир - Электронная Библиотека

Ториан никогда не слышал ни о ком, кто прошел бы через Каменные Пустоши и остался в живых. Из всех рас Атхаса, эльфы и халфлинги были самые выносливые. Возможно, что эльфлинг мог решиться на такой путь и мог, нарушая все законы природы, выжить. Даже виличчи могла, хотя уже только с помощью эльфлинга. Виличчи получали суровую подготовку, позволявшую им выживать там, где другие умирали в считанные часы. Но у Ториана не было никаких иллюзий в отношении возможности Коранны пережить такое путешествие. Эта глупышка должна была умереть в пустошах, даже если ее не съедят разные кошмарные твари, которые бродят там.

Кроме того, Коранна должна их здорово замедлить. Совершенно невозможно представить, что она в состоянии идти пешком. Она должна ехать. Возможно вместе с монахиней. Несмотря на вся свою подготовку, монахини-виличчи оставались людьми, а человек не в состоянии идти столько дней под обжигающим солнцем по Каменным Пустошам, это за пределами любых человеческих возможностей. В результате канку придется нести двоих седоков, если эльфлинг выберет идти пешком. А их канк, между прочим, производитель пищи, а не солдат. Он в любом случае медленнее их животных.

Они безусловно опережают его, но на сколько? Пять часов, а может быть шесть? Определенно не больше, чем шесть. Их можно догнать. Когда-нибудь, где-нибудь им придется останавливаться и отдыхать. Когда Ториан еще раз внимательно оглядел землю перед собой, он увидел, хотя и редкие, следы канка. Вот здесь несколько камней вывернуты из земли, причем недавно, а на этом камне остались отметины когтей канка. Он был очень благодарен своему отцу, который настаивал на том, чтобы он получил соответствующую подготовку, а не вырос избалованным аристократом, неспособным отличить канка от крадлу. Его отец считал, что суровые тренировки воина закалят его характер, сделают из него мужчину. Отец был прав. Менее решительный человек никогда не пошел бы на такой риск, преследовать свою жертву в пустошах. Без сомнения именно на это рассчитывал эльфлинг. Хорошо, подумал Ториан, тогда его ожидает очень неприятный сюрприз.

* * *

Когда солнце начало опускаться за горизонт, Сорак объявил короткий привал. Надо было покормить канка, да и поесть самим. Риана выглядела истощенной, а Коранна еще хуже. Он помог им обоим спуститься со спины гигантского насекомого, и они без сил опустились на землю, прислонившись спиной к огромному валуну. Он передал им мех с водой, предупредил, чтобы они пили осторожно, и проследил, чтобы они пили небольшими глотками, а не старались выпить весь мех за раз.

— Хорошо, теперь по меньшей мере будет не так жарко, — сказала Риана со слабой улыбкой.

Сорак отрезал ножом один из наростов с медом на животе канка и принес его им. Кончиком ножа он прорезал мембрану и дал природный сосуд с медом Коранне. Она выдавила из него немного, потом передала Риане и опять оперлась спиной об валун, ее глаза были закрыты. Сорак чуть ли не ненавидел себя, но он должен сказать им, и было невозможно все время откладывать неприятные новости.

— По меньшей мере будет намного холоднее во время ночного пути, — сказал он.

Коранна открыла глаза. — Мы идем дальше? Ты имеешь в виду, что мы не останемся здесь на ночь?

— Мы остановились здесь только на небольшой отдых, — ответил Сорак. — Чем быстрее мы возобновим наш путь, тем скорее достигнем гор.

— То есть ты считаешь, что за нами идет погоня, — ровным голосом сказала Риана.

Сорак кивнул. — Да. И я считаю, что Ториан будет гнать наемников всю ночь, стараясь схватить нас. Мы не можем потерять тот запас времени, который имеем.

— Но ты же не знаешь точно, преследует нас Ториан или нет, — запротестовала Коранна.

— Нет, не знаю, — согласился Сорак. — Но мы должны исходить из худшего. В любом случае путешествие ночью будет намного легче, нет этой обжигающей жары.

— И намного опаснее, — сказала Риана.

— Возможно, — сказал Сорак, — но разбить здесь лагерь ничуть не менее опасно. Нам нечем развести костер. Ночные хищники могут напасть на нас так же легко, как и во время движения.

— Я разве ты сам не устал? — удивленно спросила его Коранна. — Да, мы страдаем от жары, но по меньшей мере мы едем, а ты идешь, идешь без остановки весь день.

— Я эльфлинг, — ответил Сорак, садясь на каменистую землю перед ними и с удовольствием вытягивая ноги. — Я устаю далеко не так быстро, как люди. Тем не менее, я тоже почувствовал на себе наш дневной путь. Хорошо посидеть, даже немного.

Хотя он мог отдохнуть, пока Путешественник или кто-нибудь другой были наверху, они управляли одним и тем же телом. И даже это тело эльфлинга, хотя и в великолепном состоянии, не обладало бесконечным запасом энергии.

— Как ты думаешь, сколько дней нам еще придется ехать по этой раскаленной пустыне? — спросила Коранна.

Сорак пожал плечами. — Не знаю. В пустыне трудно оценивать расстояние. Если мы будем двигаться с хорошей скоростью, дня три-четыре. Но может быть и неделя, или даже больше. Горы, хотя я и могу их видеть, находятся очень далеко и мне трудно оценить расстояние до них.

Риан быстро посчитала в уме. — Если нам осталось больше, чем четыре дня пути, у нас кончится вода, — спокойно сказала она.

— У нас есть мед канка, — ответил Сорак. — Мы можем добавлять его в воду, это продлит наши запасы.

— Мед канка слишком сладок, — заметила Риана. — После него хочется пить еще больше.

— Нет, если добавлять по чуть-чуть, — сказал Сорак.

— Даже и так, нам все равно хватит воды только на пять или шесть дней.

— Тем больше причин ехать по ночам и как можно быстрее, — сказал Сорак.

— Но у Ториана должны быть те же самые проблемы, — сказала Коранна. — Я уверена, что он повернет обратно.

— Нет, не думаю. Он относится к тому типу людей, которые, взявшись за какую-либо задачу, идут до конца, — сказал Сорак. — Он, скорее всего, взял с собой большие запасы воды, а его люди едут на канках-солдатах, которые могут бежать быстрее, чем наш производитель пищи.

— Так что же, по твоему, у него есть шанс схватить нас? — спросила Риана.

— Это зависит от того, когда он начал преследовать нас и нашел ли он наш путь. А это, естественно, зависит от мастерства его следопытов.

— Ториан сам по себе искусный следопыт, — сказала Коранна. — Он часто хвастался этим. Его отец воспитал его как воина. Он утверждал, что его учили самые лучшие бойцы Галга. Как-то раз я видела его утреннюю тренировку. Почти без усилий он одолел самого лучшего мечника Лорда Энке.

— Очень ободряющие новости, — насмешливо заметила Риана.

— Это все моя вина, — сказала Коранна. — Если бы я не пошла с вами, вам не нужно было бы идти этим путем и бояться преследования.

— Мы пошли бы этим путем независимо ни от чего, — сказал Сорак. — И это путешествие будет ничуть не легче, преследует тебя кто-нибудь или нет.

— Но почему? — спросила Коранна. — Ведь вы могли пойти по южной дороге, без меня, и без проблем проехали бы весь путь.

— Нет, — ответил Сорак, — мы были обязаны пойти этим путем.

— Обязаны пойти? — не понимая повторила Коранна. — Но почему? По какой причине?

— Этот путь нам указало заклинание, — сказал Сорак. — Заклинание, которое освободилось из сгоревшего свитка, который мы получили от Союза Масок Тира.

— Вы сожгли свиток? — сказала Коранна, внезапно садясь прямо и наклоняясь вперед. — А не сказали ли вам точно время и место, где вы должны сжечь его?

Сорак нахмурился. — Да. Но откуда ты это знаешь?

— Потому что так и только так Союз Масок общается с Мудрецом, — взволнованно сказала Коранна. — Я сама никогда не видела такой свиток, но я слышала, что эти свитки открывают свою магию только немногим, да и то только в таком случае, если их сжечь в определенном месте в определенное время. И знание об этом может придти во сне или в образах, полученных через магический кристалл. Но говорят, что только засекреченные руководители Союза когда-нибудь видели эти свитки. Я даже не знала, верить ли всем этим рассказам, до сегодняшнего дня. Почему вы не сказали мне, что вы члены Союза Масок? Или вы не доверяете дочери короля-осквернителя?

33
{"b":"12207","o":1}